Мая Щёкина: «Как я сказала, так и будет! »

Исполнительного директора ИПК «Дальпресс» дважды пытались убить, а она, назло врагам, сделала предприятие процветающим. 

В обычной ситуации говорить о возрасте женщины не очень-то вежливо. Но только не в этот раз! Уж слишком необычна эта женщина, которая совершенно не вписывается ни в какие стандартные рамки, да и юбилей, который она отмечает, будучи на своем высоком посту, никакая не тайна, а повод для заслуженной гордости. Исполнительному директору ИПК «Дальпресс» Мае Владимировне Щёкиной — 70 лет! Для руководителя одного из самых успешных в своей отрасли предприятий дата совершенно потрясающая. Впрочем, под стать самой Мае Владимировне — пишет ТОК(Лада Глыбина).

Мая Щекина

«Какая-то сволочь будет мне угрожать!..»

Всё-таки удивительные повороты жизни готовит иным людям судьба. Для Маи Щёкиной проверка на прочность началась в 59 лет, возрасте, когда иные ровесницы уже тихо утвердились в званиях пенсионерок и насиживали лавочки у подъездов. Мая Владимировна на заслуженный отдых не торопилась, работала тогда главным технологом ИПК «Дальпресс». Трагические события начали развиваться после смерти тогдашнего директора предприятия Юрия Бондаренко.

Встал вопрос, кто станет у руля крупнейшего полиграфкомбината Приморья? Как выяснилось впоследствии, кое-кто спал и видел занять эту должность. И поэтому, когда в Министерстве печати назначили исполнять обязанности заместителя умершего директора Бориса Ечу, ему стали поступать угрозы. Сначала по телефону, а потом Бориса Александровича жестоко избили. Звонки не прекращались, мол, уходи, у тебя же есть дети…
И Борис Еча ушел с должности. Редкий человек на его месте поступил бы по-другому… Так, как Мая Владимировна, которая, когда ее назначили и. о., угроз по телефону, поступавших теперь уже ей, не испугалась почему-то… 
 
— Не знаю почему, — пожимает плечами Мая Щёкина. — Думала, да кому я нужна, в свои 59 лет! Меня ж в Москве предупредили, что всё равно директором не назначат. Решила, что просто временно буду исполнять обязанности… Но поскольку я привыкла работать, как положено, взялась наводить порядок на предприятии.

А дела были тогда — швах. Незадолго до кончины Бондаренко приобрели новую переплетную линию, по тем временам жутко дорогую. Собирались учебники выпускать. Кредит взяли в швейцарском банке, причем поручителем выступил лично губернатор Наздратенко. А денег в ИПК «Дальпресс» катастрофически не было. Банк давил на Наздратенко, тот грозился обанкротить предприятие и по-своему был совершенно прав….

— Когда меня в декабре 1999 года назначили и. о., я понимала одно — предприятие банкротить нельзя. Не понимала только, почему такие громадные убытки? Когда я пришла, за последний год было 12,5 млн рублей в минусе! И вот за три месяца я провела экономический анализ, и мне стало всё понятно. Воровство было грандиозное. Тащили всё, что можно. Наша газета «Дальпресс», которая в то время давала основные деньги, вообще была как будто бы в личной собственности. Объявления ставили без всякого учета и контроля, большая часть денег уходила просто по карманам. Я начала закручивать гайки…
Реакция не заставила себя долго ждать. Для начала на дверь квартиры Щёкиных повесили гранату на растяжке. Спасла семью собака. В четыре утра старый ротвейлер вдруг запросился гулять. Муж Маи Владимировны решил вывести собаку, но та неожиданно наотрез отказалась выходить из квартиры. Когда посмотрели в приоткрытую дверь, увидели проволоку. Вызвали милицию, а те уж — саперов… 
 
