Военная реформа продолжает «шествие», под её сапогом рушатся остатки оборонной промышленности Приморья (ФОТО)

25-й военный авторемонтный завод в Уссурийске. В свои лучшие времена обеспечивал ежегодно 2 700 «усредненных» капитальных ремонтов «усредненных» же единиц техники, 12 тысяч ремонтов агрегатов, 8,5 тысячи капитальных ремонтов двигателей — КрАЗы, КамАЗы и пр. В свои лучшие времена давал работу от 700 до 1 200 рабочим, обеспечивая боеготовность воинских частей Приморского, Хабаровского краев, Сахалина, Камчатки и «северов».
 
Военная реформа продолжает «шествие», под её сапогом рушатся остатки оборонной промышленности Приморья (ФОТО)

Приставов заказывали? 

При всей своей «милитари» ориентации производство вполне вписалось в ухоженный «интерьер» Уссурийска, заняв один из видных участков города вдоль федеральной трассы. Компактный квартал заводских построек почти не виден за буйной зеленью. На территории тоже всё зелено: на фоне берез и пихт, цветущих газонов и легкомысленных верандочек военно-ремонтные «мощности» выглядят мирно, и, если б не гид, можно было подумать, что это профилакторий.

— Завод был создан в 33-м на базе артели «Украинский воз», ремонтировавшей повозки, телеги, — рассказывает председатель завкома Раиса Горовая. — Вот это наш главный цех — моторный, два года назад был полностью отремонтирован, стеклянную крышу наладили, обустроили все подсобки… Это сборочный отсек, а вот за этим станком работал уникальный специалист по расточке валов (сейчас он дежурит на вахте). А вообще в этом цехе когда-то было 200 рабочих, — вздыхает профактивистка.

Нынче цех совершенно пустой, как будто все ушли на обед или на пересменку. Станки, механизмы, подвесной конвейер, будто только остановились, нажать на кнопку — и сдвинутся. Одно настораживает — подозрительная чистота, какая-то…нерабочая. Идем дальше.
— Вот здесь литейка, чугунное литье, есть отделение литья стального. Всё оборудование законсервировано, но будет заказ — заходи, врубай рубильник, и всё тут же закрутится, завертится, — убеждает Раиса Петровна. — Всё у нас есть: и бытовой комплекс, и медицинский центр, и даже спортивный комплекс с бассейном. Содержим и порядок поддерживаем своими силами.

Порядок отменный и в цехах, и на территории: заводская «Доска почета» смотрится празднично, нет привычного для таких мест «технического хлама». Зелень ухожена, дорожки выметены, все почищено и подкрашено — такое впечатление, что на заводе ждут высоких гостей, пишет ТОК(Марина Лобода).

Военная реформа продолжает «шествие», под её сапогом рушатся остатки оборонной промышленности Приморья (ФОТО)

На самом деле, ждут судебных приставов.

Менеджеров заказывали? 

— Я уверена, президент просто не знает, что у нас происходит, это же просто вредительство, уничтожать такое ремонтное производство, — по-женски переживает профсоюзница, итожа экскурсию по умирающему заводу.

Раиса Петровна «чисто по-женски» доверчиво заблуждается, именно Дмитрий Медведев на коллегии Минобороны вынес заводу приговор, заявив год назад буквально следующее: «…Надо прекращать ремонтировать, надо закупать новую технику. Если в прежнее время, когда у нас возможности были поскромнее, это еще было как-то объяснимо, то ремонтировать технику в условиях кризиса, когда предприятия ОПК не полностью загружены, неприемлемо — надо покупать новую технику», — скомандовал президент. 

Многие даже не удивились ходу мыслей типичного пассажира служебного лимузина — ремонт — это не комильфо, лучше выбросить и купить новое. На самом деле любой автомобилист понимает, без техобслуживания и ремонта никак нельзя, даже проверенным иномаркам. А что говорить об отечественном «автопроме», на котором вся армия держится? Тут без набора запчастей и инструментов «первой необходимости» вообще с места не стронешься. Дмитрий Анатольевич не в курсе?

Но то, что простительно «штатскому» президенту, категорически недопустимо для главнокомандующего великой державы. Поскольку его оговорка, неточность (описка спичрайтера) — для подчиненных прямой приказ. Уже через год (в марте 2010) министр Сердюков доложил главкому: «Вы дали нам поручение… мы на самом деле сократили все ремонтные работы, которые сочли не совсем эффективными». Под сокращение угодил и уссурийский авторемонтный завод.

Военная реформа продолжает «шествие», под её сапогом рушатся остатки оборонной промышленности Приморья (ФОТО)

Табуреточника заказывали?

