Посёлок Ляличи — территория «доживания»? (ФОТО)

Военные городки всегда были закрытыми для гражданских. «Победоносная» поступь армейской реформы «открывает» их. Это вовсе не значит, что родимая армия становится ближе к народу, понятнее — это значит, что армия уходит, оставляя после себя полный разор.
Поселок Ляличи не захолустный, стоит прямо на федеральной трассе, от районного центра Михайловки двадцать минут неспешной езды. Если проехать чуть вглубь (еще минут пять), упрешься прямо в военный городок бывшего гарнизона. Некогда — стратегический «объект», нынче — будто после бомбежки, но жизнь еще теплится в уцелевших домах. 

Александр Шамраев, местная «шишка» — заместитель председателя муниципального комитета Кремовского сельского поселения, подполковник запаса: 

— Я приехал сюда в 91 году, это был серьезный гарнизон, слышал о нем, еще когда служил в Германии. Здесь стояли две дивизии: одна — учебная — готовила младший командный состав (сержантов) на весь Дальневосточный военный округ. Вторая — обеспечивала мобилизационный ресурс на случай боевых действий, в строго отведенное время (пять дней) дивизия была готова к бою. Когда приехал в Ляличи, был поражен — всё «с иголочки», все дорожки заасфальтированы, чистенько, учения, стрельбы по расписанию… Свободных квартир тогда не было, полгода с семьей жил в гостинице, ждали, когда что-то освободится. Была своя швейная фабрика, куча магазинов, военторговских (промтоварный, хозяйственный, «детские игрушки»), почта, телеграф, столовая, банно-прачечный комбинат, хлебопекарня, сберкасса, аптека — в общем, всё, что нужно для нормальной жизни 12 тысяч человек (это с солдатами-срочниками), — вспоминает старожил. — В одном медсанбате численность служащих порой доходила до семисот человек, к нам со всей округи лечиться ехали, врачи высшей квалификации, были отслужившие в Афганистане. Солдат к нам везли отовсюду, всё население Ляличей, Перелётного, Кремово. А сейчас… — разводит руками местный начальник. 

Контуры былого порядка и обустройства еще просвечивают, однако разруха и запустение их пожирают, как ржа. Заколоченные окна еще вполне крепких строений медсанбата, пустые глазницы ладных с виду пятиэтажек, рухнувшие крыши вполне пригодных по стати домов… Гарнизон расформировали, из территории службы и жизни тысяч воинов Ляличи превратились в территорию «доживания». 
…Жизнь в местном детском садике теплится стараниями родителей и энтузиастов «в отставке». Если прежде приходилось по году стоять в очереди, то сейчас заполняемость групп — 70 процентов. Само здание, коммуникации значатся на балансе КЭЧ (коммунально-эксплуатационная часть), однако в последние годы с ее счетов на ремонт садика ни рубля не перепало, ремонтируют силами пап-мам да самих работников учреждения. 

Деньги не выделяются не только на еле дышащую «социалку», на коммунальные нужды средств также нет. Из одиннадцати крепких «коробок» домов две зияют пустыми провалами окон, в остальных жизнь теплится лишь на «средних» этажах. На первых никто не живет из-за порушенных коммуникаций (сырость, вонь и грибок), на последних пусто из-за хронически протекающих крыш, которые сплошь — сито. К слову, квартплата в Ляличах вполне терпимая, за всё про всё в месяц выходит две тысячи рублей. Но это единственная из оставшихся военных «прелестей», а вот «сервис»…

— В этом доме я и живу, — показывает поселковый «начальник» Шамраев. — Видите эти лужи — это течет канализационный колодец, фекальные воды полностью залили детскую площадку, пробили русло и уходят под дом. Одному богу известно, что там сейчас творится, но в конечном итоге вся гарнизонная канализация оказывается в речке. Сколько раз мы КЭЧ ни просили, никому до этого дела нет, — вздыхает подполковник запаса. 

Рушится и течет в городке очень многое, причем с каждым днем всё сильней. Некогда крепкий городок на глазах разваливается, растаскивается предприимчивыми бизнесменами при полном равнодушии КЭЧ.

Коммунальщиков в форме понять можно, нет смысла вкладываться в «объект», которого нет уже на военных «картах» и «планах». Со своей стороны муниципалы, может, и рады бы приспособить хозяйство к делу (пока не рассыпалось), но, во-первых, и у самих денег не густо, во-вторых — кто ж отдаст? Отношения двух «институтов» регулируются федеральным законом, который по замыслу призван срастить «интересы», по «букве закона», сдающий вахту обязан привести хозяйство в порядок, принимающий должен по описи всё принять. Но в Ляличах федеральный закон почему-то буксует, который уж год он натурально завис. Вместе с ним «завис» брошенный (де-факто) городок, а в нем «зависли» несколько сотен отставных и действующих военнослужащих — одни ждут обещанные жилищные сертификаты, другие уже ничего не ждут. 

