Россия стала привлекательна для туристов

О том, как организована работа пограничных служб и какие сложности могут ожидать россиян и иностранцев на границе, рассказал представитель Департамента пограничной охраны Пограничной службы ФСБ, полковник Игорь Никульшин.

Столяр: Этим летом, впрочем, как и каждым летом, россияне отправляются за рубеж, чтобы отдохнуть. Отправляются на машинах, на поездах, на самолетах. И сегодня у нас в гостях представитель департамента пограничной охраны, пограничной службы ВФС полковник Игорь Никульшин. С Игорем Николаевичем мы сегодня обсудим, как россиянам выезжать за границу и как проходить с меньшими препонами все эти процедуры. В полном разгаре период летних отпусков, начало августа. Уже два месяца люди ездят за рубеж, отправляются в соседние государства, в том числе и на машинах. Сейчас зарегистрированы какие-то проблемы на российских пограничных пунктах?

Никульшин: Как правило, они связаны с очередями, которые возникают в пунктах пропуска. Эти очереди возникают в большей мере на российско-украинской границе. Это связано с тем, что народ выезжает отдыхать на Черноморское побережье. В выходные дни — пятница, суббота, воскресенье — пиковые, когда возникают проблемы с очередями. Потому что помимо россиян, следующих из Москвы, из других городов России очень много жителей приграничных районов, которые едут на выходные дни отдохнуть на море. Это большой пассажиропоток. И вторая проблема — то, что у нас, скажем так, с Украиной асимметричное развитие пунктов пропуска. Как пример можно привести такой пункт пропуска как Нехотеев-Гуптевка. Там, допустим, с нашей российской стороны пункт пропуска позволяет пропускать до 12 тысяч машин, восемь полос движения. А со стороны Украины всего лишь 2,2 тысячи машин в сутки. Соответственно это создает определенные сложности. Из-за этого создаются очереди. Также в этот период очереди возникают потому, что граждане России не в полной мере знают российское законодательство. Не все знают, что если ребенок выезжает в одиночном порядке, то ему необходима доверенность от одного из родителей или опекуна-попечителя. И необходимо иметь оригинал свидетельства о рождении, если ребенок едет на Украину с родителями. Некоторые берут ксерокопию свидетельства. И в связи с этим мы вынуждены этих детей не пропускать через границу. Это создает определенные конфликтные ситуации в пунктах пропуска, создает очереди. Граждане наши нервничают, обвиняют пограничников в бездушии. Но, к сожалению, закон един для всех. И закон о выезде и въезде из РФ, статья 20 именно трактуется так: если ребенок выезжает без родителей, должно быть нотариально оформлено согласие одного из родителей.

Столяр: Если ребенка не пускают, то людей просто разворачивают обратно?

Никульшин: Да. Мы вынуждены вызывать родителей, если ребенок следовал в одиночном порядке, к примеру, 16 лет ребенку, чтобы они забрали этого ребенка. Мы беспокоимся о безопасности детей, не бросаем их на произвол судьбы, оставляем у себя на какое-то время в пункте пропуска до приезда родителей или доверенных лиц, которые его могут забрать. Такая проблема.

Столяр: Вы сказали, что пропускная способность ниже с украинской стороны, там дорога уже.

Никульшин: Нет, пункт пропуска построен таким образом, что не было учтено, что по пропускной способности они должны быть одинаковыми. То есть мы строили свои, Украина — свои. Соответственно, они рассчитывали на одно количество машин, мы — на другое. В результате получаются пробки. Те же украинские пограничники не могут 12 тысяч машин при их пропускной способности осилить. Соответственно, машины стоят перед нашим пунктом пропуска, потому что по технологии мы не можем запустить сто машин в пункт пропуска. Мы запускаем на каждую полосу по пять машин. Все. Их оформим, потом следующая идет партия машин. И надо учитывать, что есть грузовые из этих восьми полос, предусмотрены полосы для оформления грузовых машин и рейсовых автобусов, которые курсируют между Россией и Украиной. И грузовые машины, которые перевозят товары, грузы, их тоже мы должны оформлять, это тоже занимает полосы определенные.

Столяр: А если взять, например, российско-белорусскую границу, там же по сути границы нет?

Никульшин: На российско-белорусской границе у нас проблем никаких нет, потому что пограничный контроль у нас отсутствует с Белоруссией. Там существует только порядка, если мне не изменяет память, около 14 таможенных постов. Они находятся только на крупных магистралях. И они просто проверяют грузы, которые следуют в Белоруссию и из Белоруссии. Граждане РФ, Белоруссии и других государств никакого паспортного контроля не проходят, а спокойно передвигаются. То есть проблем у них не возникает.

