Строителей объектов саммита АТЭС в очередной раз «кинули» на деньги

На стройках саммита АТЭС вновь творятся нехорошие вещи. Мы уже рассказывали ранее о беспорядках, что происходят на острове Русском, где за копейки или за миску похлебки трудятся в грязи, холоде и скученности сотни незаконных мигрантов. Оказалось: тема нарушений трудового законодательства на объектах саммита этим не исчерпывается, и касается она не только мигрантов, но и граждан России. В этом убедились корреспонденты «ТОКа», побывав на митинге строителей 9-й опоры моста через Золотой Рог, прошедшем во вторник на территории Первомайского судоремонтного завода.

«Дали прикурить» вместе с премией

Николай приехал на строительство моста через Золотой Рог из Комсомольска-на-Амуре. За свою жизнь успел сменить много должностей — был и начальником участка, и прорабом, и даже инженером. Однако сюда, в субподрядную компанию ОАО «Дальмостострой», устроился простым монтажником третьего разряда: свободных инженерно-технических должностей, как говорило начальство, не было, но даже простым рабочим обещали высокий заработок и хорошие условия труда.

— И я сдуру согласился… — теперь жалеет о своей сговорчивости наш собеседник. — Подписал контракт, в котором была указана минимальная зарплата в размере 5 тысяч рублей в месяц, — говорили, для налоговой, фактически обещали платить гораздо больше — до 150 рублей в час, чтобы выходило по 35–40 тысяч за две недели, и я согласился. По словам работяг, замначальника по строительству «Дальмостостроя» Александр Леушин подбадривал: ребята, старайтесь, делайте план, ставил задачу сделать две трехметровые заплатки на двух пилонах в кратчайшие сроки. И что? Выполнили план на 141 процент, работали без перекуров, почти без обеда и перерывов на чай — в итоге получили вместо обещанных нам 150 рублей в час 96 рублей, включая 40-процентную премию.

Переведя всё это на русский язык, Николай и другие 100 рабочих, собравшихся накануне митинговать под окнами начальства, делают весьма неприятный вывод: каждый рабочий получил зарплату в размере 9–11 тысяч рублей!
И обиднее всего «кинутым» строителям, что г-н Леушин нынче отказывается от своих слов!

— Ничего я им не обещал! — прячется от наступающей возмущенной толпы подчиненных в своем вагончике Леушин. Что вы мелете? Какие 9 тысяч! Средняя зарплата на стройке 33 тысячи рублей!

— Тогда почему у вас люди бастуют? 

— Да кто ж их знает, что им надо? 

— Так что же людей не устраивает?

— Это я сначала со своим руководством решу, если оно уполномочит. Но у нас всё в порядке: работа выполнена, зарплата начислена, она не маленькая, как на Русском острове.

— А почему вы заставляли их расписываться за 5 тысяч в трудовом договоре?

— Обращайтесь в трудовую инспекцию! — на повышенных тонах закончил неконструктивный диалог в стиле «сам дурак» начальник.

Симулянт с раздробленной ногой

— Поднимите руки те, кто получает 30 тысяч, — просим бастующих рабочих.

В ответ раздается громкий смех.

— У нас тут максимум четырехразрядник получает 22 тысячи. Из них 6 300 — аванс, 5 300 отдаем конторе за питание. В итоге домой отсылаю 16 200! — кипятится «счастливчик», житель Амурска Михаил. — Меня жена уже на порог не пускает с такой зарплатой. Кричит: и это ты называешь деньгами? А что я могу сделать? Кроме травм на строительстве этого проклятого моста, я ничего, видимо, не заработал.

Николай показывает свои обожженные, в бордовых шрамах, руки. — Монтировал «уши» при шквальном ветре 22 метра в секунду, лестницу раскачало, она стукнулась о трубу и рикошетом ударила меня по рукам. А что по технике безопасности запрещено подниматься на металлические конструкции в снег, дождь, ветер, начальство не волнует! — рубит правду-матку амурчанин. 

