Расставание с «бойфрендом» едва не стоило жизни молодой женщине и её новому мужу

Прошлым летом во Владивостоке без особой огласки был задержан очередной «заказчик» убийства: тридцатилетний Максим А., предприниматель из кругов, близких к экс-мэру Николаеву, работавший его помощником в бытность Владимира Николаева депутатом Законодательного собрания Приморья, решил расправиться со своей бывшей сожительницей, которая накануне от него ушла к другому мужчине. И нанял для этой цели «киллера» за 15 тысяч долларов.

Дело, как говорил живший на крыше Карлсон, в общем-то, житейское: жили молодые люди, совет да любовь. Правда, судя по показаниям многочисленных свидетелей, Максим А. частенько поколачивал свою возлюбленную, Дарью В., устраивал ей сцены ревности, выгонял из дому, даже нос девушке однажды сломал. Затем всякий раз извинялся, дарил ей подарки, уверял, что любит и больше никогда пальцем не тронет, но… Всё повторялось раз за разом, пока после очередного подобного конфликта Даша от Максима решила уйти окончательно и бесповоротно. И переехала жить к новому возлюбленному, с которым надеялась построить настоящую семейную жизнь. 

На память от «крутого бойфренда» у нее остался лишь подаренный им автомобиль, так называемый «дамский джип» модели «Тойота RAV-4». И эта машина, с одной стороны, послужила причиной многих последующих событий, но с другой — сыграла и позитивную роль. Возможно, чуть отсрочив расправу, которую Максим А. уготовил Дарье В. и ее новому мужчине, Игорю К.

Участь, которая по замыслу Максима А. ожидала «изменщицу», была незавидной: сперва ее планировали похитить, вывезти в глухой таежный угол, куда-нибудь за Партизанск, в Лазовский район Приморья, и там забить до полусмерти, но еще живую сунуть лицом в пылающий костер. При этом Игоря К., к которому ушла Даша, планировалось избить в его собственном загородном доме и в этом же доме сжечь его тело, устроив там пожар. Для этой цели Максим А. привлек своего знакомого, с которым ранее имел дела по бизнесу, а тот, в свою очередь, обещал найти людей, организовать наблюдение за «объектами», а в подходящий момент совершить похищение и расправу. Максим настолько кипел злобой, что даже не стеснялся вести со своим приятелем переговоры о планах на убийство прямо в присутствии малолетнего ребенка потенциального «киллера», которого тот, заботливый отец, брал с собой на одну из встреч, не предполагая даже, чем эта встреча закончится. А закончилась она осмотром места будущего преступления — загородного дома Игоря К., где проживали будущие жертвы «заказного» убийства.

К счастью, потенциальный «киллер» оказался куда более человечным, чем думал о нем «заказчик». Этот мужчина, поняв, что дело нешуточное и что если он явно откажется, то Максим А. сможет найти кого-либо другого, кто не откажется от убийства, согласился разыграть этот спектакль, смертельно опасный и для него самого. Убедившись, что его приятель настроен более чем серьезно, несостоявшийся «киллер» вышел на контакт с потенциальной жертвой, и уже вместе они обратились в милицию. Где все дальнейшие действия происходили уже под контролем оперативников из ОРЧ-4 УУР УВД края, так называемого «отдела по резонансным»: все встречи и контакты «заказчика» с «киллером» фиксировались, разговоры записывались, перемещения Максима А. контролировались — на всякий случай, вдруг станет искать и найдет «дублера»?

Пока «киллер» тянул время, ссылаясь на необходимость провести «разведку местности», отладить наблюдение за «объектами», выяснить их графики и маршруты передвижения, а также провести прочие «подготовительные мероприятия», ревнивый «заказчик» исходил ненавистью. Но одним из сдерживающих его факторов послужила та самая автомашина, «Тойота RAV-4»: Максим А., оказывается, подал заявление в милицию, в котором обвинял свою бывшую подругу в хищении его вещей, и автомобиля в частности. Ведь хотя машина и была изначально оформлена на Дашу и фигурировала как подарок ей, но после разлуки «щедрый даритель» вдруг передумал — обвинил девушку в краже, а затем вынудил ее подписать договор купли-продажи машины ему. То есть вел себя, как обычный «жлоб» из часто встречающихся карикатурных типажей сериалов про «ментов» и бандитов… И лишь тот факт, что милиция еще работала по его заявлению, сдерживал Максима А. в его жажде зверской расправы с двумя людьми, по сути, ничего плохого ему не сделавшими.

Планы убийства между тем менялись, корректировались и «шлифовались»: был озвучен вариант убийства на трассе — остановить автомобиль Даши с Игорем под видом патруля ДПС и застрелить обоих. Рассматривался вариант и расправы с обоими прямо в коттедже, который потом планировалось опять же сжечь, инсценировав пожар и несчастный случай.