— Когда часть расформировывали, планировалось, что сам городок останется, здесь будут жить офицеры, проходящие службу в Сибирцевском гарнизоне (поскольку с жильем-то проблема осталась), а здесь и садик, и школа есть, — говорит подполковник Шамраев. — Не смогли организовать самой малости — автобусов для доставки военных к месту службы, а на попутках да на такси сильно не разъездишься. Так что офицеры из городка уезжают. Остаются пенсионеры, кому ехать некуда, да гражданские (повара, водители, медики), которые проработали в гарнизоне много лет и прижились. Нынче многие без работы.

Конкуренцию на местном «рынке труда» отставники однозначно проигрывают. Подле Ляличей китайцы разбили серьезную свиноферму (всю речку загадили), отстроили коровники под стадо крупного рогатого скота, кирпичный заводик — и ничего, работают. Но оставшиеся не у дел экс-военные не спешат «крутить хвосты» китайским коровам. Во-первых, гордость «мущинская» и стать полковничья не позволяют, во-вторых…

— Китаец на 4–6 тысяч рублей, может, и выживет, еще и семье в Поднебесную денег отошлет. У нас же на такой заработок только «ноги протянешь», а на «похоронить» уже денег не хватит, — грустно шутят «аборигены». Так что работают, кто где устроится: в гарнизонной кочегарке, домоуправлении, местном «водоканале», школе… 

— Живем здесь уже восемь лет, сейчас ждем жилищного сертификата, — рассказывает жена бывшего дивизионного командира Виктория. — Муж был очень расстроен всей этой реорганизацией, без ложной скромности скажу, он классный специалист. Прошел первую Чечню, мог хотя бы кому-то передать свой опыт, но он оказался не нужен нынешней армии, это очень обидно. Перспектив никаких, на работу здесь не устроиться, а ездить в Сибирцево нереально, у меня двое детей, как их бросить. Ясности никакой, старший девятый класс заканчивает, а что дальше — учиться, идти в десятый класс? Я не спорю, реформа нужна нашей армии, но если бы реформаторы еще и о людях больше думали, — вздыхает верная спутница военнослужащего.

Сами отставники кроют «реформу» армии жестче. 

— Да им (реформаторам — Ред.) не нужна армия, им нужен арбатский укрепрайон и локальные части, обороняющие кремлевское правительство. А вот эти дивизии, которые прикрывали восточные границы, не нужны — зачем?! Ведь мы сами по межправительственным соглашениям отдаем наши недра в разработку китайцам, — ворчит подполковник Шамраев.

— Я недавно ездил к своим, на Запад, они, знаете, как мыслят: Россия — только до Урала, а дальше земли нет — есть «сырьевой придаток», обеспечивающий западные районы. И им разницы нет, кто это сырье «качать» будет, то ли мы, то ли китайцы — китайцы даже дешевле будут, перед ними у государства никаких обязательств, нам жилье, больницы, школы, пенсии подавай… В общем, с нами одна морока, дальневосточники для «европейской России» — обуза. Я посмотрел их «новости» по телевизору, там о Сибири и Дальнем Востоке в принципе информации нет. Это такая политика? Ведь в советское время на Дальнем Востоке стояла миллионная группировка, а сейчас я не знаю в Приморье ни одной боеготовной части, только кинутые умирающие городки. Край открыт, если что, пограничники максимум два часа продержатся, но никакие силы к ним не «подтянутся» — армия уходит с Дальнего Востока. 
Вот такие упаднические, где-то даже пораженческие настроения нынче в Ляличах. 

Юрий Тарлавин, председатель профсоюза военнослужащих более оптимистичен:
— Если бы делалось всё по уму, мы бы не разбрасывались такими городками: жилье там есть, и достаточно крепкое, инфраструктура налажена — приведи в порядок и живи, ведь с жильем в Приморье проблема! Но нет работы, и это главная задача властей: ввести в городки какие-то производства, привлечь предприимчивых мастеровых, дав им налоговые льготы, — чтобы жизнь в этих городках, в приморской глубинке, продолжилась. Надо только напрячь мозги! Если, конечно, это кому-нибудь надо.
Об этом пишет «Тихоокеанский Комсомолец» (Марина Лобода).





Фото — Марина Лобода.

13:00, 30.04.2010 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Общество → Посёлок Ляличи — территория «доживания»? (ФОТО)

Надежда 01.07.2016, 23:41

Ольга, Людмила! Вы не могли бы узнать знают ли Ваши родители МИХАЛЕВА НИКОЛАЯ ПЕТРОВИЧА, он служил в/ч 27952, был летчиком.Возможно у них сохранились фотографии.Спасибо!

Надежда 01.07.2016, 23:44

P.S. Служил в ЛЯЛИЧАХ по 1955г.

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2017 г. Редакция: mail@vestiregion.ru.
При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Размещение рекламы на сайте.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100