Вопрос расселения жильцов, оказавшихся на пути саммита АТЭС, остаётся по-прежнему острым

Нашу власть хлебом не корми — дай порадеть о простых гражданах. На днях президент России Дмитрий Медведев хлопотал о народонаселении, попавшем под «каток» одного из важнейших государственных мегапроектов.
Увы, это был не саммит АТЭС-2012 во Владивостоке, а олимпийский Сочи-2014. Но если бы перед президентом сидел не Дмитрий Козак, а Виктор Ишаев и речь шла о нас, то диалог двух чиновников звучал бы точно так же, пишут «Дальневосточные Ведомости»(Марина Лобода).

Президент: 

— Что касается самого сложного вопроса — предоставления жилья взамен изъятого, то нужно поступать по закону и в соответствии с рыночными критериями.

Подчиненный: 

— Эти вопросы урегулированы с максимальным учетом интересов граждан, даже где-то мы пошли навстречу…

Президент: 

— Так и надо поступать, потому что, в конце концов, для граждан ведь это беспокойство… Саммит АТЭС — всенародное дело, но для конкретного человека это необходимость куда-то переехать, и он должен иметь за это вознаграждение. Необходимо разобраться с каждой семьей… должны быть учтены все права, установленные для таких семей, таких граждан, — хлопотал президент о вынужденных выселенцах. 

Везет не многим

«По форме всё правильно, а по сути — форменное издевательство! », как говаривал классик. И кому, как ни президенту-юристу, не знать, что реальных гражданских прав, прописанных в наших законах (включая именные ФЗ про Сочи-2014 и Владивосток-2012), — шиш да немножко. Все преимущественные (и имущественные) права у государства. 

Шиш да немножко рискуют получить выселенцы, попавшие под «каток» моста через Золотой Рог и ведущей к нему магистрали (улицы Гоголя, Герцена), о них мы рассказывали не раз. По весне, наконец, государство сделало им долгожданные «предложения», от которых нельзя отказаться, хотя многим хочется. 

Счастливое исключение — Елена Ивановна, у нее изымают муниципальное жилье, заработанное многолетней лифтерской службой, — часть домика на Герцена, 10. Теперь по закону ей должны предоставить муниципальное же жилище, не меньшее по метражу и по числу занимаемых комнат. Сегодня в распоряжении пенсионерки две комнатухи с кухней на четверых человек, и есть реальная перспектива сменить нынешнюю халупу на квартиру со всеми благами цивилизации.

— Нашим расселением занимаются мостостроители, уже возили смотреть квартиры, — рассказывает хозяйка. — На Народном проспекте жилье понравилось нам, но квартира не понравилась мэрии (ей брать на баланс). Вчера смотрели квартиру в районе Столетия: 43 кв. метра, комнаты раздельные, санузел, большая кухня, этаж первый, но высокий, район хороший. В общем, всё по душе, теперь молим бога, чтобы администрация города на эту квартиру согласилась, — осторожно радуется Елена Ивановна. 

Вот бог, а вот порог

Ее сосед Владимир Пивоваров ругается. Он также «снимает» жилье у муниципалитета, но ему достался тот самый «шиш». 
— Вот, смотрите, как мы живем: банька, огородик, курочки, индюки еще были… Жилье получили лет двадцать назад, я тогда слесарем был на Инструментальном заводе, — показывает хозяин. — Вот наша квартирка на четверых: комната — 16 квадратов, кухня — 6 метров. Есть теплая веранда, но ее не считают, хотя мы большую часть года здесь живем. А без нее формально значится только 22 кв. метра, поэтому на четверых нам предлагают… «гостинку». Вот бумагу прислали: в связи с изъятием вашей квартиры для размещения объектов саммита АТЭС-2012… приобретена квартира по адресу: ул. Надибаидзе, дом 26, к. 828, предлагаемая вам к заселению (общая площадь 23 кв. метра). Мы съездили, посмотрели: дом убитый, в коридорах темно, всё загажено, вонь, элетропроводка «на соплях» болтается… В общем, мы отказались от такого жилища, никаких других вариантов нам почему-то не предлагают, просто поставили перед фактом, и точка, — возмущается «выселенец».

Реакция мэрии предопределена законом: администрация города обратилась в Ленинский суд с просьбой выселить семейство с занимаемых площадей в принудительном порядке. 
 
У кого каша жидка…

Отдельная песня — дом на Гоголя, 16, общая площадь 154,5 кв. метра, здесь живут «собственники» — несколько семей. Елена Барановская в приснопамятные времена заработала в море и прикупила себе в доме «долю», согласно реестровой книге, за нею числится 1/10 объекта (т. е. 15 метров). На бумаге — немного, по жизни выходит больше — две комнатки, утепленная веранда, облагороженный «погреб», приспособленный под просторную кухню. В этих апартаментах проживали пенсионерка Елена Игнатьевна, сын студент и дочь — воспитательница детского садика. Так было зимой, когда мы познакомились, а нынче их уже четверо — появилась внучка Екатерина, от роду пять месяцев.

