Кто может гарантировать, что находкинская «братва» не «поставит на уши» саммит АТЭС?

О событиях в Находке и ее ближних окрестностях в течение последнего года доводилось сообщать регулярно — очень уж насыщенная там жизнь, учитывая, что речь, в основном, о событиях околокриминальных: арестах лиц, обвиняемых в наркоторговле, контрабанде, разбоях с поджогами, покушениях и убийствах. Очевидно, что при освещении такого рода дел не обойтись без информации о действиях правоохранительных органов — милиции, прокуратуры и СКП, ФСБ и т. д. Однако в Находке «силовики» оказались, на удивление, скромными, и вопросов по их деятельности было больше, чем полученных ответов, пишет «Тихоокеанский Комсомолец»(Виктор Булавинцев).

Мы про взрывы, про пожары

Одним из резонансных дел в Находке явился поджог базы отдыха «Зеленый мыс» в ходе разбойного нападения на эту базу, совершенный в феврале 2008 года. Осуждены по этому делу двое местных жителей, работавших охранниками в разных коммерческих структурах и знакомых между собой на почве совместных занятий в спортзале. Улики, однако, были весьма сомнительными: якобы похищенный ими в момент разбоя мобильный телефон был продан магазином позднее даты самого разбоя, равно как и охотничье ружье одного из них, купленное вполне официально, в момент преступления хранилось у своего прежнего владельца. Венцом же этого дела (на мой взгляд, весьма похожего на сфабрикованное) стал рапорт сотрудницы ГУВД Находки о том, что свидетель обвинения уже после вынесения судом приговора признался в оговоре осужденных… Но! Никакой реакции на официальном уровне на эти события не последовало поныне, хотя прошло уже более полугода.

Между тем в городе гуляли слухи, находившие отражение и в анонимном обсуждении на интернет-форумах, что пожары и взрывы, случавшиеся на протяжении двух лет в разных коммерческих фирмах, можно условно разделить на две части. Одни из них не влекли за собой серьезного ущерба, зато приносили своим владельцам страховые выплаты, за счет которых поврежденное взрывами-поджогами имущество перестраивалось, становясь еще краше (и дороже!), чем до ЧП. Зато другие пожары приносили владельцам имущества уже серьезные, порой невосполнимые убытки, — но такие факты оперативно не расследовали и виновных не находили, даже при наличии очевидных улик. Как, например, при поджоге магазина ИП Валентины Беляевой, где видеокамерой был зафиксирован номер машины подозреваемых, однако, номер и машина оказались ТАКИМИ, что в милиции решили этих подозреваемых ни в чем не подозревать.

Опять же, по странному стечению обстоятельств, самыми успешными в бизнесе и самыми «везучими» при подобных ЧП оказывались представители нескольких бизнес-групп: из поселка Ливадии и из самой Находки, связанных с некогда громкими именами. Но крупно везло почти всегда бизнес-сообществу, где на равных партнерствовали бывшие офицеры госбезопасности и их родственники с бывшими участниками так называемой «банды Вэпса», каковую банду местный отдел ФСБ в свое время успешно разгромил и отправил бандитов на нары.

Экскурс в историю

В начале девяностых годов, когда на волне «разгула демократии» повсеместно в России стали сокращать сотрудников КГБ-ФСК, реформируя сами структуры, Находку, где уже развивался проект СЭЗ (свободной экономической зоны), миновала «чаша сия». В городе очень своевременно была выявлена мощная кавказская диаспора, включавшая в себя и ряд выходцев из Чечни, где Джохар Дудаев уже вовсю вел «строительство демократическо-шариатской республики». За ними, по логике офицеров госбезопасности, требовался глаз да глаз, и отдел ФСК-ФСБ по городу Находке был сохранен и даже усилен.

Это дало результат: в городе то тут, то там стали обнаруживаться незаконные арсеналы оружия и боеприпасов, правда, обычно подлинных владельцев их установить не удавалось — изымали только оружие. Затем последовала криминальная война между группировками Вэпса (Вытирайлова-Анашкина) и кланом Асламбека Хатуева, в ходе которой обе группы понесли потери, а «банда Вэпса» не только вошла в криминальную историю новой России — «воспетую» в цикле книг и фильмов НТВ наряду с «бандой Ларионовых», — но и села за решетку. Не в полном, конечно, составе, а где-то на треть от установленной операми численности, причем, лидер скрывался от следствия вплоть до окончания суда над своими подельниками. И сдался сам, но не кому попало, а в местный, находкинский, отдел ФСБ — аккурат вовремя, чтобы «догнать» тех из «своих», кого приговорили к долгим отсидкам, тогда как половину осужденных приговорили к фактически отбытым за время следствия срокам лишения свободы.

