Сэнсэй Кэнзи Симизу: «Во Владивостоке айкидо занимаются с большим желанием»

«Айкидо — искусство мирное. Мы практически не имеем нападающих приемов. Это единоборство изначально применялось исключительно для защиты от воров и разбойников. Им владели самураи высшего сословия, потому многие его элементы были почти секретными», — рассказывает один из величайших в мире мастеров айкидо, основатель собственного направления Кэнзи Симизу. В минувшие выходные мастер провел трехдневный семинар во Владивостоке
Организаторами семинара выступила Всестилевая федерация айкидо Приморского края при поддержке Генерального консульства Японии во Владивостоке и управления по физической культуре и спорту краевой администрации. А после мастер-класса журналист «Дальневосточных Ведомостей» побеседовала с Симизу-сэнсэем о философии, о его учениках, об уровне развития айкидо в столице Приморья и о многом другом.

Справка «ДВВ» 

Кэнзи Симизу родился в 1940 году. Ученик Уэсиба Морихея, создателя айкидо. После смерти сэнсэя основал собственную школу айкидо Симизу-Дозе, впоследствии она получила название «Тэндорю Айкидо» (Тэн — небо, До — путь, Рю — школа). Ежегодно проводит занятия по айкидо за рубежом (в Словении, Голландии, Бельгии, Австралии, Франции и других странах). Награжден престижной премией министра иностранных дел Японии, которая вручается за содействие развитию дружественных отношений между странами. У Кэнзи Симизу около 2 800 учеников в Японии и около 3 000 — за рубежом.

Дзен движения

— Я считаю, что интерес среди людей всего мира именно к японским единоборствам в первую очередь вызван фильмами режиссера Акиры Куросавы. Его ленты про старую, феодальную Японию достаточно реалистично демонстрировали быт того времени. В том числе и боевые искусства. Соответственно, весь мир стал пристально следить за боевыми искусствами нашей страны после того, как это появилось в кино. Даже в самой Японии, впрочем, не все из этих единоборств были широко распространены, некоторые из них даже были наполовину секретными. Но в последнее время благодаря кинематографу их популярность растет.

— Школа айкидо, организованная вами, отличается от других?

— Айкидо было единым, когда у нас был главный сэнсэй — Уэсиба Морихей. Он умер, но у него осталось много учеников. И каждый из нас стал преподавать айкидо, — но каждый по-разному. Нельзя назвать конкретные отличия одной школы от другой. Но ведь мы понимаем: сколько учителей, столько и методов. Разница в практических моментах, в некоторых приемах обучения… О большой разнице говорить нельзя. Скорее всего, глава любого направления скажет вам одно и то же. Мы делаем, во-первых, акцент на духовности. Во-вторых, сохраняем старые самурайские традиции — кодекс чести, который существовал в Японии в позднем средневековье.

— Айкидо — скорее философия или силовое искусство?

— Конечно, и то, и другое. Говорят, что это — Дзен движения. Не застывший, а движущийся Дзен.

— Религиозные, мировоззренческие факторы играют в айкидо большую роль…

— Конечно, без религии не обошлось. Сам Уэсиба Морихей принадлежал к одной из буддийских сект. Но он никогда никому, в том числе и нам, своим ученикам, не навязывал свои мировоззренческие позиции. Я считаю, что развитие духа, внутреннего мира рано или поздно приведет нас к постижению религии, но не какой-то конкретной, а, скорее, интегрированной. Ведь все мировые религиозные философии говорят об одном и том же. Потому о влиянии какой-то отдельной веры в айкидо говорить не приходится.

Бой с самим собой

— Уэсиба Морихей однажды сказал: «Я не имею привязанности к жизни или к смерти…» Как достичь такой бесстрастности?

— Ну, если обращать внимание на такие тонкости, анализировать так глубоко, то не останется времени тренироваться, — улыбается сэнсэй Симизу. — От тех, кто занимается айкидо, нельзя требовать, чтобы они моментально стали мудрецами. Мудрость приходит с годами — это природный, естественный процесс. Единственное, чего можно требовать от учеников, — чтобы они стали проще, открытее. Человек с открытым сердцем может в любой стране мира найти ключ к пониманию будо (будо — японские боевые искусства; в переводе это слово означает «путь воина» — Авт.). У человека всегда есть свобода выбора — можно слушать чьи-то слова и следовать им, можно вообще проигнорировать их. А если думать слишком много, то перестанешь понимать себя.