— Я тогда не испугалась, а разозлилась сильно, — рассказывает Мая Владимировна. — Характер у меня такой. Какая-то сволочь будет мне угрожать!..
Между тем политика «закручивания гаек» на предприятии была в разгаре. Сначала Щёкина пригласила независимых аудиторов, те подсчитали и за головы схватились. И. о. директора посмотрела на отчет экспертов и пригласила теперь уже милицию из отдела по экономическим преступлениям. Те поначалу тоже впечатлились, а потом как-то стухли и окончательные выводы сделали кардинально противоположные первоначальным. Сначала говорили — воровство, а потом получилось — просто ошибаются люди…

— Так и написали в актах: везде — ошибки, — усмехается Мая Владимировна. — 
Я поняла, что надеяться мне не на кого, и решила действовать сама. Провела реорганизацию, забрала всю власть у тогдашнего редактора «Дальпресса» и создала структуру, которая занималась отдельно деньгами. И тут же, через месяц-другой, появились доходы. Выплатили зарплату, налоги, купили расходные материалы, и деньги еще остались! Начали платить за кредит. Месяца через четыре стало ясно, что кредит мы выплатим и скоро…

Выжила — от злости! 

А в Москве тем временем за деятельностью нового и. о. смотрели пристально. Когда Мая Щёкина стала каждую неделю платить банку по миллиону рублей, заинтересовались. Баланс за три месяца посмотрели, потом за шесть, видят — результаты исключительно хорошие. В министерстве печати решили, видно, что от добра добра не ищут. И вот в ноябре 2000 года, ровно через год после назначения и. о., Маю Щёкину вызвали в столицу и объявили об утверждении в должности. Было ей тогда 60 лет!

Сразу после этого, 6 декабря 2000 года, случилось второе покушение, с уже трагическими последствиями. Мая Владимировна выходила из лифта вслед за охранником. Ему и достался первый выстрел, в живот. Пытаясь спастись от предназначенной ей пули, она прикрылась рукой. Дробь прошла через кисть и задела лицо. 

— У меня до сих пор 60 дробинок в голове осталось, — говорит Мая Владимировна. — Их не стали вытаскивать. Одна в глаз попала, я этим глазом с тех пор не вижу. В руке дробь до сих пор катается…

Состояние было крайне тяжелое. Лежала в реанимации, говорит, что выжила только от злости.

— Лежу я в палате — то ли уже на том свете, то ли еще на этом. В горле трубка вставлена, на искусственном дыхании, разговаривать не могу. Никто не знает, выживу я или нет! И тут заходит одна доктор и спрашивает: как вы себя чувствуете? Я киваю головой: мол, сами видите, нормально! А она мне в ответ: я еще, когда вам операцию делали, говорила, что человека мучаете, всё равно умрет… Я ей в ответ дулю показала — не дождетесь! Говорить-то не могла. Она потом про эту дулю по всей больнице разнесла… После этого врачи поверили, что жить я буду. 
 
Тех, кто стрелял, через пару дней нашли убитыми. Уж слишком засветились мерзавцы, все их видели — и соседи, и охрана. А вот заказчика ищут до сих пор. Хотя сама Мая Владимировна считает, что просто не особо хотели искать. Видно, были на то причины… 

— В то время как я в больнице лежала, одна из ответственных работников предприятия взяла отпуск и полетела в Москву, в министерство, — рассказывает Мая Щекина. — Мол, трудовой коллектив ее ранее выбрал директором, директора нет, назначьте меня. Ей говорят — как нет, он еще живой, что ж заживо-то хороните!.. В министерстве эту сотрудницу даже не приняли. Тогда она к Черепкову пошла, он тогда депутатом Госдумы был, что наговорила ему, не знаю, но он Лесину две телеграммы послал — мол, прошу принять и выслушать. Но Лесин так ее на порог и не пустил… А я, вопреки всем ожиданиям, начала выкарабкиваться. И выжила! Но теперь уже психанувши! Чтоб меня еще и убивали!.. Когда пришла на работу, власти эту женщину лишила полностью…

— И где она сейчас?