Столяр: С Украиной и Белоруссией понятно, там упрощенный визовый режим, там практически нет виз. Но есть, например, российско-эстонская граница. Это Шенгенская виза. В начале лета приходили сообщения, что там по выходным скапливается большое количество машин. Каким-то образом эта проблема решается с эстонскими властями, что-то уже придумано, как уйти от этих пробок жутких?

Никульшин: Мы стараемся от них уйти, сделать все, что от нас зависит. Мы в этих пунктах пропуска на эстонской границе добавляем постоянно личный состав, пункты пропуска для увеличения количества работающих кабинетов паспортного контроля. Но опять же, к сожалению, пока еще у нас не все пункты пропуска обустроены так, как они должны обустроены. Работа над этим постоянно ведется. Существует такая федеральная программа по обустройству границы. Федеральное агентство по обустройству границы РФ, сокращенно Росграница, занимается этими вопросам, разрабатывает проекты пунктов пропуска, ведется их строительство. Решается вопрос, разрабатывается приказ по реконструкции пункта пропуска в аэропорту Казани, открыт пункт пропуска в Шереметьево — терминал Д. В ближайшее время уже начнет функционировать терминал Е. То есть работа в этом направлении ведется. Эти пункты пропуска соответствуют уже международным требованиям, соответствуют пропускной способности. И потихоньку идет переоборудование старых пунктов пропуска и их замена новыми. Я думаю, через какое-то время эти вопросы будут разрешены. Но на той же эстонской границе, допустим, очереди в большей мере создают и грузовые машины. При въезде в пункт пропуска существует одна дорога на въезд в пункт пропуска, и на ней, к сожалению, стоят и грузовые и легковые машины. И пока этот вопрос мы решить не можем. Надо развивать автодорожные магистрали. Может быть, какое-то разделение вводить. Эта работа тоже ведется, но она более длительная. Потому что это отводы земель. Все это в компетенции других служб. К сожалению, от нас это не зависит. Единственное, что может сделать пограничная служба — это перевести личный состав с пунктов пропуска, где меньший пассажиропоток, и добавить людей в те пункты пропуска, где большее количество автомашин следует. Это делается в полном объеме.
Столяр: А вот технологически как-то различается процесс перехода границ, например, в аэропорту и на автомобильном переходе? Или все это одинаково проходит?

Никульшин: По линии пограничной службы — все одинаково, мы проверяем документы. Но единственная сложность — досмотр, если кроме нас существуют другие контрольные органы, например, Федеральная таможенная служба. В аэропорту у человека один чемодан или два, но когда он на автомобильном пропуске — это еще и автомобиль, который таможенной службе тоже надо проверить, досмотреть. Для ускорения процесса оформления у нас ведется работа сейчас, например, на казахстанском участке такой эксперимент проходит, совместный пограничный таможенный контроль автотранспортных средств. Что сокращает время оформления. И потихоньку мы этот опыт переносим и на другие участки границы. Но досмотреть автомобиль, вы сами понимаете, это не то же самое, что досмотреть чемодан в аэропорту. По нашим нормативам на все транспортные средства где-то до 30 минут может уходить на досмотр автотранспортного средства.

Столяр: Но вот, кстати, вы сказали, в Казахстане недавно вступил в силу таможенный кодекс Таможенного союза. Это как-то повлияло на работу пограничной службы? Именно на границе с Казахстаном?

Никульшин: Я бы сказал, что нет, потому что с созданием Таможенного союза все виды государственного контроля, они как бы в пунктах пропуска из них уходят согласно решениям. А пограничный контроль остается, как и был. Мы как работали, так и работаем, проводим проверку документов. Для нас ничего не изменилось. Может быть, это в дальнейшем сократит время оформления, так как там досмотр автотранспортных средств будет производиться другими контрольными органами, это уходит на другие участки. Поэтому, может быть, чисто для пассажиров, для людей, которые следуют с целью отдыха, для них время оформления значительно сократится, и они смогут быстрее попадать как в Россию, так и в Казахстан.

Столяр: У кого больше проблем при переходе границы — у русских или у иностранцев? Или здесь сложно ответить?

