Кто с кем борется в треугольнике «граждане России — наркодилеры — наркополиция»?

Об опасности наркотиков для современных россиян, а особенно для молодежи, сказано и написано много всего. В Приморском крае была разработана, принята и не первый год действует целевая губернаторская программа «Приморье без наркотиков». Но, как и во всей остальной России, наркотики в Приморском крае были, есть и, очевидно, будут еще долго: объем наркотрафика в край неуклонно нарастает устрашающими темпами.

Пути трафика неисповедимы?

Отнюдь нет: на данный момент мировое лидерство по производству наркотиков опийной группы и прежде всего героина занимает уже не Индокитайский «золотой треугольник», а центральноазиатский Афганистан. За последние десять лет производство опиатов в этой стране выросло более чем в 40 раз, превысив выход опиатов в 8 000 тонн в год, или 92 процента от всего мирового производства этого наркотика (по данным ООН на 2009 г.), на сумму свыше 100 млрд долларов США, пишет Виктор Булавинцев (ДВВ).

Десятки тонн этого героина через северную границу Афганистана с Узбекистаном и Таджикистаном, через Киргизию и Казахстан отправляются либо в Россию, либо через Россию транзитом в страны АТР и Европу. До 2006 года, пока таджикско-афганскую границу охраняли российские погранвойска, оценочный объем наркотрафика через нашу территорию достигал 10–12 тонн в год (треть из которого «вылавливалась»). А с 2007 года объемы такой контрабанды растут в разы: в 2008 году афганский наркотрафик через РФ оценен примерно в 18 тонн, а в 2009 году — уже в 54 тонны!

По данным, которые в минувшем году озвучил начальник ФСКН РФ Виктор Иванов на заседании Государственной Думы, ежегодно в России задерживается не менее 8 тысяч оптовых поставок (оптовой, по международным меркам, считается партия из 20 и более тысяч разовых доз). При этом порядка 12 тонн чистого героина (более 3 миллиардов доз!) «оседают» на территории России для «внутреннего потребления». И в практике ФСКН уже стало нормой изъятие единовременно нескольких килограммов героина — в целом по стране изымается по 10 килограммов в день! — а при изъятии особо крупных партий счет идет не на килограммы даже, а на десятки и сотни килограммов «зелья»… При этом уже в начале нынешнего года глава ФСКН констатирует дальнейший рост и «открытие» новых каналов трафика через Туркмению и Кавказ, порты Черноморья и Каспия. 

Глава антинаркотического ведомства посетовал депутатам, что из-за несовершенства наших законов жители азиатских республик свободно перемещаются по всей стране на грузовиках с сельхозпродукцией для реализации, и привел примеры такой «продукции»: начиненный героином репчатый лук, прибывший в грузовых фурах из Казахстана, и даже «фаршированную» наркотиком курагу, попавшую на кухню… детского садика в поселке Севастьяново Ленинградской области из Узбекистана. Другим важным пробелом в законе Виктор Иванов назвал «уравниловку» в ответственности: особо крупный размер героина начинается с десятых долей граммов, а санкции одинаковы, что для мелкого драгдилера с 5 граммами зелья, что для оптовика с 5 килограммами или даже центнерами героина.

Приморский край в полной мере ощущает на себе кратный рост объемов наркотрафика: в 2000 году задержание драгдилеров с килограммом героина было беспрецедентным ЧП, в году минувшем задержание таджикских курьеров, следовавших на двух авто в Находку с 10 килограммами героина в стиральной машине и пакетах от сока, никого не удивило — ведь еще раньше в Артёме и Спасске-Дальнем обезвредили группу с центнерами опия! И число задержанных дилеров, в составе организованных групп и целых сетей по сбыту наркотиков, тоже растет год от года. Но всё же подавляющее большинство привлекаемых к уголовной ответственности по ст. 228.1 УК РФ — отнюдь не «воротилы» наркорынка, а «мелкие сошки»: это либо просто наркоманы, снабжающие зельем друг дружку (а, будучи пойман с двумя-тремя дозами, наркоман автоматически превращается в «барыгу» с «особо крупным размером»!), либо розничные сбытчики. Каналы же оптовых поставок «зелья» в край и сами драгдилеры-оптовики часто остаются за рамками уголовных дел и судебных вердиктов — с формулировками «неустановленные лица». А значит, освободившиеся «вакансии» будут немедленно заполнены другими мелкими сбытчиками: при ТАКОМ темпе «конвейера смерти», только по официальным данным уносящего больше 80 жизней ежедневно, наркобизнес позиций не сдаст! А показатели «успехов в борьбе» достигаются числом привлеченных к ответственности — и рост этих показателей обеспечивают не те, кого следует выявлять и обезвреживать в первую очередь, а те, кого легче и проще поймать: в среднем, по доступной судебной статистике, на один приговор в отношении групп сбытчиков «дури» приходится 10–13 приговоров «одиночкам», где не выявлены цепочки поставок и не фигурируют оптовики.