— Мы работаем в любую погоду! В прошлый тайфун ночью вообще техника отказалась работать — у подъемника при сильном ветре отключается электроника, так нас заставили вручную таскать 15-килограммовую связку арматурин на 50-метровую высоту по деревянной лестнице, крепления которой не рассчитаны на такой груз. Промокли до трусов, вымотались, а начальство не оплатило нам эти сутки, поставило нерабочий день! — возмущаются мужики.

— Нагло обманывают нас и издеваются! — кричит Роман из Амурска, приехавший во Владивосток 3 декабря прошлого года. — Привезли сюда нас в пяти вагонах, за месяц уволились 137 человек! Почему? Очень просто: здесь невыносимые условия труда во всех смыслах. Первая моя вахта была зимой — у людей на пальцах кожа от мороза слазила, когда они отбойными молотками работали. По нормам больше двух часов в сутки нельзя работать отбойником, а пацаны стояли по 12 часов. У одного мужика ногу раздробило до костей, он не вышел на работу, поехал домой лечиться — так начальство кричало: «симулянт! ».

«Быдло» и «белая кость» 

— Ни страховок, ни отпусков, ни даже медикаментов здесь нет! В медпункте из всех лекарств один анальгин. Любую производственную травму объявляют бытовой, чтобы не платить компенсацию. Работающему меньше трех лет не оплачивают отпуск. У соседа по общежитию жена сына родила — домой не отпустили! У другого мать умерла — ни копейки на дорогу не дали, мы ему по сто рублей на поезд сами собирали… А когда ехали сюда, еще в поезде начальник участка так прямо и сказал: «вы все быдло, а мы — белая кость», получил, конечно, два раза по физиономии, но осадочек-то остался… 
 
— Нехорошие вещи тут творятся, — подводит итог митинга Николай, — можно сделать лишь один вывод: наши премии и зарплаты идут совсем на другие расходы. Доказательств, у меня, конечно, нет, но, видя как за полгода наше начальство и члены их семей покупают новые джипы стоимостью не меньше двух миллионов рублей, квартиры, поневоле начинаешь задумываться, куда идут деньги «стройки века» из федерального бюджета…

Федеральный объект или деревенский забор?

Старожил компании Михаил, работающий в ней уже 16-й год, замечает:

— Это у нас первый объект такой нищий получается. Всегда мы зарабатывали по 90 тысяч в месяц. Не знали, куда деньги девать, — что в нефтеналивном порту Де-Кастри, что на Амурском мосту в Хабаровске, что на Сахалине. И только здесь, кажется, начальство думает, что мы не объект федерального значения строим, а деревенский забор. За 15 дней 200 литров бетона залить — 144 кубометра — и получить за это меньше 100 рублей в час — это нормально?

…К слову сказать, о вольном отношении «Дальмостостроя» к технике безопасности говорило уже и то, что нас пустили на режимное предприятие повышенной опасности без касок, проникли без помех мы и внутрь пилона, где задрав голову, вдоволь налюбовались на хлипкие деревянные лестницы, ведущие на 50-метровую высоту моста. Скоро опоры моста обещают поднять еще на 226 метров вверх. Как в любом сумасшедшем доме, здесь уже был пожар (горела изоляция труб в феврале, причину не нашли, пожар удалось потушить не сразу: огнетушители оказались пустыми!), раздробленные ноги и как законное следствие — митинг. Что еще будет ждать руководство «Дальмостостроя», чтобы оно задумалось о людях? Несчастных случаев? Смертей? Взятие офиса начальства с арматуринами в руках? Рабочие уже готовы на последний шаг… 

11:45, 06.05.2010 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Владивосток → Строителей объектов саммита АТЭС в очередной раз «кинули» на деньги

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2019 г. Редакция: mail@vestiregion.ru.
При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Размещение рекламы на сайте.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100