Приморские туристы полюбили пляжи острова Хайнань

Однако, первооткрывателями жемчужин китайского пляжного туризма стали нефтяники Сахалина.

Приморские туристы полюбили отдых на пляжах острова Хайнань, добраться до которых из Владивостока можно примерно за 12 часов с одной пересадкой в Харбине. Если воспользоваться услугами компании «Южно-Китайские аваилинии», то путешествие может стать вполне «бюджетным» — летом прошлого года такой перелет обошелся туристам из Владивостока примерно в 18 тысяч рублей, сообщает корреспондент РИА PrimaMedia. Однако мало кто знает, что первооткрывателями жемчужин китайского пляжного туризма стали нефтяники Сахалина. Об этом рассказывает журнал «Вестник Китая».

Восточные Гавайи – так несколько высокопарно называют Хайнань почти все туристические сайты и справочники. Будто под копирку там изложены краткие сведения «когда родился, с кем прижился». Да – жемчужина Южно-Китайского моря, да – единственный в КНР тропический курорт круглый год. Но мало кто знает, что давным-давно Хайнань называли «воротами в ад», потому как долгое время он был суровой ссылкой для чиновников. И мало кто ведает, что в начале XX века эти «Гавайи» стали опытной плантацией сталинских аграриев, а в конце XX века чуть не превратились в профсоюзную здравницу сахалинских моряков, что косвенно зародило здесь международный туризм. Россияне первые наладили сюда маршруты. Россия «виновна» в нынешнем процветании чудо-острова, ставшего фабрикой по извлечению прибыли из климатических условий и мифов.

После того как Советский Союз раздавил фашизм Германии, Красная армия отправилась на Дальний Восток разбираться с Японией. За жертвенное лето 1945-го задача была решена. СССР стал главным победителем во Второй мировой, а Китай – снова свободным от японских оккупантов.

Следующие восемь лет два государства будут активно дружить: вместе петь «Катюшу» и развивать экономику молодой страны, которая вскоре (1949) станет Китайской Народной Республикой. Все чаще на стенах появляются портреты: товарищ Мао вместе с товарищем Сталиным. Никто из них тогда не употреблял еще слов «валюта» и «биржа». Важен и нужен был лишь один, общий курс – партийно-идеологический.

В те годы интернациональная дружба благодаря экономической политике растеклась и до Хайнаня. На 70-летие Сталина, поездом проехав Страну Советов, Мао Цзэдун привез в Москву, помимо прочего, южнокитайские фрукты, чем очень порадовал хозяина. Последний сильно заинтересовался хайнаньским плодородием. Возникли договоренность и решение: кремлевским ананасовым плантациям и заводу по консервированию в китайских тропиках – быть. И полетели советские инженеры и агрономы в Китай, и провели первые работы… Но дальше – не сложилось. Причины туманны. Архивные факты остаются под грифом «секретно».

На Хайнань русскоязычный человек потом вернется уже почти через полвека, когда Китай объявит о «политике открытости», а его огромный сосед станет новым государством. С новыми же доходами свежеиспеченные россияне потянутся на заграничные юга. Параллельно по советской инерции останутся еще сильны профсоюзы. Благодаря одному из них возникло решение построить на Хайнане гостиницу и развить базу отдыха для дальневосточных, а в частности – сахалинских моряков. Открылось совместное предприятие, началась стройка, но и здесь не сложилось. Финансовые проблемы довели проект до банкротства. Да так, что некоторые российские сотрудники остались даже без денег на обратный билет. Пострадавшим оказался и один из кураторов того неудачного проекта – бывший московский гид, переводчик Андрей Иванов. Вместе с ним из Первопрестольной, оставив бизнес, перебралась и его жена-китаянка. Пока ученый муж возился с глобальностью, она решала локальные задачи: в 1996-м открыла магазин «Сельпо у Дуни» (ныне – супермаркет «Мир»). Первая «русскоязычная» торговая точка на Хайнане для первых осторожных «дикарей» – туристов из славянской Европы. Когда Иванов остался без работы, магазинчик буквально спас, удержав семью на плаву.

