«Тихоокеанский Комсомолец» продолжает отслеживать обстановку на «партизанском» фронте

Следственный комитет обвинил «кировских партизан» еще в четырех убийствах, якобы в этом признались сами преступники. Обвиняемый «партизан» Александр Ковтун сделал заявление: «явку с повинной» об убийстве четырех человек он подписал под пытками…

«Тихоокеанский Комсомолец» продолжает отслеживать обстановку на  «партизанском» фронте

Марина Лобода. 

…На «партизанском» фронте затишье. Отгремевшее канонадой месяц назад дело о группе кировских «мстителей» сначала капитулировало с газетных полос, потом потеснилось с обывательских «кухонь» и лишь изредка еще погромыхивает на политически озабоченных интернет-форумах.

Создалось впечатление, что всё «устаканилось»: после нескольких заявлений о силовом воздействии на задержанных с целью добычи «правильных» показаний родные притихли, адвокаты замолкли, «общественность» успокоилась. «Московский» журналист Васильчиков посредством пресс-службы УВД тиснул заметку о радужных буднях СИЗО, где «партизаны» крутят солнышко на турнике и листают чуть ли не порножурналы… И даже самая отчаянная защитница Татьяна Уварова (это она подняла в СМИ шум, что ее подзащитного «прессуют») знать о себе не давала. Всё хорошо?

За что «ушли» адвоката

…На днях Татьяну Уварову отстранили от дела, теперь она не защитник Александру Ковтуну. Предлог типичный для таких комбинаций, из адвокатов она переквалифицирована… в «свидетели» штурма здания в Уссурийске, где окопались «кировские партизаны» и куда была вызвана именно в качестве адвоката для самого упертого из выживших Александра Ковтуна, пишет Марина Лобода (ТОК).

Татьяна вспоминает, мчала тогда в Уссурийск из Спасска со скоростью 140 км в час, с эскортом милицейских мигалок. В это время под окнами осажденного дома милицейский подполковник который уж час уговаривал «партизан» прекратить сопротивление и сдаться. Дольше всех колебался Ковтун, он был явно напуган, просил обеспечить ему правовую защиту. Подполковник божился: адвокат уже едет и вот-вот будет… Мать со слезами упрашивала: выходи сынок, твой защитник будет рядом на протяжении всего следствия… Сын поверил.

Но не случилось. Хоть свидетелей уссурийского штурма было немало (зеваки, прохожие, журналисты, жильцы соседних домов), защитник Ковтуна Татьяна Уварова оказалась для следствия самым ценным свидетелем. Возможно, случайность, но из адвокатов ее «уволили» после ряда обращений защитницы в местные и федеральные СМИ. Юрист сообщила, что на ее подзащитного оказывают психологическое и физическое давление, вынуждая признаться в преступлениях, которые он не совершал («Радио Свобода»). Адвокат всерьез опасалась, что на «кировских партизан» теперь будут повешены все «висяки» округи. Следственный комитет при прокуратуре края тогда парировал: ни со стороны защиты, ни со стороны самих обвиняемых на протяжении всего следствия каких либо жалоб, заявлений или ходатайств не поступало. После чего Татьяну Уварову тихо «ушли» в свидетели (коллеги шутили: скажи спасибо, что не в «соучастники»).

Как это делается 

Последние профессиональные действия адвоката Уваровой — она успела зафиксировать официальное обращение своего подзащитного в видеоварианте (запись размещена в Интернете) и в письменной форме. Мы процитируем его с сокращениями. 
«08.07.2010 года в 10 утра меня вывезли из СИЗО 25/1 на улицу Карбышева, в отдел ОРЧ-4, для проведения опроса. До проведения опроса оперативным работником Зайцевым (так его называли сотрудники) ко мне применялось физическое насилие, которое выражалось ударами в область паха и головы. Сотрудник надевал красную перчатку с поролоновой прокладкой, которую достал из сейфа. Физическое насилие применялось периодически до приезда следователя из прокуратуры, приблизительно около часа. При применении насилия оперативный работник объяснял мне, что писать жалобы не стоит, так как все жалобы возвращаются к ним… 

20.07.2010 года меня вывезли из СИЗО на улицу Карбышева, в ОРЧ-4. Там оперативными работниками ко мне применялось физическое насилие в виде удушения посредством затягивания на голове полиэтиленового пакета до потери сознания. При этом я находился в наручниках, сидя на полу. У меня требовали подписать явку с повинной и взять на себя убийство четырех человек. Я не выдержал и подписал явку. Сейчас я опасаюсь за свою жизнь и здоровье, опасаюсь, что и дальше меня посредством физического насилия будут принуждать к подписанию других «явок с повинной» за преступления, которые я не совершал… Прошу помочь в соответствии с действующим законодательством и оградить меня от физического насилия сотрудниками ОРЧ-4. 21.07. 2010г., Ковтун».
Прежде чем стать особо ценным «свидетелем», адвокат Уварова успела отправить копию этого заявления в уполномоченные инстанции, по всем известным ей адресам. 

