С прошлого года в Черниговском районе расследуют совершенно очевидное убийство

3 июля 2009 года трое мужчин отправились рыбачить на одну из многочисленных речек, впадающих в озеро Ханка. С рыбалки они на другой день не вернулись, со связи исчезли — перестав отвечать на телефонные звонки, хотя ранее были на связи. И тогда супруга одного из рыбаков отправила на поиски мужа своего отца, пишут «Дальневосточные Ведомости»(Дмитрий Уденеев).

Находка оказалась страшной: майор Черниговского районного военкомата Сергей Кисель, отец двоих детей, был найден в реке избитым и с ножевым ранением в области сердца. Та ночь на рыбалке стала роковой и для двоих его друзей: один был жестоко избит, а другой также получил несколько ножевых ран, но сумел сбежать от убийц, которые отвлеклись на подошедшего к месту событий Сергея. Всех ограбили: похитили документы и ключи от автомобиля, мобильные телефоны, личные документы и деньги.

Подозреваемых в разбое и убийстве долго искать не пришлось: имелись живые свидетели, способные опознать нападавших, несмотря на то, что происшествие случилось ночью. Да и подоплека конфликта была весьма красноречивой: место на речке, так называемая «подъемка», где рыбаки оборудуют домик или навес, со столом и очагом, обустраивают небольшой мосток-причал для лодок. Когда поздним вечером 3 июля мужчины приехали на эту «подъемку», она оказалась занята местными подростками. Их попросили освободить территорию, а Сергей Кисель, возглавлявший второй отдел районного военкомата и ведавший призывом, узнал среди рыбачивших парней одного из «уклонистов» и велел тому в понедельник явиться в военный комиссариат. Парни нехотя убрались, но пообещали вернуться. И слово сдержали: как показали двое выживших в ночной резне, уже за полночь к месту рыбалки подъехал легковой автомобиль-такси, в котором прибыли один взрослый мужчина и несколько парней (то ли четверо, то ли пятеро), вооруженных ножами. И всей гурьбой стали без лишних слов избивать рыбаков, сидевших у стола на «подъемке». А когда на шум драки подошел находившийся в стороне Сергей Кисель, на него набросились с криком «Мочи его! »…

Уголовных дел по данному происшествию было возбуждено целых три. Такова практика наших правоохранительных органов в погоне за «палочными» показателями: хотя всё произошло в одном месте, в одно время и с участием одних и тех же лиц, но раскрытие трех преступлений в три раза лучше, нежели одного, реально произошедшего. А дела возбудили по фактам разбоя, покушения на убийство и собственно убийства — хотя изначально у друзей Сергея Киселя даже не принимали заявления о его розыске, как без вести пропавшего, пока его тело не нашли. Когда уголовные дела всё же возбудили и началось следствие, то были установлены и взяты под стражу местные жители — отец и сын Таран, как основные подозреваемые, — а прочих вероятных участников побоища на реке, опросив, оставили на свободе. Вдова Сергея Киселя и его тесть, активно участвовавший в поисках зятя сразу после трагического происшествия, неоднократно жаловались на ход следствия, которое считали неоправданно вялым. Однако прокурор Черниговского района бодро отвечал жалобщикам, что всё под контролем: следствие работает как надо, проводит все необходимые действия (допросы, экспертизы, проверки показаний на местности и т. п.) и расследование по уголовному делу № 319635 будет завершено в срок, без всякой волокиты.

Такой ответ прокурор давал… в августе прошлого года, спустя месяц после преступления. Нынче уже близится май, уголовное дело № 319635, возбужденное 5 июля 2009-го, всё еще расследуется. И, надо полагать, без всякой волокиты. 
В то же время вдова убитого офицера Сергея Киселя осталась с младенцем и без средств к существованию — муж погиб в свой выходной, на рыбалке, о каких-либо компенсациях и материальной поддержке со стороны реформируемого военного комиссариата речь не идет. Даже более того — офицер этот незадолго до гибели был переведен в Черниговский район из Владивостока, где в отделении военкомата по Фрунзенскому и Ленинскому районам остался нерешенным вопрос с его жильем. 

С обвиняемых, как говорится, взятки гладки — как минимум до приговора суда, да и после приговора, если суд удовлетворит гражданский иск потерпевшей о компенсации ущерба, то не факт, что виновные смогут это решение исполнить и взыскание не растянется на долгие годы. При этом общественное мнение в районе, в том числе при участии оставшихся на свободе фигурантов, формируется не самое благоприятное для потерпевших, а скорее наоборот: мол, нечего было соваться на «подъемку», да еще чуть ли не в запрещенный для рыбалки сезон. По такой логике, например, жертва ДТП может быть объявлена виновной в том, что вообще вышла на улицу: сидела бы дома — и ДТП бы не случилось. Однако на такие житейские «мелочи» следствие внимания не обращает и в расчет их не принимает: мало ли у кого дети осиротели и какой иной ущерб причинен семье, потерявшей разом сына, мужа и отца, — процессуальное законодательство этого не предусматривает!

Такие вот законы и такой подход к их толкованию и практической реализации как раз и порождают в обществе негативное отношение как к закону, так и к его служителям. Если за буквой закона не просматривается защита интересов конкретного гражданина, семьи и даже малолетних детей, то кому нужны такие законы и такое их соблюдение? Не говоря уже о том, что и соблюдение-то часто оказывается формалистическим: едва ли не любому беззаконию можно подобрать «законное» объяснение, тогда как вполне обоснованные и законные права и интересы граждан отнюдь не всегда защищаются и реализовываются.

16:05, 28.04.2010 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Приморье → С прошлого года в Черниговском районе расследуют совершенно очевидное убийство

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2019 г. Редакция: mail@vestiregion.ru.
При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Размещение рекламы на сайте.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100