Первой пионерке Владивостока Екатерине Золотарёвой исполнилось сто лет

Екатерина Прокопьевна Золотарёва хранит пионерскую форму, сшитую своими руками, — рубашку цвета хаки. Такие носили пионеры 20-х годов. Эту рубашку носила и она в комплекте с синей юбкой. 

Теперь женщина уже, увы, с трудом вспоминает былое — и то сказать, столетний юбилей отметила в феврале. Родилась на 3-й Рабочей в семье рабочего ремонтных мастерских, впоследствии ставших Дальзаводом. Жили на частных квартирах, в том числе и «у Куперши» — в Куперовой пади, постоянно переезжали. Отец состоял в «ячейке» и вместе с углем, который японцы во время интервенции разрешали выносить из мастерских для личных нужд, выносил динамит. 

Кате удалось окончить всего 6 классов. В это время (в 1924 году) ее и приняли в пионеры на загородной даче. «Я, юный пионер СССР, перед лицом своих товарищей торжественно обещаю, что буду твердо стоять за дело рабочего класса в его борьбе за освобождение рабочих и крестьян всего мира. Буду честно и неуклонно выполнять заветы Ильича, законы и обычаи юных пионеров» — такая тогда была клятва. А законы и обычаи были такие: юный пионер верен рабочему классу, честен, скромен и правдив, друг и брат всякому другому пионеру и комсомольцу, исполнителен, трудолюбив, весел и никогда не падает духом, бережлив и уважает общеполезный труд. «Мы будем жить по-новому! » — так говорили комсомольцы-горкомовцы, создавая первый пионерский отряд, и эта фраза врезалась Катюше в память на всю жизнь. Так она и старалась жить: не падая духом, весело и с трудолюбием. И отец всегда учил: «Работать надо! Жизнь — это работа». И эти его слова она сохранила в памяти в буквальном смысле навек, пишут «Дальневосточные Ведомости»(Ирина Ангарская).

От скаутизма, с которым в 20-е годы боролись пионеры, сохранились игровые формы воспитательной работы и организация детей по отрядам с вожатыми. Это ей и нравилось больше всего. Она, притом что многое сейчас помнит плохо, четко помнит, как отряды делились на звенья, как каждое звено занималось каким-нибудь своим «делом». Ее звено организовывало игры во дворе, и ей больше всего нравилась игра в «третий лишний». Помнит, как ходили пешком с 3-й Рабочей на Первую речку пообщаться и поиграть с другими пионерами. Базировались пионеры в Пушкинском театре, и однажды, когда дверь в клубе вдруг захлопнулась, бойкая Катя залезла по карнизу на второй этаж и открыла его изнутри. 

«Тунеядкой я и дня не была, — рассказывала Екатерина Прокопьевна. — По молодости на Дальзаводе работала, в тресте «Приморскуголь», на «секретной площадке», в Надеждинском районном суде. А уж когда дети появились, трое сыновей и дочь, совсем не до учебы стало». Невысокая, худенькая девушка Катя всегда была легкой на подъем. На стройку, в поход, на стрельбы — в первых рядах. В 1948 пережили самое голодное время после неурожая.

Пионерская закалка и то, что Катя была одной из первых вожатых Владивостока, привели ее в подростковый клуб, где она учила ребят выжигать по дереву, делать орнаменты из сухоцветов, ставила с ними спектакли. Педагогом-воспитателем ее назначили неофициально: за преданность работе с детьми. Так полвека и отдала Екатерина Прокопьевна этой работе. А когда пришла пора оформлять пенсию, в трудовой книжке не оказалось ни одной записи. Пришлось их делать задним числом. В стаж клубную работу тоже не засчитали, так что пенсия была более чем скромная, правда, сейчас ей доплачивают прибавку от города.

Помещение клуба «Маяк», где она занималась с детьми, ушло с молотка в 2001 году, а всё содержимое выставили на улицу. Бывшие воспитанники попросили, чтобы она приютила у себя архив клуба. Так что в комнате Екатерины Прокопьевны много лет всё это и хранится: коробки, пакеты, папки с рисунками бывших воспитанников, стенгазеты, книги, галстуки, значки. А над кроватью — основным теперь местом, где она проводит время, — ее уникальные картины из тополиного пуха. Технология авторская, этим она заразилась с 1989 года: на темную бархатную бумагу наносится слой тополиного пуха, а потом иголкой пух выцарапывается, и остаются портрет Чехова, Горького, Петра Первого, ее собственный автопортрет…

В 60 лет она еще бегала до остановки трамвая с внуком наперегонки. В 92 года сама, без сопровождения, ездила на общественном транспорте на дачу, шла от остановки два километра и тащила обратно сумки с картошкой. Всё так же состояла в секции кактусоводов Общества изучения Амурского края. Когда ей было за 95, Екатерина Прокопьевна приходила на музейную «Улицу мастеров» со своими поделками. Ее обступали ребята, а она доставала из пакетиков припасенные семена, пух, зернышки, камешки, веточки, рыбные плавники (чтобы бабочек сотворять) — и, как и в молодости, с добродушнейшей улыбкой учила детей тому, что умеет сама. В 98 лет ходила на открытие «отремонтированного» Жариковского сквера и выговаривала властям, что лавочек не поставили.

Восемь лет назад, на 80-летие пионерии, она принесла пожелтевшие от времени листы бумаги, на которых выцветшими синими чернилами были записаны слова самых первых пионерских песен: «Взвейтесь кострами», «Картошка»… Эти листочки она передала на выставку в честь юбилея пионерской организации, проводившуюся Центром детского и юношеского творчества на базе расформированного в 1993 году музея пионерии. «Мы готовили этот музей, — говорила тогда Екатерина Прокопьевна, — чтобы долгие годы дети знали, какими мы были, и брали с нас пример. Потому что любовь к Родине, патриотизм — это остается навсегда, это вечно». Нет музея. С трудом можно узнать что-нибудь об истории приморской пионерии, хотя интерес к этому всё сильнее, всё больше взрослых понимают, какой рычаг воспитания упустили.

Сегодня Екатерина Прокопьевна — прапрапрабабушка. Живет вместе с 75-летней дочерью, закончившей трудовую деятельность старшим инженером «Дальрыбы», и внуком. На вопрос: «Как удается сохранять молодость души и тела? » — приветливая, энергичная Екатерина Прокопьевна еще совсем недавно отвечала: «Не ем мучного, не коплю обид и не ленюсь. Какие наши годы?! В 95 жизнь такая же интересная, как и в 25». А сегодня на этот вопрос отвечает так: «Всем надо помогать друг другу». И так же очаровательно улыбается. 

Во Владивостоке сегодня живет всего 9 жителей, достигших 100-летнего возраста. 7 февраля, в столетний юбилей, Екатерину Прокопьевну поздравили совет ветеранов учителей Ленинского района, от КПРФ ей подарили красный шарф с партийной символикой, мэрия вручила ей как труженице тыла юбилейную медаль «65 лет Победы в Великой Отечественной войне» и одну (!) тысячу рублей, приходили пионеры, скауты, дарили конфеты, цветы… 
Вот и я вписалась в непрерывную череду гостей. 

09:30, 20.05.2010 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Владивосток → Первой пионерке Владивостока Екатерине Золотарёвой исполнилось сто лет

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2019 г. Редакция: mail@vestiregion.ru.
При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Размещение рекламы на сайте.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100