«Хорошо сидим»

Мне неоднократно доводилось рассказывать о жителях Приморья, попавших за решетку по ст. 228.1 УК РФ, при весьма сомнительных обстоятельствах. Это и пример наркомана из Уссурийска Игоря Глазунова — уже осужденного к 11 годам лишения свободы за сбыт т. н. «химки», притом что «уличали» его другой наркоман-провокатор (также на данный момент осужденный) и психически больной сосед, у которого в квартире Глазунов якобы изготавливал и хранил «товар». Оперативную видеозапись одного из эпизодов «закупки» обвинение само исключило из доказательств — ибо запись свидетельствовала о полной невиновности подсудимого, как минимум в зафиксированном на ней эпизоде. И, как часто бывает, в его деле не фигурировали ни сколько-нибудь серьезные запасы «товара», ни поставщики наркотика и сырья для него. Но, тем не менее, Игорь Глазунов отбывает срок, а его родители, известные в Приморье правозащитники в сфере потребительских прав, поныне склонны считать уголовное преследование сына местью своих оппонентов, и уже после осуждения Игоря, нынешней весной, на подворье Глазуновых подбрасывали муляж взрывного устройства…

Другим подобным фигурантом является пятидесятилетний Иван Артёмов — семьянин и работяга, которого в конце 2006 года обвинили в торговле коноплей, когда он работал в одном из крестьянских хозяйств Партизанского района. Суд приговорил Артёмова к 8 годам лишения свободы при сомнительной доказательной базе: «контрольные закупки» (или провокации?) осуществляли только офицеры ФСКН, они же и свидетельствовали на суде. Хотя, по выводам экспертов, Иван Артёмов не прикасался к меченым деньгам, использованным при «контрольной закупке», а высушенную коноплю в крестьянском хозяйстве хотя и изъяли, но без законного постановления об обыске и без понятых — то есть невесть откуда. Если же в этом контексте вспомнить скандальное дело в отношении должностных лиц ФСКН и ДПС, «улучшавших показатели» в районе Партизанска и Находки путем подброса водителям конопли, где на скамье подсудимых оказались сразу полтора десятка человек, то дело Ивана Артёмова представляется вовсе не столь уж успешным в плане борьбы с наркотиками. Но мужчина третий год отбывает за решеткой, и, несмотря на многократные его жалобы, пересматривать его дело никто и не собирается: заявления Ивана Артёмова переправляются в те инстанции, что обвинили и осудили его…

Такого же рода факты неоднократно «всплывали» и в самой Находке: там обвинения в продаже наркотиков местной милицией (даже не наркополицией!) поставлены буквально «на поток». Причем обвинения эти часто строятся исключительно на показаниях неких лиц, зачастую наркозависимых, состоящих на оперучетах и «помогающих» таким образом милиции делать показатели. Так, в апреле нынешнего года в Находке был арестован некий Сергей Литовченко — обвиненный в торговле наркотиками лишь на основе показаний агента. Ни меченых денег, ни наркотиков у Литовченко не изымали, тогда как этот агент позднее официально признался в оговоре Литовченко по требованию сыщиков. Также на основе одних лишь показаний знакомого наркомана в Находке был арестован и предстал перед судом Сади Маммадов, — без изъятия у него каких-либо наркотиков, которыми он якобы торговал несколько месяцев, и тем более без выявления в ходе долгого следствия каналов поставок «товара» этому якобы «сбытчику».

Также судят и целую группу уроженцев Азербайджана во главе с Шахмаром Гаджиевым, проживавших в Находке и Партизанском районе, — которых есть основания подозревать в торговле наркотиками по прежним делам некоторых из них, но снова в деле полно сомнительных процессуальных документов, явно оформленных «задним числом» не выходя из кабинета, а никак не в ходе оперативно-следственных мероприятий. Зато также нет задержаний с поличным и изъятий «товара» у обвиняемых в наркоторговле… 

Примечательно, что, несмотря на множество подобных публикаций в краевых СМИ, на них не реагирует официально ни УФСКН по Приморскому краю, ни прокуратура, ни краевое УВД. Похоже, что существующее положение дел всех устраивает, а сидит ли в тюрьмах и колониях десятком другим больше или меньше — не важно? Показатели «успешной борьбы» есть, а то, что наркоты в крае становится год от года больше, это, выходит, уже другая тема?

Именно корысти ради

На основании вышеприведенных и подобных им фактов в последние несколько лет в нашем обществе формируется всё более стойкое мнение, что наркоторговля, как и иные виды «теневой» деятельности — контрабанда, кражи автомашин, проституция, захваты имущества фирм и жилья граждан, — покрывается сотрудниками силовых структур. А те отдельные случаи, когда таких деятелей выявляют, уличают и призывают к ответу, вовсе не прибавляют оптимизма обывателям. Но укрепляют их подозрения: мол, я так и думал, что милиция «крышует» наркодилеров (угонщиков, сутенеров, «черных риелторов» — нужное подчеркнуть), а вот их, голубчиков, и поймали! В самом деле, на данный момент общество уже не удивить сообщениями о приговорах милиционерам, покрывавшим наркодилеров, а то и прямо продававшим наркотики. Под суд шли и офицеры ГУ ФСИН по ПК, передававшие наркотики в места лишения свободы, и вымогатели, запугивавшие граждан фабрикацией уголовных дел либо обещавшие, наоборот, прекратить за деньги уголовные дела. Отсюда и вопрос: возможны ли действительно эффективные действия нашей правоохранительной системы против наркоторговли в нынешних реалиях с ее глубокой коррумпированностью? Ведь наркотрафик сопровождается оборотом таких грандиозных денежных потоков, где счет на миллионы долларов — в том числе и явно оседающих в карманах должностных лиц правоохранительной системы, прикрывающих деятельность драгдилеров-оптовиков, благодаря чему их так трудно бывает выявить и уличить. Или, может, расчет строится на том, чтобы пересажать ВСЕХ наркоманов, чтобы некому было ни покупать, ни продавать наркотики? Но тогда темпы слабоваты. Пока?

15:20, 08.08.2010 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Горячие новости → Кто с кем борется в треугольнике «граждане России — наркодилеры — наркополиция»?

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2018 г. Редакция: mail@vestiregion.ru.
При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Размещение рекламы на сайте.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100