— Да на пенсии. Милиция доказать ее участие в этом деле не смогла или не захотела. У меня-то денег нет. Я заплатить никому не могу. Как искали — не знаю. Как ее допрашивали — не знаю. Так вместе и работали. Да вы знаете, я ее уже давно простила. Бог накажет. Я в этом уверена… 

Один в поле не воин…

Вообще-то Мая Щекина собиралась стать хирургом.
— Из меня бы отличный вышел хирург, — уверяет Мая Владимировна. — Но, видать, не судьба. Хотя школу закончила с отличными оценками, на экзаменах в оренбургский мединститут баллов не добрала. Пошла работать в нашу районную типографию наборщицей. Тогда еще газеты вручную набирали. И понравилось мне это дело! Закончила потом полиграфический институт в Москве, по распределению приехала во Владивосток. Сначала мастером в печатном цехе работала, потом начальником, а когда до главного инженера доросла, меня в краевую администрацию взяли, начальником над всеми приморскими типографиями. Это еще при Кузнецове было. А потом Наздратенко губернатором пришел и меня сразу с должности выгнал, не видя ни разу. Тогда обижалась, а сейчас могу только спасибо сказать! Не по мне эта бумажная работа была, так что вернулась к себе домой, в «Дальпресс», с радостью. Мой хлеб — это полиграфическое производство.

И всё же, в чем потрясающий успех руководителя?

Когда Маю Щёкину назначали и. о. «Дальпресса», задолженность за оборудование у предприятия была 49 млн рублей. А сегодня компания — в пятерке лучших в своей отрасли. Это по России! Недавно проездом в Сеул московское начальство в гостях побывало. Ходили, рассматривали новое оборудование, головами качали, восхищались. Потом попросили … денег взаймы дать! Санкт-Петербургским коллегам и еще из Нижнего Новгорода. Те на новую технику сами заработать не в состоянии…

— Как вам удалось сделать прибыльным предприятие? — спрашиваю директора.

— Одна бы я ничего не сделала, — говорит Мая Владимировна. — Ошибка прошлого руководства была в том, что не будили в людях инициативу. А я решила сделать наоборот. Собрала народ и говорю: давайте работать на перспективу! Мы ругались, спорили, но выработали план развития, исходя из того, что ждет полиграфию впереди. Начали потихоньку приобретать современное оборудование. К примеру, решили, что зря этикетку печатают в Петербурге, а не у нас. Сначала купили одну машину, небольшую, по деньгам, и начали на ней добиваться качества. Потом стали деньги зарабатывать на этой машине. С 2001 года мы обновили практически всё оборудование. Качество стало несравненное! Но не только машины — люди другими стали! Раньше в цехах чего только ночью не было, когда газеты печатались… Однажды ключ гаечный в машину запустили по пьянке… Машине конец! Какое там качество можно было требовать при такой дисциплине… 

Сейчас о тех временах разве что анекдоты рассказывают. За работу в «Дальпрессе» держатся обеими руками. Стимул есть: средняя зарплата по предприятию 32 тысячи.

Плюс шикарный, не побоимся этого слова, коллективный договор. 

— Такой колдоговор, как у нас, еще поискать надо, — с гордостью говорит директор. — Стараемся для людей по максимуму. Выплачиваем 13-ю зарплату, премии. Ребенок родился — положена матпомощь, в размере средней зарплаты по предприятию. Не дай бог, кто умер, та же помощь. Женятся люди — на свадьбу тоже даем. Единственное, что отменила в прошлом году в связи с кризисом, это «овощные». Трудно нам тогда пришлось. Да и сейчас непросто — тарифы все подорожали, а зарплата у нас осталась хорошая…

А еще в «Дальпрессе» поощряется семейственность. К примеру, есть семья, где отец — начальник офсетного цеха, мать — начальник формного, дочь — технолог, а сын- инженер-программист. Вторая семья: мама — мастер переплетного цеха, ее сын — мастер газетного цеха, невестка — технолог в производственном отделе.