Также, «между делом», обсуждался вариант «заказного» убийства и новой жертвы — уже не на личной, а на деловой почве: этой жертвой мог стать один из бывших партнеров, с которым у Максима А. имелись невразумительные денежные счеты, где трудно было понять, кто из них кому должен, сколько именно и за что. Но главной целью была всё же молодая женщина, Дарья В.: в разговорах о ее скором убийстве бывший возлюбленный Максим А. с трудом наскребал одно нормальное слово на два-три матерных. Что, впрочем, не мешало «заказчику» целенаправленно и скрупулезно расспрашивать «киллера» о ходе подготовки «акции», проведенных «мероприятиях» и результатах наблюдения за домом жертв и за ними самими. При этом «заказчик» деньги для «киллера» и его «помощников» тоже «зажимал» — выдав на «подготовительный этап» 3 тысячи долларов США, требовал результата. А когда, наконец, «киллер» доложил о «выполнении задания», то настаивал на проверке факта убийства, не отдавая обещанных денег до тех пор, пока сам не убедится в смерти своей бывшей женщины и ее нового возлюбленного…

Версия, озвученная «киллером», звучала так: джип «Тойота Ленд Круизер» Игоря К., в котором также находилась и Дарья В., был якобы перехвачен «засадой» в пригородной зоне, неподалеку от дома Игоря, где проживали потенциальные жертвы. Их обоих якобы застрелили, тела надежно спрятали (утопили в воде), джип перегнали и спрятали в гараж-отстойник, где его не разыщет милиция. Жертвы, дескать, будут числиться «без вести пропавшими», мало ли, куда могли уехать — может, «медовый месяц» решили устроить? — и никто их особо искать не станет: мол, «нет тела — нет дела» — принцип старый, давно известный! Максим же настаивал на том, чтобы своими глазами увидеть хотя бы джип — раз уж нет возможности осмотреть и ощупать тела жертв. И лишь после осмотра машины обещал отдать обещанные деньги, остальные 12 тысяч долларов…

Торговались жестко, сошлись на том, что Максим А. как «заказчик» выдает 100 тысяч рублей наличными сейчас, чтобы «киллер» смог рассчитаться со своими «подручными», а те, в свою очередь, могли скрыться и никогда не вспоминать об этой истории. После того как этот разговор был зафиксирован и передача денег состоялась, Максима А., 1980 года рождения, задержали оперативники ОРЧ-4 по обвинению в организации убийства по найму двух и более лиц — ч. 2 ст. 105 УК РФ, «через тридцатую», то есть покушение на совершение преступления из разряда особо тяжких, не доведенное до логического конца по независящим от покушавшегося причинам.

Статья УК весьма серьезная, доказательная база — более чем весомая: записи разговоров совершенно недвусмысленного содержания, показания свидетелей. Но тут расследование столкнулось со странностями, нередко встречающимися, когда дела касаются «сильных мира сего», то есть богатых и влиятельных! И в итоге в феврале родилось на свет постановление о направлении дела в суд. Не для рассмотрения по существу и вынесения приговора организатору двойного убийства, а для …применения медицинских мер принудительного характера! То есть обвиняемого в ходе следствия признали абсолютно невменяемым, который не осознавал значения своих поступков и не может отвечать за них по закону. Потому и содержится экс-помощник экс-депутата Николаева не в камере СИЗО на Партизанском проспекте, а в куда более комфортабельной отдельной палате психиатрической больницы на Шепеткова. И грозит ему не 15–20 лет колонии строгого режима, а два-три года «лечения», после которого он как «выздоровевший» легко выйдет на свободу, в обычную жизнь.

К нам с вами. К гражданам Дарье В. и Игорю К., которых не смог пока убить. К своему бывшему приятелю, несостоявшемуся «киллеру». К свидетелям, что давали показания на следствии. И как вы, читатель, думаете, какие чувства Максим А. будет испытывать ко всем вышеназванным людям? Какие действия он предпримет? Вот вам хотелось бы с ним повстречаться, иметь с ним дела? Мне — не хотелось бы. Да и многим другим — тоже вряд ли. Но нас с вами никто не спрашивает: этот в нужные моменты весьма трезвомыслящий гражданин, по выводам следствия, болен и за свои действия отвечать по закону не может! Его лечить надо — за наш с вами счет, кстати! — а потом дать ему второй шанс. Ведь его планы — насчет поджога дома, насчет лицом в костер, головой о камни и так далее — в этот раз остались нереализованными… Знаете, как от этого может быть обидно человеку?
 

Тихоокеанский Комсомолец.
Дмитрий УДЕНЕЕВ.

12:45, 01.04.2010 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Приморье → Расставание с «бойфрендом» едва не стоило жизни молодой женщине и её новому мужу

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2019 г. Редакция: mail@vestiregion.ru.
При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Размещение рекламы на сайте.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100