— Вы учились в университете Мейзи…

— Изучал экономику. Дело в том, что на экономическом факультете была очень сильная секция дзюдо, которым я тогда занимался. В Японии ведь факультет, который окончил человек, зачастую не имеет ничего общего с его последующей работой.

— Почему вы, имея к тому моменту четвертый дан по дзюдо, в 23 года ушли в айкидо?

— Так получилось, что один из друзей случайно познакомил меня с основателем айкидо Уэсибой Морихеем, и сэнсэй пригласил меня позаниматься. Потом уже друзья рассказали, что это большая редкость, фактически невероятно, что он сам пригласил кого-то! На самом деле, не знаю, правда это или нет. Может, он их всех тоже позвал. Но тогда я буквально «загорелся»: «Ого, как интересно! »

— Как вы относитесь к западным боевым искусствам — самбо или боксу, например? Ведь они направлены не на самопознание, а на развитие физической составляющей.

— Я бы провел границу между восточными и западными боевыми искусствами в другом месте. Многие виды будо — карате, дзюдо — предполагают соревнование. То есть могут легко принимать спортивную форму. То же самое касается боевых искусств, рожденных на западе. Людям интересно принимать участие в соревнованиях, хочется выиграть. В этом смысле разницы между восточными или западными единоборствами нет. Другое дело — айкидо. Здесь не предполагается, что люди соревнуются, хотят победить кого-то. Они сражаются сами с собой.

Айкидо в парламенте

— Какой слой людей становится вашими учениками?

— Совершенно разные люди — причем во всех странах. В Японии и члены парламента, и люди из высших социальных слоев занимаются айкидо. Мне всегда было приятно, что разные люди движимы одной и той же идеей, понимают ее. Наш основатель был очень интересным человеком, поэтому у него так много последователей. Например, среди учеников Уэсибы Морихея есть человек, который занимал посты министра иностранных дел, начальника канцелярии премьер-министра — господин Сунао Сонода, он был почетным председателем нашей федерации айкидо. В свое время он организовал секцию айкидо при парламенте Японии. И эта секция по-прежнему существует — правда, сейчас там занимаются лишь работники обеспечения парламента. Сами депутаты уже не тренируются.

— Ученики в Японии и в других странах сильно отличаются?

— В первую очередь, за рубежом отсутствует японская культурная прослойка, те старые культурные традиции, о которых японцу можно и не говорить, — ему и так понятно. В России тоже этого нет. Так что разница, конечно, есть.

— Можете ли вы оценить уровень развития айкидо здесь, во Владивостоке.

— Ну, я во Владивостоке всего лишь в третий раз. До того, как мы начали развивать здесь айкидо нашего направления, в городе существовали другие школы, и многие постигли искусство в достаточной мере. Если оценивать по нашим критериям, то я могу сказать, что местные ребята очень хорошо продвинулись. Уровень точно выше среднего. И они продолжают расти, у всех очень большое желание заниматься.

— А как вы относитесь к российской культуре? Близка ли она вам, японцу?

— Конечно, все мы уважаем и ценим высокое русское искусство. Я считаю, было бы неплохо, если бы крупный центр России в Азии, Владивосток, мог давать иностранцам возможность познакомиться с российским искусством поближе. Это может предполагать выступление балетных трупп, концерты оперной музыки, оркестров и т. д. Было бы приятно и вам, и нам. И, конечно, кроме того, хотелось бы, чтобы инфраструктура туризма во Владивостоке была налажена лучше, чтобы был проще визовый режим. Хочется, чтобы и вам было проще приезжать в Японию.

— Распространение айкидо и других восточных единоборств и восточной культуры в западном мире — показатель изменения полярности мира, растущего влияния Японии?

— Не думаю, что существует связь между распространением японских боевых искусств и культуры и международным весом Японии в политической системе. Сейчас в мире семимильными шагами продвигается научно-технический прогресс, происходит механизация всех без исключения производств — и люди обращают свое внимание как раз на развитие техники, экономики. Именно эти факторы имеют огромное значение для жизни государства. Но поскольку все считают их самыми важными, уделяют массу внимания технике, люди как раз и начинают скучать по душе. А боевые искусства и есть одно из прибежищ для души современного человека.

— У вас тысячи последователей и в Японии, и во всем мире, вы могли бы добиться многого в политике…

— О нет! Мой мозг в этом направлении решительно не работает!

12:00, 08.05.2010 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Владивосток → Сэнсэй Кэнзи Симизу: «Во Владивостоке айкидо занимаются с большим желанием»

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2019 г. Редакция: mail@vestiregion.ru.
При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Размещение рекламы на сайте.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100