«Поскольку ранее работал в туротрасли, и были уже налажены связи в китайском направлении, я решил открыть турфирму», – рассказывает пионер хайнаньского туризма Андрей Иванов. Офис, вспоминает он, разместился прямо в магазине жены. «В чайной зоне свили эдакое “гнездо” первого турбизнеса. Стали формировать маршруты, турпакеты… искать “изюминку”. Акцент сделали на местных народностях ли и мяо. Чуть позже включили в экскурсионные объекты буддийский центр “Наньшань” – он как раз только открылся. Появились первые тургруппы. В месяц – где-то 50 человек».

Через пятилетку бурного развития туристической отрасли Хайнань будет принимать ежемесячно уже тысячи и тысячи интуристов,. самих же китайцев – в десятки раз больше. Увидев, как хорошо пошли дела на их тропическом острове у человека с типичной русской фамилией Иванов, китайские туроператоры быстро переориентировались на юг, все успешнее продавая свои Сочи как на внутреннем рынке, так и на международном.

Сюда потянулись и новые русские, в момент озолотившиеся на волне бурных 90-х, и новые китайцы, экспрессом богатеющие уже в новом тысячелетии. Популярность хайнаньских Гавайев росла столь стремительно, что опережала развитие инфраструктуры и даже свой имидж... Что делать с островом, который вдруг стал курортом?! Обернуться назад...

«Хайнаню можно хвастаться только природой и племенами. Остальное – легенды. Мифы вытаскивались из архивов и оживлялись ради бизнеса», — рассказывает Андрей Иванов.

Легенда. Во времена своих странствий на южном хайнаньском побережье побывал мифический царь обезьян Сунь Укун. Он дал тому месту название, которое означает «Край неба, предел моря». На песчаном пляже разбросаны крупные и мелкие камни. На самом большом из них в 1733 году красными иероглифами и было написано то название. Теперь сюда ежедневно подъезжают автобусы, средь тех камней людей водят.

Через несколько бухт от того места высится сопка. На ней статуя: олень и охотник – символ довольно юного города с благозвучным названием Санья, памятник еще одной легенде. Парнокопытное, повернувшее голову, – как наша царевна-лягушка. Та же история драматичной любви с превращением. А значит, снова миф, интрига, образ, эмблема, сувенирная продукция, снова билетная парковая зона, а также смотровая площадка. Оттуда, кстати, можно увидеть на горизонте, у побережья огромную, редкостную по высоте статую буддийской богини Гуанин. Вокруг нее также мифы, предания и… внушительный парк. Снова гид бежит к билетному ларьку, предлагая очередной группе, шестой за день, экскурсию.

В нескольких часах езды с юга в центр острова располагается стилизованная этнографическая деревня вышеупомянутых племен мяо и ли. Между прочим десятки веков назад они пришли на остров с континента, изгнав древние полинезийские народности.

А севернее, близ хайнаньской столицы – города Хайкоу – находится еще более древний потухший вулканчик. Туристам предлагают спуститься прямо в жерло. Потом можно послушать музыкантов, выпить вина. И пусть объекты несколько надуманны, но зато необычны. От посетителей отбоя нет, а значит, покупаем – продаем.

Как и на все морские курорты, люди едут на Хайнань ради климата-природы, экскурсий, совершая при этом покупки-подарки себе и близким. Основная статья дохода после гостиничного бизнеса здесь – жемчуг и, в какой-то мере, шелк. Их искусно подделывают, вводя в заблуждение даже специалистов, что позволяет ловко спекулировать ценой. Тем более, за оригинал.

«В первый же день на Хайнане я потратила $2000 из $5000: сделала массаж ног за 500 юаней, набрала зеленого чая на 2 000, купила шелковый халат за 1500. Только перед отъездом поняла – насколько можно было дешевле», – рассказывает туристка из Владивостока Екатерина Жуланова.

Не зная местных тарифов и не доверяя посредникам, турист (зачастую, русскоязычный) порой так поддается грамотным уговорам продавца, что отдает внушительные суммы, будучи уверенным, что купил подешевле и со скидкой. На самом деле, стоимость была изначально завышена многократно, чтобы потом можно было красиво изобразить уступчивость. "Вот спрашиваешь даже по-китайски “Сколько это стоит? ” – продавец уходит в другой конец магазина, достает калькулятор, чтобы нарисовать цену, умножив выдуманное число на 0,85, как бы показывая свою щедрость и давая тебе скидку в 15%! Обалдеть! Футболка всего за 400 юаней! Дайте две! ", – делится впечатлениями Анастасия Веретенникова, прилетевшая из Красноярска.