Это было — как выбить табуретку из-под ног. Ведь предприятие только-только начало выкарабкиваться из огромных долгов, в которых в «проклятые девяностые» и «сытые» двухтысячные увязла вся оборонка России. В 2008 году заводу удалось снизить «кредиторку» в 2,6 раза, задолженности по кредитам не было в принципе. И были все шансы поправить дела, только чистая прибыль 2008 года достигла 26,5 миллиона рублей (в шесть раз круче предыдущего года). Впервые за долгое время удалось вложиться в производство — провели реконструкцию цехов и участков на 17 миллионов рублей. Одновременно рабочим подняли зарплату сначала на 20, потом еще на 50 процентов, в результате она подскочила с десяти до двадцати и более тысяч. В общем, завод задышал, но настал год 2009-й с приказом главкома «ремонт свернуть». 

Председатель профкома показывает пачку обращений в инстанции — президенту, премьеру, спикерам, губернатору и т. д. «…В январе 2009 г. мы выиграли конкурс на заключение госконтрактов на сумму 193 миллиона рублей, — пишут заводчане. — Контракты были подписаны, была составлена производственная программа, по которой завод работал и до апреля выполнил объем работ на 60 миллионов рублей». Всё это без авансирования Минобороны, своими средствами, под банковские кредиты и в долг у поставщиков — никто даже не сомневался, что обещанное (и подписанное!) будет исполнено. Но в апреле из министерства пришел «уточненный» госзаказ с уменьшением финансирования с 193-х до 44,2 миллиона (в пять раз!).

Понятно, в каком положении махом оказался завод. Чистый убыток по причине отказа Минобороны от госзаказа в 2008 году составил без малого 24 миллиона рублей. Отсутствие госзаказа в 2010-м долги нарастило, поскольку хозяйство (а это четыре территории, котельные, инфраструктура, охрана и пр.) надо содержать. Уже в апреле общая «кредиторка» превысила 42 миллиона рублей — это долги по налогам, поставщикам, зарплате рабочим и пр.
С августа прошлого года счета АРЗ арестованы, на предприятии объявлен «всеобщий простой».

Военная реформа продолжает «шествие», под её сапогом рушатся остатки оборонной промышленности Приморья (ФОТО)

Пикетчиков вызывали? 

— Очень жалко рабочих, таких профессионалов нынче уже не сыщешь, — сокрушается профсоюзный лидер. — Завод потерял до 90 процентов классных специалистов-ремонтников, в феврале объявлено о сокращении «предпоследних» 97 человек — но ни рубля на выплату «выходных пособий» из министерства не поступило. Хотя еще в январе министр подписал приказ о погашении нам задолженности более чем на 36 миллионов рублей, в том числе по зарплате. Пока люди держатся, остались высококлассные спецы — шлифовщик коленвалов Сергей Пикин (работает четверть века), лучший сварщик «всех времен и народов» Вячеслав Бабаев (универсал, он любую деталь сварит) и другие. — Чтобы хоть как-то их удержать, мы отказались от услуг ЧОПа, «трудоустроили» наших мастеров в охранники и вахтеры. Это неправильно, они ж с завязанными глазами могут собрать-разобрать агрегат. Вот он идет по улице, мимо — КамАЗ, а у него в голове компьютер: тут клапан стучит, там болтается, седло скрипит… Но на все наши обращения в Минобороны ответ один: сокращайте людей — и ни рубля на то, чтоб сделать это по-человечески. Понятно, рабочие недовольны очень… А у нас ведь тут до федеральной трассы всего 20 метров, — осторожно добавила профсоюзный лидер. 

Военная реформа продолжает «шествие», под её сапогом рушатся остатки оборонной промышленности Приморья (ФОТО)

Могильщиков заказывали?

Если в ближайшее время ситуация не поправится, придут приставы, опишут имущество и выставят на торги. Причем в первую очередь с молотка уйдут самые лакомые «кусочки», прежде всего, высоко оснащенный моторный цех при полной экипировке — это сердце завода, без которого предприятию верная смерть, убеждены заводчане. 

Между тем это стало уже рабочей схемой для министерского «менеджмента» — акционировать предприятие, посадить его «на голодный паек», загнать в долги по самое «не могу», а затем пустить «с молотка» в «надежные» руки самые лакомые кусочки. Ведь именно по такой немудреной схеме раздербанивали Дальзавод? Это может случиться с 25-м центральным авторемонтным заводом, потому что на все вопросы министерство (оно же собственник предприятия) упорно отмалчивается, будто решило взять ремонтников на измор.

