Как государственные службы Приморья содействуют реализации нацпроекта «Развитие агропромышленного комплекса»

Лет эдак двадцать назад в любой газете можно было встретить рубрику «Вести с полей», «Битва за урожай» (или что-нибудь в этом роде), где рассказывалось о жизни наших сел и деревень, о крестьянском труде, о земледельцах и животноводах, о надоях и количестве центнеров с гектара… Сейчас об урожаях если и пишут, то больше в рамках операций «Мак» или «Конопля», а простые селяне и фермеры как бы «за скобками» общественного внимания, хотя именно они остаются движущей силой агропромышленного комплекса.

Софье Николаевне Даценко, жительнице Вольно-Надеждинского, уже за 60 лет. И всю жизнь она занимается крестьянским трудом — на ее личном подворье содержится обычно от 4 до 6 коров, и опыта в обращении с буренками Софье Даценко не занимать: она своих кормилиц не просто хорошо знает, но буквально чувствует и сопереживает. Но вот уже второй год идет, как за буренок Софьи Николаевны «взялись» сотрудники районной ветслужбы, да еще при поддержке милиции! На пожилую крестьянку в прошлом году даже уголовное дело заводили (правда, к концу года всё же прекратили), ее завалили предписаниями, в суд повели — с требованием забить ее коровок. Забить на мясо, да и то при определенных ограничениях в использовании. А еще лучше — продать кормилиц, предназначенных на убой коров, по дешевке: дают за них «добрые люди» примерно в три-четыре раза меньше рыночной цены! Странно даже, почему пожилая селянка, едва ли не всю жизнь с буренками провозившаяся, упирается и коров своих забивать не хочет?

Коровы, бывает, страдают опасным недугом, именуемым «лейкоз». Инфекционное вирусное заболевание, от которого на данный момент нет эффективных лекарств и нет прививок. Диагноз «лейкоз» для коровы — смертный приговор: больное животное подлежит забою. Инфицированный скот, в отношении которого возникли подозрения на вирус лейкоза, положено содержать отдельно от здорового стада, молоко таких коров можно использовать только после пастеризации — да и то лишь до тех пор, пока диагноз-приговор не подтвердится повторным исследованием крови животного через 60 дней. А уж если факт наличия лейкоза подтвержден — всё, хана, под нож и точка. Закон такой…

И вот с тех пор, как в Надеждинском районе Приморского края в конце 2008 года сменился районный ветеринарный врач, стали коровы Софьи Даценко болеть лейкозом! Раньше вот не болели буренки, а тут — одна за другой: сперва Малышка, затем Рогулина с Чернулей… И приговор: резать! Или, еще лучше, без хлопот сдать заготовителям, вот и телефончики их можно подсказать…

Однако, как говорилось выше, лейкоз коров — болезнь опасная и давно известная. Знает Софья Николаевна, как выглядят и чувствуют себя коровы, захворавшие этим недугом. А у ее буренок никаких видимых признаков лейкоза нет! Малышку действительно зарезали с перепугу, мясо съели. А потом призадумались: что же за такая напасть такая? И стали делать дублирующие анализы.

Вот приезжает районный ветврач госпожа Селезнева брать пробы крови у буренок Софьи Даценко, да порой и не одна, а прямо с офицерами милиции (один из которых ей, говорят, родным братом доводится), с санитарами вверенной ей службы, берет кровь на анализ. А Доценко потом вызванивает ветеринарного врача из совхоза «Тихоокеанский», та тоже берет кровь тех же коров, и эти пробы взрослая дочь Софьи Николаевны отвозит, например, в Уссурийск, сдает от своего имени. И выходит так, что результаты анализов коров СОФЬИ ДАЦЕНКО, взятые Селезневой, — положительные на лейкоз. А вот результаты анализов, которые сдала ИРИНА ВОЛЬТОВА, дочь Софьи Даценко, — отрицательные! Хотя коровы — одни и те же, анализы взяты с временным промежутком в 1–2 дня, профессионалом этого дела. Можно, конечно, заподозрить, что у дочери Софьи Николаевны какие-то свои связи в Уссурийской лаборатории. Но такие «независимые» исследования крови буренок Софья Доценко делала не только в городе Уссурийске и не только с помощью дочери. Делали анализы и в Артёме, делали даже в Пензенской области, где у Софьи Даценко родня проживает и куда она специально эти пробы крови отправляла на исследования, а сдавал их ее брат по доверенности: не нашли пензенские ветеринары смертельной болезни у ее коров! Так, может, логично допустить, что это не у Софьи Даценко и ее родных некие «связи», а у ветврачей Надеждинского района?