Эта схема наблюдается повсеместно в китайской торговле (не только курортной): от продажи кокоса до недвижимости. В стране, где редко встретишь официальный ценник, замечательно живет торг с выдумкой, что никогда не будет на руку приезжим. Жизненная позиция китайского купца: зачем продавать дешевле, если можно дороже?! Тем более, если твой бизнес завязан на тургруппах, которые к тебе постоянно приводят дружественные фирмы и которым «отстегиваешь» за содействие.

Турист из Москвы – Владимир Пронин перед возвращением домой высказывал нелестное мение о местных нравах: «Гиды и их “фабрики” – жуткий развод на деньги. В глазах большинства – именно жажда денег через “откаты”, проценты… И лживое подобострастие при виде толстосумов…»

Гиды и не скрывают, что живут на проценты. «Есть фиксированная зарплата, есть бонусы или просто чаевые. А есть та самая система “откатов”, когда туркомпания приводит свои группы именно в этот нужный ресторан, именно на эту нужную экскурсию. За это поступают отчисления договоренности. Это вариант сотрудничества. Без всякого обмана», – рассказывает Борис, тургид с трехлетним стажем. Его коллега Андрей, пожелавший также не раскрывать фамилию, более резок: «Если грубо сказать, то, конечно, турист для нас – это некая “дойная корова”. Но коли по-другому посмотреть, это проза целой индустрии. Романтика остается самим туристам на пляже или на вечерней террасе. Есть спрос, есть предложение. Старо, как мир».

Мир сверхдоходов на Хайнане только набирает силу. Но темпы так же стремительны, как и у горячей экономики Китая в целом. Всего за пять лет рыбацкий городок Санья, не без капитала российских туристов, стал внушительным высотным городом, растущим, двигая природу как вглубь острова, так и по бухтам. Если военные и космические базы не окажут чрезмерного влияния, то, возможно, эта местность станет вторым Лас-Вегасом или Макао. Впрочем, в интервью «Вестнику» начальник отдела маркетинга городского Управления туризма Тан Сысянь сказал, что, скорее всего, строящийся здесь космодром после запуска будет только способствовать туризму как еще одна достопримечательность. Но только вот велика вероятность, что для экологии, для самобытности это уже будет остров невезения. Тут мы припомним снова и сталинские ананасы, и сахалинскую здравницу.

Справка РИА PrimaMedia: 

Решение Советского правительства, февраль 1950 г.
Отказаться в пользу Китая от предприятий, которые принадлежат Советскому Союзу по праву победителя Японии; о предоставлении Китаю беспроцентного двухмиллиардного займа, а также о направлении в Китай столько советских специалистов, сколько необходимо для того, чтобы в кратчайшие сроки восстановить экономику Китая и индустриализировать эту страну.

Госархив СССР

За 2008 г. Хайнань принял около 731 000 иностранных и более 19,6 млн китайских туристов. Доходы от туризма превысили 19,2 млрд юаней, что на 9,1% больше аналогичного показателя прошлого года.

В 1988 г. чистые доходы на душу населения провинции составили 1082 юаня. В 2008 г. этот показатель превысил 12 600 юаней. Таким образом, уровень жизни населения провинции Хайнань улучшился почти в 12 раз.

К 2013 г. провинция Хайнань рассчитывает принять около 15 млн гостей, а ожидаемый доход должен превысить $4,4 млрд в год.

00:22, 07.03.2010 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Зарубежье → Приморские туристы полюбили пляжи острова Хайнань

important source 10.03.2020, 00:02

I just want to say I'm all new to weblog and actually liked your page. Almost certainly I’m want to bookmark your blog . You absolutely have fabulous article content. Cheers for sharing your web site.

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2019 г. Редакция: mail@vestiregion.ru.
При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Размещение рекламы на сайте.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100