10 процентов приморцев живёт и выживает в гостинках, а кто-то на них делает деньги

Замысливалось такое жилье, гостинки, в народе — «хихишники», в 60–70-е годы для одиноких специалистов. Чаще всего во Владивостоке, в основном, для моряков. Приплыл, перекантовался и снова уплыл. Семью завел — дадут другое жилье. Или купил, зарплата моряка и рыбака позволяла…

Жилье гостинично-постоянного типа

На иностранный манер гостинка — это «студия». Но у них там жилья меньше 30 кв. м вообще не бывает, а наши «студии» — по 12–18 кв. м. Жилье для одиночек? Ошибаетесь. Бывает, в них и по пять, и более человек проживают. Посуду моют там же, где ноги. Кашу варят рядом с вешалкой. Ни балкона, ни антресолей, ни ниши, ни кладовки. По-хорошему, одному там места хватает, вдвоем — только если отношения хорошие. А как там многодетные семьи умудряются существовать — за гранью понимания.

Лестничные клетки и коридоры до начала 90-х имели весьма приличный вид при дружных соседях. После перестройки в гостинки пошло повальное вложение капитала — под «сдачу», чтоб была страховка на случай невыплат зарплаты и кризисов. Нормальный жилец, накопив деньжат, перебирался в нормальное жилье, а в гостинках оседал жилец временный, которому «до фени», что там в коридорах. Жилец бедный, которому не под силу платить 2–3-комнатную квартплату (как правило, пенсионеры), а главное, жилец маргинальный, который сгубил и коридоры, и лестницы, и лифты — всё до последней лампочки. Тишины там практически не бывает: бьют бутылки, орут «убивают» (и в натуре убивают), грабят, воруют, торгуют наркотой…

Тем не менее, гостинки не падают в цене, в отличие от 2–3-комнатных квартир — тут постаралась жилищная реформа: многим стало не по карману оплачивать комуслуги. Правда, оценщики предполагают, что с развитием нашей экономики, повышением уровня доходов и самой жизни потребность в гостинках должна отпадать, а цены снижаться. Но, судя по темпам строительства доступного жилья, это очень далекие перспективы. 

Неполноценные горожане

«Мы, жильцы домов № 123 и 125 по ул. Снеговой, много лет безрезультатно обращаемся в различные органы власти с наболевшими проблемами, которые не дают нам почувствовать себя полноценными горожанами и испытать доверие к городской власти. Хотя следует отметить, что частично свои предвыборные обещания на предмет нашей дальнейшей комфортной жизни И. С. Пушкарёв всё же выполнил. 27 октября 2008 г. рабочие принялись за установку ливневок и асфальтирование межквартальной дороги. Но, браво начавшись, благоустройство быстро сошло на «нет». Пешеходов лишили тротуаров, ливневки не до конца закрыты и засыпаны, ямы перед подъездами уверенно углубляются, делаясь непроходимыми и непроезжими.

На той же памятной встрече Игорь Сергеевич обещал решить вопрос с лифтами, которые не работают с 1993 года. При этом будущий мэр детально рассказал, где возьмет на это средства: с доходов от уличной рекламы. Обсуждали тогда и вопрос ремонта наших многострадальных домов, коего не было с момента их сдачи в 1989 г., как и ремонта косметического. По нашим подсчетам, мы уже давно заплатили за ремонт: с 2001 г. по 16-22 тыс. руб. с каждой гостинки — приблизительно 7 миллионов…

Не освещены подъезды и коридоры. Короба на мусоропроводах держатся на честном слове. Придомовая территория в плачевном состоянии. И еще: доколе нам будут отключать горячую воду с окончанием отопительного сезона и включать ее, пусть относительно горячую и ржавую, только в середине осени? Немытый человек физиологически не может чувствовать себя цивилизованным… Для нас большая загадка: что это за «зверь» — участковый и для чего он нужен? Даже если воров пострадавшие сдают с рук на руки вызванному наряду, дела закрывают почти сразу. 

Действительно, наши дома сложны и в плане ЖКХ, и в плане криминогенной обстановки. Но разве это значит, что нас можно попросту вычеркнуть из списков живущих?..»

С одной из подписанток этого письма к депутату Законодательного собрания Виктору Горчакову Маргаритой Фроловой, старшей по дому, и с помощником депутата Владимиром Шерстобитовым мы осматриваем дом № 123. Шок наступает от одних только стен в подъезде. На улице мусор лежит горой — нет мусорных контейнеров. Из электрощитков торчат «кишки» проводов. Почтовые ящики пестрят выломанными дверками. Лифтовые камеры глухо заварены — растащено всё до последнего винта. Лампочка одна — у наружной двери. Когда заканчивали в 2004 году капитально ремонтировать электрику на последних этажах, на первых уже лампочки выдрали с мясом. Везде следы пожаров: управляющая компания не убирает габаритный хлам из коридоров, а жильцы без лифта спустить его не могут, и всегда находятся поджигатели — гостинки горят что ни день.

Такой же ужас во всех гостинках — на Надибаидзе, Окатовой, Сахалинской, Некрасовской, Кирова, за исключением разве что Кирова, 64, где живут сотрудники ДВО РАН.