Тем временем, несмотря на полный крах проекта СЭЗ, связанных с ним банков и иных предприятий, Находка продолжала представлять интерес именно как транзитный узел. И после передела наследия СЭЗ и «первой волны» приватизации с начала двухтысячных на город накатила «вторая волна», где уже принимали активное участие как бывшие, так и действовавшие в то время «силовики». На этот же период 2002–2004 годов пришлась и та самая, труднообъяснимая с позиций обычной логики, «смычка» бывших офицеров с ранее осужденными их «крестниками», которые из-за решетки ринулись прямиком в легальный бизнес, а затем и в политику. 

Последовал новый период «передела»: «заказных» убийств и разбоев, рейдерства, политической борьбы — пока всё опять не «устаканилось» во власти и бизнесе. В том числе на маршрутах следования транзитных грузов (где пышно расцвела контрабанда в астрономических объемах), в судостроении, рыбопромышленной отрасли, в строительно-девелоперском секторе. И в откровенно нелегальных сферах: наркоторговле, организации притонов для занятий проституцией, рэкете, кражах и перепродажах машин — эти традиционные для организованной преступности сферы деятельности, в Находке оказались в совместном «ведении» бывших силовиков и бывших криминальных лидеров.

Не забытое старое

В течение двух последних лет в Находке опять неспокойно. Эксперты склонны связывать это, в первую очередь, с переделом сфер влияния на контрабандных каналах через порты Находки и Восточного — лица, подозреваемые в контроле над этими каналами, подались в бега, а такое «свято место», как водится, долго пустовать не может. Помимо того, могло и сказаться дальнейшее «расслабление» силовых структур, работающих не «на карман», а в интересах государства — в то время как бывшие и действующие «красные крыши» вовсе не расслабляются, а, наоборот, концентрируют и наращивают влияние. 

Ну и, наконец, как и повсюду по России, в Находке и окрестностях растет число освободившихся из колоний лиц, отбывших серьезные сроки за бандитизм, разбои и вымогательство с девяностых годов — и эти граждане всерьез настроены получить свою долю материальных благ, в том числе и от своих былых «коллег», давно легализовавшихся в бизнесе и политике. Так, есть основания полагать, что в Находке около года действует вполне профессиональная банда, которая наращивает силы, переходя от «пощипываний» и «покусываний» бизнесменов к более активной «грызне», имея в виду кроме традиционного бизнеса еще и намеченные в окрестностях города стройки с их потенциалом. А судя по тому, что в городе много лет не видно достижений «силовиков» в раскрытии «заказных» убийств, разбоев и похищений людей, практически нет дел в отношении рейдеров, остаются редким явлением раскрытия коррупционных дел, — то этой банде (если таковая действительно есть?) опасаться особо нечего. 

Сотрудники отделов бывшего УБОП и ФСБ чаще фигурируют не в сообщениях о раскрытии деяний оргпреступности, а в скандалах — с вымогательством, «крышеванием» и давлением на бизнес. На краевом уровне по таким фактам отмалчиваются, а вердикты местного суда говорят сами за себя: уличенный в пособничестве контрабанде таможенник получает условный «легкий испуг» при ущербе в восемьсот миллионов, а «объявленному наркодилером» мелкому коммерсанту Сади Маммадову светит до 15 лет — фактически за отказ его жены платить вымогателям…

Практика, когда родственники подследственных в Находке обоснованно жалуются на вымогательство либо прямое хищение у них денег и ценностей, — а у самих «силовиков» либо близких к ним коммерсантов потом появляются новые машины, бизнес или даже недвижимость, — стала нормой. Кадровые ротации в силовых ведомствах радикально ситуацию не меняют: «преемственность» в политике сохраняется. И такие традиции уже начинают пугать — когда целый город привыкает жить «по понятиям», о каком развитии в социально-экономической сфере может идти речь? Вряд ли руководство Приморского края мечтает о «переходящем звании» криминальной столицы Дальнего Востока (которой еще недавно обладал Комсомольск-на-Амуре, для города Находки. Но дело, похоже, идет к тому: «комсомольский общак» отправился надолго в лагеря, а в Находку возвращаются прежние «герои» со своими «понятиями» и нереализованными амбициями. Их «второе пришествие» уже знаменуется ростом преступности, а то ли еще будет, если их «смычка» с бывшими и действующими сотрудниками силовых ведомств продолжит крепнуть? Не очень удобно получится, если через год-два находкинская «братва» обнаглеет настолько, что дерзнет «поставить на уши» саммит АТЭС — с его инфраструктурой, организаторами и гостями. Но кто может сегодня гарантировать, что такого в принципе не случится?

10:45, 22.04.2010 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Владивосток → Кто может гарантировать, что находкинская «братва» не «поставит на уши» саммит АТЭС?

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2019 г. Редакция: mail@vestiregion.ru.
При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Размещение рекламы на сайте.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100