— Я говорила со своим подзащитным очень откровенно, об этих четырех убийствах он вообще ничего не знает, ни о каких людях, якобы обнаруженных убиенными в Кировском, он вообще ничего не слышал, узнал только в ходе дознания. Тем не менее, всё подписано. Когда три раза подряд теряешь сознание от удушения, подпишешь еще не то. Если президент, Общественная палата РФ, уполномоченный по правам человека (им я также направила обращение, всего по 24 адресам) — если всем им плевать на то, что происходит, тогда я уже не знаю, куда обращаться, в какие двери стучаться, — вздыхает защитница. 
Стучаться поздно, день спустя после заявления А.Ковтуна Следственный комитет доложил о «добровольном» признании обвиняемого в групповом убийстве. 

Защита «по назначению»

С адвокатами у Александра Ковтуна вообще незадача: Уварову «ушли», другой «независимый» защитник в самый нужный момент «съехал», он всегда «недоступен», сетует мать Александра Ковтуна. За всё время расследования встретился с подзащитным лишь раз, да и то непонятно зачем, недоумевает сам заключенный. Так что фактически сейчас Ковтуна сопровождает лишь государственный адвокат «по назначению». 

— Он звонил мне, рассказывал, что Саша себя очень хорошо чувствует, аппетит хороший, даже улыбается, жалоб нет, — вздыхает мать заключенного Татьяна Петровна. — А как же хорошо, если за всё время задержания его только раз водили в баню, 29 июня, с тех пор парень ни разу не мылся. Я пожаловалась, что на сына оказывают давление, бьют, а адвокат мне: ну, надо терпеть, никто его там не бьет, просто мешок на голову надевали… А то, что сын три раза терял сознание, это ничего? Мне и Саша по телефону вчера говорил, что нет толку нанимать адвокатов, они не могут сделать ничего, их просто выставляют за дверь, а со мной проводят «нужные» следственные действия. Тут не слушают никого, следствие идет своим ходом в заданном направлении, — говорит мать.
Рассказала о следственном эксперименте, который проводился на местности (поселок Кировский небольшой, все друг друга знают и соблюсти «тайну следствия» практически невозможно). 

— На днях сына привозили сюда для следственного эксперимента, он сказал, прежде чем привезти, его три дня били и грозили в открытую: если ты не покажешь то место, какое укажем, мы тебя там же и закопаем. Так вот, вывозили Сашу в район нового кладбища, дальше наших милиционеров не пустили, потом попросили привезти лопату, но, говорят, что ничего не нашли — при всем этом присутствовал только адвокат «по назначению». В тот же день Сашу увезли во Владивосток. Зато на другой день (22-го) совершенно в другой стороне — за рекой, на повороте к Марьяновке нагнали технику к какой-то насыпи, пригласили понятых, начали экскаватором что-то копать и якобы обнаружили чьи-то останки, которые были опознаны родственниками по одежде. Но это совершенно в другом месте! Откуда я всё это знаю? Да у нас здесь всё на виду, наши сотрудники РОВД и люди, которые присутствовали на месте обнаружения останков, рассказали. Имена называть не буду, все разговоры прослушиваются, а Саша потом говорит: мама, вот мы поговорили, а меня после этого только больше бьют. 

Сердце матери

Мать до сих пор не верит, что сын мог совершить ТАКОЕ. Ну ладно — «минутное помутнение», но что сын — серийный убийца, которому нынче приписывают душегубство четверых человек под Кировским, милиционера во Владивостоке и еще бог знает кого… 
— Но неужели бы я не заметила, что с сыном что-то не то, ведь любой человек, совершивший ТАКОЕ меняется, этого нельзя скрыть. Материнская любовь, может, и слепа, но сердце-то материнское не обманешь, — всхлипывает женщина…

Вряд ли можно стопроцентно довериться «сердцу матери», но прислушаться стоит, и уж точно, не меньше, чем к «свидетельствам» кировских милиционеров. 

— А что с милиционерами будет, — вздыхает Татьяна Петровна, — начальник РОВД временно отстранен, другой на больничном, остальные работают на прежних местах. Внутренняя проверка ничего не выявила. А как «ничего», если в начале июля второй мой сын Вадим попал на больничную койку после «дознания» наших кировских милиционеров. Его избили до такой степени, что он месяц лежал в больнице, теперь у него опущена правая почка. Тем не менее, в возбуждении уголовного дела отказано. Да вы пройдите по Кировке, вам народ много чего про наших «стражей» расскажут. 

Почем нынче защита? 