Никульшин: Здесь сложно ответить почему? Допустим, если гражданин России выезжает, мы у него проверяем только паспорт гражданина Российской Федерации, чтобы он выехал. За наличие виз государства, куда он едет, у нас отвечает компания-перевозчик. Допустим, в аэропорту на регистрации на рейс, который осуществляется перед паспортным контролем, пассажиры, которые не имеют виз Российской Федерации, то есть страны прибытия, отсеиваются, не доходя до паспортного контроля. То есть авиакомпания их не берет уже на борт. Поэтому с россиянами у нас проблем особых не возникает, только если что-то в документах. У них какая-то неисправность, тогда мы с этим пассажиром разбираемся, проверяем документ более углубленно и потом принимаем решение на пропуск или не пропускаем данного гражданина через РФ. При въезде в Россию у граждан России вообще проблем никаких нет. Согласно Конституции гражданин Российской Федерации имеет право на беспрепятственный въезд на территорию РФ. Если у него есть паспорт, он нормальный, действительный, мы его пропускаем, плюс во всех аэропортах созданы кабины паспортного контроля, на которых висит вывеска для граждан РФ. Время оформления гражданина РФ составляет где-то порядка 30-40 секунд, соответственно в этих кабинах люди оформляются гораздо быстрее, чем иностранцы, которые приезжают в Россию. У иностранцев нужно проверять визу Российской Федерации на въезд. Поэтому процесс подольше, порядка, может быть, минуты или выше. Сами понимаете, каждый документ специфический, состояние документа может быть разное, поэтому тут время варьируется от минуты до двух минут. Но, как правило, даже иностранцев мы стараемся оформлять в пределах минуты, потому что техника шагнула далеко вперед. Она позволяет быстро, качественно проводить проверку документа.

Столяр: Вы говорите, там 40 секунд, там — минута. Это именно нормативы, в которые сотрудник пограничной службы обязан укладываться?

Никульшин: Согласно нашим ведомственным документам на оформление пассажира нам отводится две, две с половиной минуты. Еще раз повторяю, техника шагнула далеко вперед, поэтому это время сократилось где-то для россиян до 40 секунд, для иностранцев — от минуты до двух. Но еще раз повторяюсь, все зависит от сложности документа.

Столяр: А что будет с иностранцем, если он прилетел в аэропорт, а визы у него нет? Кто за это отвечает, что с ним будут делать?

Никульшин: Есть такая международная конвенция ИКАО, которая гласит, что за пассажиров отвечает компания-перевозчик. Если пребывает гражданин иностранного государства в РФ, а у него отсутствует виза, мы данного гражданина задерживаем, не пропускаем через государственную границу. Вызываем представителя авиакомпании, которая его привезла, передаем гражданина. И авиакомпания начинает заниматься своим пассажиром. В каждом аэропорту в московской воздушной зоне, в других аэропортах, конечно, это не везде есть, имеются консульские учреждения МИД России, где находится консул. Представитель авиакомпании идет к консулу, берет документы пассажира, его документы, подтверждающие цель его приезда, у каждого гражданина это есть, если он с деловой целью едет или туристической, должен быть ордер-ваучер, должно быть приглашение соответствующей организации. Они решают эти вопросы. И, как правило, консульские учреждения выдают им визы, если имеются основания и подтверждающие цель их приезда документы, и гражданин в течение, скажем так, часа пропускается через границу. Тут в большей мере уже зависит все от работы сотрудника авиакомпании. Насколько быстро он подойдет, займется решением данной проблемы.

Столяр: Если помните, был такой фильм с Томом Хэнксом «Терминал». Человек попал в аэропорту и жил там долго. Ходят слухи, что вроде бы в Шереметьево живет некий гражданин Индии, уже 7 лет живет. Это правда? Или не знаете?

Никульшин: Это правда, есть такой гражданин Индии, он там живет. Здесь проблема создалась из-за чего. Данный гражданин прибыл на территорию Российской Федерации, далее он следовал в Европу. При следовании в Европу паспорт он свой уничтожил, у него был другой поддельный паспорт, который он предъявил. Я не помню, в какую страну он летел, но он там предъявил поддельный паспорт другого государства. Он не был пропущен в Европу, и по ИКАО компания-перевозчик, кто его привез, обязана его, если его не пропускают, отвезти обратно в страну, откуда он прибыл или в страну его проживания. Так как паспорт был поддельный, а следовал он из Москвы, он был отправлен в Москву. Документов у него никаких нет, его гражданство подтвердить никто не может. Сам он не говорит, гражданином какой страны он является. Соответственно, пограничная служба постоянно над этим уже несколько лет работает, работает компания-перевозчик, пытаясь установить его гражданство и настоящие его данные. Но данные гражданин этот скрывает.

Столяр: И сколько времени он уже находится там?

Никульшин: Где-то порядка семи-восьми лет.

Столяр: То есть он там живет, его там кормят.
Никульшин: Его кормит компания-перевозчик. То есть Аэрофлот его привез в Европу, обратно привез, вот его Аэрофлот кормит три раза в день, как положено.

Столяр: В принципе, не так плохо ему.

Никульшин: Да, бесплатное питание. Конечно, я понимаю, морально тяжело находиться столько лет в четырех стенах. Но опять же — есть люди кругом, с кем-то он общается. Но над этой ситуацией мы работаем, такого быть не должно. Потому что человек должен обрести какое-то пристанище, или свою страну, или попросить политического какого-то убежища. Но данный гражданин ни с какими просьбами не обращается.