— А сейчас начали подбирать людей на совершенно новое дело — флексографию, — продолжает Мая Владимировна. — Мы недавно машину купили. Сейчас наладчики прилетают из Германии, закончат монтаж и будут нас учить, как печатать. Мне сказали — туда надо без опыта совершенно. Так я на планерке всем объявила: «у кого родственники — зовите». Я так считаю: когда здесь же отец работает, мать, это дисциплинирует. Не будет человек семью подводить…

К слову, у самой Маи Владимировны семья вся тоже бод боком, на предприятии. Две дочери, одна юрист, вторая — рекламой занимается. Уже и первая внучка подтянулась под крыло к бабушке! Хотя, честно говоря, язык не поворачивается назвать директора Маю Щёкину бабушкой. Столько в этой женщине энергии и видимой работоспособности. Эх, дай бог всем женщинам, да и мужчинам тоже в 70 лет быть в такой же форме!..
— Как вам это удается, Мая Владимировна? — задаю банальный, но совершенно необходимый вопрос. 
 
— Да просто интерес к жизни надо иметь, — улыбается директор. — Вот сейчас флексографию внедрять надо. Я жду не дождусь этих наладчиков из Германии! Техника уникальная, в городе по ней специалистов нет, и в округе тоже нет… Я даже учиться хочу пойти. Вот начнут учить печатников, и я вместе с ними на занятия ходить буду. И вообще, надо всегда верить в лучшее. Все на предприятии знают мою любимую поговорку: «Как я сказала, так и будет! » А будет всё хорошо, просто замечательно.
 
«Работайте, сколько хотите! »

Что еще рассказать про Маю Щёкину?

Когда пришли к ней в кабинет, увидели стену-полку, сплошь уставленную книгами. По оплошности, уронили одну, какую-то особенную, вручную сделанную, на болтах. Мая Владимировна так искренне расстроилась… К счастью, книга целая оказалась, так что обошлось.

— Книги — это моя любовь, — призналась генеральный директор. — То, что на века остается. Сама я читаю постоянно. В последнее время Драйзера перечитываю… К счастью, у меня дома все читают — и муж, и дочки, и внучки. У нас дом весь книгами заставлен. — И добавила с гордостью: — Между прочим, к нам в «Дальпресс» везут печатать книги со всего Дальнего Востока. Потому что никто не умеет делать лучше нас! 

К юбилею исполнительного директора ИПК «Дальпресс» столичные начальники из ЗАО «Российские газеты» прислали Мае Владимировне роскошный букет цветов и телеграмму, написанную как стих: «…Мы благодарны судьбе, что она свела нас с таким замечательным, порядочным, умным человеком, как вы — предмет мужества целеустремленности, профессионализма. Предприятие, которое вы возглавляете, — предмет гордости отечественной полиграфии. В день вашего юбилея хотим вам пожелать здоровья, осуществления всех жизненных планов, дальнейших профессиональных успехов. Всех вам земных блага! » 
— В общем, мне сказали — работайте, сколько хотите, — ответила на незаданный вопрос Мая Щёкина… 

Очень мудрое решение, как нам кажется. 

И еще, реплика напоследок. Здесь кто-то собирается очередной конкурс «Женщина года» проводить. Наивные люди, честное слово! Не знаем, сколько там стоит первое место в конкурсе, а по совести Женщина года у нас в Приморье — это Мая Владимировна Щёкина. Хотя она как раз в этих смешных наклейках не нуждается… 

С юбилеем Вас, уважаемая Мая Владимировна! От всей души желаем Вам крепкого здоровья, и всех земных благ! Уж вы-то их точно заслужили.

09:45, 14.05.2010 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Владивосток → Мая Щёкина: «Как я сказала, так и будет! »

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2019 г. Редакция: mail@vestiregion.ru.
При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Размещение рекламы на сайте.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100