Наивные, Барановские всё вспоминают «светлое прошлое», когда выселенцам полагалось по 12 метров на каждого (социальная норма) и отдельные квартиры «половозрелым» при наличии семьи. Нынче не то, что давеча: закон, к которому отсылает юрист-президент, суров, аж скулы сводит — за всё про всё даже «гостинки» не полагается, жилье Барановских выкупают за 887 600 рублей, предписав в трехмесячный срок заключить соответствующее соглашение. В противном случае последует обращение в суд с иском о принудительном выкупе.

— На эти деньги разве что купишь и куда мы втроем, да еще с младенцем? Нас реально лишают последнего, просто выкидывают с ребенком на улицу, — чуть не плачет молодая мама Анастасия.

…У кого жемчуг мелок

Но, пожалуй, более всех потеряет семья Лобановых, их пять человек. Свою долю в доме купили более двадцати лет назад, это была развалюха в 20 кв. метров. Год за годом наращивали «жизненное пространство», скупая утлые комнатушки у съезжавших соседей и приводя их в порядок. Сегодня в активе Лобановых уже 90 квадратных метров — ухоженных, благоустроенных, высоко оснащенных благами цивилизации. Большая зала с камином и окнами «аркой», две жилые комнаты, здоровая кухня — всё евродизайн. Тут же санузел с душем, холодная и горячая вода, автономная отопительная система, батареи чешские… Такому добротному навороченному жилью в центре города любой обзавидуется (если б не «прилепившиеся» соседи в конурках).

— Тут не деньги великие, тут вся моя жизнь вложена, — тоскует хозяйка Ирина Петровна, — сколько живем, столько свое жилище и обустраиваем. Вы не поверите, но всё это благолепие мне предлагают выкупную цену… два с половиной миллиона — и что?! Да на эти деньги в центре даже однокомнатную квартиру не купишь! — возмущается домовладелица. — Как они там считали, не знаю, к нам оценщики даже не заглядывали, никто ничего не смотрел и не измерял. Скорее всего, оценивали по «долям» в реестровой книге, и даже не поинтересовались, а чем реально владеют люди. Ведь мы всю нашу половину заново выстроили, снесли всё гнилье, укрепили старые, возвели новые стены из кирпича. Мы обязательно будем судиться, и хотя понимаем, что в центре города нам не жить (наверное), но на такой же дом хотя бы в пригороде мы вправе рассчитывать. Мы приценивались: примерно такое же жилье на сопке Буссе стоит 14 миллионов, в пригороде — минимум девять миллионов рублей! 

Чем слово Медведева отзовется…

В общем, на улице Гоголя всё как в жизни: у одних жемчуг мелок, у других каша жидка. Но, заметим: и те и другие свое заработали честно.

С адвокатом Ларисой Снегуровой мы говорим о выселенцах, у которых родимое государство норовит отобрать «кашу». То есть последнее. 

— Что поделать, таков закон, согласно Жилищному кодексу собственникам изымаемого жилья дают его выкупную цену с учетом рыночной стоимости. Жилье Барановских, к примеру, оценили в 887 600 рублей, как ни печально, это цена близка к реальной, и с ней придется смириться. Я обзвонила много риелторских компаний, за эти деньги можно купить только сарай в центре города, есть вероятность найти комнату с подселением, но не больше. Если жильцы не подпишут предложенное соглашение, их всё равно выселят, краевой суд в таких ситуациях не церемонится. И тут одна надежда — на понимание ситуации властями. Семья явно малоимущая, мама — пенсионерка, сын студент и дочка в декретном отпуске с малюткой — у них нет ни сбережений, ни возможности взять ипотеку или кредит, то есть ситуация безвыходная. Но выход надо найти! Понятно, чиновники руководствуются законом, но ведь нет правил без исключения, и в суде существует такая практика, как принятие решения «с учетом конкретных обстоятельств дела». То есть вопрос можно решить с учетом не только «буквы» закона, но и согласно гуманистическому духу, было бы желание, — питает надежду адвокат. 

Выселенцы из-под моста тоже надеются, что будет так, как сказал президент: «…поступать нужно по закону и с максимальным учетом интересов граждан… Саммит АТЭС — это всенародное дело, но для конкретного человека это необходимость куда-то переехать. Он должен иметь за это вознаграждение». И ничего, что говорил Медведев об олимпийском Сочи — президент, он и в Африке президент, и в атэсном Владивостоке тоже. Так как там с «вознаграждением» для выселенцев, господа чиновники? 
Ждем-с.

10:25, 12.05.2010 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Владивосток → Вопрос расселения жильцов, оказавшихся на пути саммита АТЭС, остаётся по-прежнему острым

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2019 г. Редакция: mail@vestiregion.ru.
При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Размещение рекламы на сайте.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100