Столяр: Это какая-то нехватка закона или как-то в других странах такая проблема решается?

Никульшин: Я не думаю, что это нехватка законов. Но человек скрывает кто он, откуда, мы предполагали, что он гражданин Индии, но Индия его не признает своим гражданином. Его отправляли и в Индию, но он обратно был отправлен в Москву. Поэтому здесь я затрудняюсь ответить, но это, я думаю, не законодательная проблема. Есть международные организации по делам беженцев, тут, наверное, в большей мере надо работать им, чтобы они установили его гражданство, решили его проблемы. Одна такая организация, кстати, этим и занимается тоже уже столько же лет, сколько и мы. Но он и им не идет навстречу, не называет своих данных, ничего. Я думаю, что приложим максимум сил, чтобы найти его страну и отправить его на родину.

Столяр: Но вернемся к россиянам. Как увеличивается поток туристов через пограничные пункты летом? Есть ли большое увеличение и по сравнению с предыдущими годами?

Никульшин: Как правило, в летний период во всех пунктах пропуска, не только в автомобильных, увеличивается в два раза поток граждан, следующих из Российской Федерации. Например, украинский участок Черного моря. Люди еще с советских времен знают, как хорошо там отдыхать. Очень большой поток пассажиров, выезжающих на Украину для отдыха на Черном море.

Столяр: А если посмотреть статистику за последние годы, кризис как-то повлиял, народу стало меньше уезжать по прикидкам?
Никульшин: Когда наступил кризис, в зимний период, осенне-зимний период, да, количество пассажиров снизилось. Но к лету опять пошло возрастание пассажиропотока, а именно туристов, которые выезжают на две-три недели.

Столяр: Я вот в последнее время на улицах заметил очень много машин с иностранными номерами — македонские, белорусские, латвийские, литовские, очень много номеров иностранных. Как вы думаете, может ли это говорить о том, что поток иностранных туристов в Россию увеличивается от года к году?

Никульшин: Мне кажется, да. Если пройтись по той же Москве, по Санкт-Петербургу, количество иностранных граждан очень сильно увеличилось. Потому что все-таки наша страна в последнее время начала стабилизироваться. Есть красивые места, и люди очень-то заинтересовались Российской Федерацией. И едут отдыхать не только в большие города — Москва, Санкт-Петербург — но и едут на природу, природа наша российская очень красивая. Поэтому, да, наша страна сейчас стала привлекательна. Народ поехал сюда, чтобы отдохнуть, посмотреть, ознакомиться с достопримечательностями России. Но и плюс на мировой арене мы видим, что имидж нашей страны улучшается. Это людей интересует и они даже и с чисто познавательными целями едут посмотреть что, как. Поэтому, да, количество туристов увеличилось.

Столяр: Буквально на днях выступал глава служб судебных приставов и рассказывал о том, что большое количество людей сейчас не выпускают за границу из-за того, что они не выплатили кредиты, алименты. Как пограничная служба работает с такими людьми? Как это выявляется?

Никульшин: Федеральная служба судебных приставов эти передает в пограничную службу. И когда это выявляется в ходе паспортного контроля, мы им сообщаем о том, что им необходимо обратиться в судебную службу по месту жительства и разрешить вопросы, почему их не выпускают, где они задолжали. Если этот вопрос они в течение двух-трех дней решают, то спокойно могут выехать. Взаимосвязь между службой судебных приставов и пограничной службой организована. Как только человек гасит все свои долги, они тут же нам об этом сообщают, и мы этот вопрос в течение суток разрешаем.

Столяр: А никак не организовано, чтобы можно было эти долги оплатить уже в аэропорту. Работает там служба судебных приставов?

Никульшин: Нет. Такой вопрос, к сожалению, не проработан. Но это все-таки в большей мере относится к службе судебных приставов. Хотя есть телевидение. Я несколько раз видел, показывали аэропорты, не помню в каких городах, там служба судебных приставов работает. Наверное, это в большей мере зависит от региона, как руководство Федеральной службы организовало свою работу там. Не знаю, принимают ли они к оплате погашение долгов, но, по крайней мере, если там у пограничника возникают вопросы, они тут же его переадресовывают сотрудникам федеральной налоговой службы, и они им уже объясняют все.

Столяр: Главная задача пограничной службы служить неким ситом, человека остановить в какой-то момент. Больше пограничная служба не должна ничего решать в этом вопросе, как я понимаю. Если выявлен человек, его останавливают и дальше передают уже судебным приставам?

Никульшин: Да.

19:28, 08.08.2010 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Общество → Россия стала привлекательна для туристов

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2018 г. Редакция: mail@vestiregion.ru.
При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Размещение рекламы на сайте.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100