— Чего мы только не предлагали, — рассказывают заводчане. — Если владельцы считают предприятие «избыточным», то нужно избавиться от лишних активов, территорий и оставить ровно столько, чтобы завод справлялся с нынешним объемом задач — безубыточно. Но очень похоже, что стоит иная задача — избавиться от завода вовсе, полностью передать ремонтную базу коммерсантам через банкротство. 

Уже сегодня представители бизнеса «заглядываются» на предприятие, полгода назад СМИ писали, что группа компаний «Мао Моторс» не прочь использовать простаивающие площади под сборку китайской строительной техники. Из двух десятков приморских «площадок» выбрали уссурийский завод (разбираются!) «На сборочной линии длиной 280 метров компания намерена собирать модели грузовых автомобилей FAW, HOWO, HANIA, отвечающих стандартам Евро-4, — от 10 тысяч до 65 тысяч авто в год (стоимость проекта оценивается в 1,5 млрд рублей), сообщали СМИ. Но не случилось. Министерство хранит гробовое (в буквальном смысле) молчание, предприятие планомерно идет ко дну. 

Вот так и живем — собираем автомобили на угробленном судоремонтном заводе, когда на глазах без работы загибается реальное автопроизводство. 

Китайцев заказывали?

С чем останется Дальний Восток? Вопрос интересный, из четырех авторемонтных военных заводов в регионе осталось два — в Уссурийске и под Хабаровском — и оба дышат на ладан. Между тем наша армия практически вся на колесах (кроме гусеничных) — причем, на отечественных, что на порядок усугубляет потребность ремонта. Военные специалисты уже кричат криком: войска не просто нуждаются, а катастрофически нуждаются в ремонтной базе! Техники много, она никуда не делась, но ездить не на чем, «единицы» выходят из строя, а ремонтировать негде и некому. В рамках «модернизации» армии прапорщиков-специалистов «как класс» ликвидировали, ремонтно-восстановительных рот и батальонов нет, ремонтные участки в частях разорены и пустуют — технические проблемы нарастают как снежный ком, утверждают военные. 

Но дело не только в железках — с ними работают люди. Отцы-командиры констатируют: в армии резко упал уровень подготовки, к технике подходят практически пацаны. Проблема не только в том, что техника требует специальных знаний — беда, что незнания она не прощает. И может жестоко, со всею мощью въехать стопарем от шины КамАЗа прямо матросику-срочнику по голове (земля ему пухом)…

В контексте заявленной «модернизации» армии воинские подразделения тасуются, сокращаются, сливаются, соответственно техника переходит из руки в руки, теряет свою «историю» (специалисты поймут)... Войска добивают то, что имеют, пряча рухлядь по темным углам, когда начальство проверяет «боеготовность», признают командиры. И никакие продвинутые «инновации, «нананотехнологии» тут не выручат, тут всё просто, как репа: КамАЗы как были КамАЗами, так ими и останутся, даже новые они без догляду просто не едут.

Надежды на то, что коммерческие структуры заменят угробленные оборонные производства (как мечтает Минобороны), — пустые. Даже если на месте уссурийского АРЗ не построят сауну, а оставят как есть, толку будет немного, считают специалисты. Всё дело в приоритетах: задача у оборонки была и есть лишь одна единственная — обеспечивать боеготовность армии. Безоговорочно. Смысл бизнеса кардинально иной — прибыль любой ценой. Прибыль нередко делают на наших костях — будь то кости рабочих Саяно-Шушенской ГЭС, шахтеров с «Распадской» или матросика-срочника — какая бизнесу разница? Ценой может стать даже боеготовность целой страны, капитал ведь «интернационален» — неужели менеджеры в Кремле этого не понимают? 
— Рано или поздно наши военачальники поймут, что без ремонтной базы не может быть боеспособной армии — это единственный, но неопровержимый наш аргумент в пользу завода, — говорят рабочие. 

Седой ветеран (терять нечего) добавляет: «Если, конечно, не стоит иная задача — сдать Дальний Восток соседям. Тогда всё в порядке, для последнего броска на запад ресурса технике хватит… Но тогда это называется по-другому — государственная измена, — жестко отрезал старик.

Военная реформа продолжает «шествие», под её сапогом рушатся остатки оборонной промышленности Приморья (ФОТО)

Фото — Марина Лобода.

20:00, 03.06.2010 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Приморье → Военная реформа продолжает «шествие», под её сапогом рушатся остатки оборонной промышленности Приморья (ФОТО)

You must be logged in to post a comment.

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2021 г. Редакция: v.f.goncharov@gmail.com.
Редактор: Гончаров Вячеслав Фёдорович. Тел: +7(924)331-05-58. При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Яндекс.Метрика
Rambler's Top100