Найти новых адвокатов для обвиняемых, взамен выбывающих, крайне трудно: ссылаясь на то, что дело «уж больно громкое», приморские защитнички ломят цену от 500 000 рублей до 1 000 000 рублей (неопытная адвокат-девчушка запросила триста тысяч целковых). Ну откуда в Кировском такие деньги?! А страничка на кировском сайте, где «с миру по нитке» собирали средства для «партизан», на этой неделе исчезла… 

— Я договаривалась на защиту за 50 тысяч, первоначально договор подписан на 10 тысяч рублей плюс транспортные расходы (я сама в Спасске, родственники в Кировском, подзащитный во Владивостоке), — говорит «уволенная» Татьяна Уварова. – Но начав работать, я убедилась, тут правду никто не ищет. Думаю ни один из «вменяемых» адвокатов (из местных) в это дело сейчас не полезет, потому что оно приобрело политическую окраску. Вы не поверите, они нас прослушивают: когда меня отстранили от дела, я поздно ночью позвонила маме Ковтуна, обсуждали, кем меня заменить… Уже наутро к нам звонит человек и со ссылкой на следователя спрашивает то, о чем мы говорили ночью – об этом в принципе никто не мог знать! Значит, мы на прослушке? 

Я в одном уверена, в следующий раз (не дай бог), никто «добровольно сдаваться» не будет — что толку? Смысла нет: сотрудничество не идет (мы писали два заявления на сотрудничество, нам отказали), тебя никто не слушает, никому ты не нужен, с тобой работают оперативные работники так, как они считают нужным, и на тебя повесят всё, что у них «висит». К чему сдаваться — люди будут идти «ва-банк» либо будут стреляться…

И мы ничего не можем сделать, горько признать, но я понимаю — это дело мы проиграем. Против системы шансов нет. Одно тревожит, сейчас ребят нагрузят по полной, они ответят не только за «свое», но и за то, чего не совершали. 

Другая правда  

Следственный комитет при прокуратуре Приморского края выдвинул новые обвинения против кировской «группы». Опуская эмоциональные и политические оценки (не присталые официальному юридическому документу), оставляем суть.
Роману Савченко, Максиму Кириллову, Владимиру Илютикову и Александр Ковтуну предъявлены обвинения в совершении преступлений по статьям УК – «убийство», «посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа», «бандитизм», «незаконный оборот оружия, хищение оружия, боеприпасов», «разбой», «умышленное уничтожение и повреждение чужого имущества», «хищение», «кража». А именно:
— Сентябрь 2009 г. — выследили, убили и закопали четверых наркоманов (п.Кировский).
— 27.02.2010 г. — нападение на сотрудников ППС, один человек убит, второй ранен (Владивосток);
— 14.04.2010 г. — хищение из частного дома бензопилы, электропилы, электродрели и пр. (п.Кировский);
— 02.05.2010 г. — хищение ружья, патронов и др. имущества (с. Подгорное);
— 16.05.2010 г. — нападение на водителя, хищение автомобиля (р-н с. Вольно-Хвалынское);
— 24.05.2010 г. — нападение на троих граждан, избиение, похищение автомобиля, деньг и др. ценного имущества (г. Лесозаводск);
— 25.05. 2010 г. –хищение радиостанции, фотоаппарата, карты дислокации постов милиции, и т.д. из пункта милиции, поджег помещения (ст. Варфоломеевка)
— 27.05.2010 г. — нападение на сотрудника милиции, убийство, хищение материальных ценностей (с. Ракитное); 
— 29.05.2010 г. — обстрел сотрудников ГИБДД (гострасса «Спасск — Варфоломеевка»);
— 11.06.2010 г. — с целью воспрепятствования законной деятельности сотрудников правоохранительных органов произвели выстрелы, двое сотрудников ранены (г. Уссурийск).

Проводятся следственные действия, направленные на установление других эпизодов преступной деятельности обвиняемых, сообщает Следственный комитет.

P.S. Редакция не считает нужным давать комментарии изложенным мнениям и позициям. Со своей стороны мы готовы подготовить и опубликовать информацию «из первых рук», побывав в следственном изоляторе, где содержатся обвиняемые (и в частности А. Ковтун), выслушав мнения всех сторон — и подозреваемых, и следователей (без претензии на «тайну следствия»). 
Смеем пообещать представителям УВД: подготовленный материал по качеству и достоверности изложения не уступит заметке, подготовленной из стен СИЗО «московским» журналистом Васильчиковым.

К сведению:
«… оперативным работником ко мне применялось физическое насилие, которое выражалось ударами в область паха и головы… оперативный работник объяснял, что писать жалобы не стоит, так как все жалобы возвращаются к ним… ко мне применялось физическое насилие в виде удушения посредством затягивания на голове полиэтиленового пакета до потери сознания… требовали подписать явку с повинной и взять на себя убийство четырех человек. Я не выдержал и подписал явку… опасаюсь за свою жизнь…» 
(Из официального обращения А. Ковтуна к адвокату Татьяне Уваровой) 

14:36, 29.07.2010 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Горячие новости → «Тихоокеанский Комсомолец» продолжает отслеживать обстановку на «партизанском» фронте

You must be logged in to post a comment.

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2021 г. Редакция: v.f.goncharov@gmail.com.
Редактор: Гончаров Вячеслав Фёдорович. Тел: +7(924)331-05-58. При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Яндекс.Метрика
Rambler's Top100