Заподозрив это, Софья Даценко при посредстве своего адвоката (а к помощи адвокатов пожилую селянку вынудили прибегнуть еще в прошлом году во время судебных тяжб о принудительном забое скота и попытке уголовного преследования за продажу молока) обратилась в СКП с заявлением. Просит провести проверку на предмет наличия в действиях районного ветврача Селезневой и сотрудников районной милиции состава преступления по ст. 285 УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями).

Ведь в начале нынешнего года, когда ветврач с милицией в очередной раз прибывали на подворье к Доценко, с требованием немедленно забить ее коров, у Софьи Николаевны давление резко подскочило, гипертонический криз случился, пришлось ее на станцию скорой помощи срочно везти. А тут еще и судебные приставы являются поздним вечером, около 22 часов, также требуя НЕМЕДЛЕННОГО исполнения суда о забое скота — хотя люди вроде бы взрослые и должны понимать, что забой и разделка туш коров — дело не минутное, требует подготовки.

Но Софья Николаевна пока сдаваться и не намерена, отстаивает своих буренок. Тем паче, что за минувшие полтора года, с тех пор как ее коровам вынесли диагнозы-приговоры, их, коров, самочувствие нисколько не ухудшилось! Буренки живы и здравствуют, вполне упитаны, имеют высокие надои — что не свойственно животным, больным лейкозом. И даже решение суда об их болезни глупым коровам не указ — не хотят они болеть! 

Кстати говоря, готовя этот материал, невольно ознакомился с проблемой «что такое лейкоз у скота и как с ним бороться». И по ходу работы с этой информацией нашел такое совпадение: шесть лет назад в одном из районов Украины была такая же проблема. Как сообщала киевская газета «Зеркало недели» в номере от 28 августа 2004 года, в Станично-Луганском районе Луганской (бывшей Ворошиловградской) области Украины в 2003 году началась небывалая ранее «эпидемия лейкоза» коров у частных владельцев (но эта «эпидемия» не коснулась крупных хозяйств района). Там заготовители скота ездили по селам с уже готовыми списками, а порой приезжали за коровами на убой даже раньше, чем местные ветеринары успевали огласить свои «диагнозы-приговоры» их хозяевам! И эту «эпидемию» на Луганщине прекратила… прокуратура! После того как выяснилось, что независимые исследования крови животных, сделанные их хозяевами в других городах (в Харьковской и Луганской сельхозакадемиях или даже в российском городе Миллерово), дают совершенно иные результаты — буренки оказывались здоровыми! А потом всплыла и такая пикантная деталь: выяснилось, что лабораторию, где исследуют кровь скота и ставят «забойные» диагнозы, возглавляет супруга районного главного ветврача… После этого скандала «эпидемия лейкоза» у коров Луганщины резко пошла на спад, а разъезды по селам наглых заготовителей мяса прекратились. Правда, из районной ветеринарной службы и лаборатории вдруг спешно уволились многие сотрудники — во избежание, так сказать, более серьезных последствий.

Не хочется проводить параллелей, но некоторые детали наводят на размышления. Может быть, и в Приморье прокуратура с СКП смогут внести свой весомый вклад в борьбу с заболеваемостью крупного рогатого скота лейкозом? Ведь если мы говорим о каких-то приоритетных нацпроектах, одним из которых является развитие сельского хозяйства, то должностные лица государственных служб должны способствовать именно РАЗВИТИЮ, а не удушению селян. Хозяева буренок не враги самим себе и своим кормилицам, они знают, какую опасность несет лейкоз, где одно больное животное угрожает всему стаду, и вряд ли станут защищать от забоя скот, представляющий опасность для всего поголовья в хозяйстве и молоко которого может быть заразным. И ветеринары на селе необходимы именно для помощи селянам и их живности — в Приморье поныне не восстановлено поголовье коров, вырезанных в начале девяностых, а ведь еще в 1991 году газета «Утро России» тоже рассказывала о массовом забое коров в Партизанском районе края именно под предлогом лейкоза, хотя и там имели место визиты настойчивых мясозаготовителей с характерной бандитской внешностью и повадками, пишет Виктор Булавинцев (ДВВ).

А сейчас в Приморском крае всё чаще фиксируются факты хищений скота и его забоя на мясо, бандитские налеты на фермеров и их хозяйства, рэкет перемещается из городов в сельскую глубинку края. Если к этому прибавить еще и «эпидемии лейкоза» у коров, часто не подтвержденного независимыми исследованиями, то сложно говорить о развитии села: селяне и фермеры никак не успеют разбогатеть, раз уж поднимает голову криминал, а государство селян не защищает.

16:23, 14.08.2010 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Горячие новости → Как государственные службы Приморья содействуют реализации нацпроекта «Развитие агропромышленного комплекса»

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2018 г. Редакция: mail@vestiregion.ru.
При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Размещение рекламы на сайте.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100