Резервация

Мэрия ответила жителям Снеговой в том духе, что нечего считать свои платежи на ремонт с 2001 года, т. к. дом передан Первореченской УК всего лишь с 2005 г. с «чистого» листа. Долгов за жильцами по статье «ремонт» с этого года накопилось больше миллиона, на 730 тысяч рублей поставлены пластиковые окна (каковых мы что-то не увидели) и почтовые ящики, починены ливневка и кусок дороги. Замена лифтов тарифом не предусмотрена, и, вообще, лифты во Владивостоке ставятся только по решению судов. Горячая вода подается из трассы «Дальхимпрома» — туда и обращайтесь. В общем, улучшений от города не предвидится, поскольку он не хозяин дома № 123 и имеет там всего 82 муниципальные квартиры из 388. Так что, выбирайте способ управления домом и включайтесь в программу капремонта по ФЗ-185, год на это еще есть.

То же самое мэрия отвечает всем гостинкам, например, по Надибаидзе, 14, где сломался бойлер и всё время отключали свет. Мол, квартир в этом доме у мэрии мало, дом 1978 года постройки, система электроснабжения не предусмотрена для подключения больших мощностей, для исключения аварийных ситуаций и отключений нужна капитальная реконструкция с разделением силовой нагрузки на электропечи, водонагреватели и электрообогреватели, а потому собирайтесь, выбирайте и заявляйтесь на 185-ФЗ. Итог такого отношения мэрии к «резервациям»: из 79 домов-гостинок только один по Окатовой, 14 попал под капремонт из фонда реформирования ЖКХ.

Гостинки включились бы в программу капремонта, но как собрать собрание? Половина квартир — в «сдаче», на поиск собственников нужны время и деньги. Половина из оставшейся половины — забулдыги. Полно узбеков, китайцев, не считанных миграционной службой. Не стоит и надеяться, что этот разношерстный контингент внесет требуемые 5 процентов от стоимости капремонта. Его и отключениями света за долги не испугаешь (из 26 000 абонентов 10 000 за свет не платят): обрубят провода — подключаются к соседу.

Впрочем, в доме № 123 год назад было собрание… из пяти человек. Провели его напористые юристы из УК «ЖКХ». Сказали, что Первореченская УК «отдает» им этот дом. Обещали ремонт тротуаров, выселение неплательщиков и чистоту. Каким-то образом провели заочное голосование. Договоры с жителями не заключили (как и предыдущая УК). Маргарите Фроловой как старшей по дому обещали показывать документы. Но, кроме устной информации о собираемости платежей на 50 процентов, не сообщили ничего, даже списка должников. В итоге журчания от опрессовки никто не слыхал, слесарь идет неделями, должникам всего лишь кинули письма в ящики, а мусор из подъездов УК «ЖКХ» заставляли выносить с помощью прокурора. Еще и дворнику по три месяца не платят. Ну и, разумеется, никаких договоров с «Дальхимпромом» насчет постоянной горячей воды.

Мэрия за год не озаботилась ни улучшением транспорта для «резервации» (как окрестили свое место обитания жители Снеговой), ни открытием аптечного пункта (ближайший — на ул. Карьерной, ехать с пересадкой на двух автобусах), ни почтового отделения (ближайшее тоже на Карьерной, письма оттуда на Снеговую приносят через неделю), ни магазина (в «советском» гастрономе по соседству со 123-м домом — оптовый склад), ни детсада (ближайший — на Некрасовской). Владимир Шерстобитов пытался найти участкового на местности, но нашел только бумажку на двери: «участковый не принимает». И до сих пор удивляется: это ж целая деревня — 400 семей! Как же тут без своего «Анискина»? А у «Анискина» — свои проблемы: в жилище так просто нынче не зайдешь, доставлять бомжей некуда — приемник-распределитель не работает, разговоры по сотовому приходится оплачивать из своего кармана.

Депутат Павел Серебряков с подведомственной его округу Снеговой считает, что добросовестным жильцам в этих условиях практически невозможно изменить ситуацию к лучшему. Высок уровень вандализма. Многие гостинки сдаются без каких-либо договоров аренды. Для управляющих компаний такие дома — дополнительная нагрузка. А начинать нужно с повышения собираемости коммунальных платежей, в том числе и с привлечением судебных приставов.

УК: управляющая компания или Уголовный кодекс?

Чтобы понять, почему так рвалась УК «ЖКХ» в неприглядный «нагрузочный» дом на Снеговой, почему его отдала Первореченская УК и что вообще происходит с этими УК и капремонтом, помощник Горчакова разослал им опросники. Из ответов узнал много интересного. Почти ни у кого нет актов передачи им домов городской администрацией. В УК «71-й микрорайон» — всего 15 сотрудников. Есть УК вообще безо всякой техники и оборудования. В УК «Квартирный вопрос» — 11 решений судов о проведении капремонта. То есть стало уже нормой, что ремонт проводится только по решению суда. УК отмечают недоступность управленцев мэрии, в частности управления содержания жилфонда, для обсуждения насущных вопросов.

Обнаружился и такой факт: из 99 домов, включенных в адресную программу капремонта, 42 являются свежесозданными ТСЖ, которыми руководят муниципальные служащие В. Н. Худин и С. А. Попов (13 ТСЖ на одном и 29 — на другом). Этим 42 домам было выделено более 57 млн рублей на капремонт. Как его сделали, помощник Горчакова узнавал от жителей.

Ул. К. Либкнехта, 4 — дом 1918 г. постройки из 7 квартир. Старшая по дому, которую назначил Худин, в доме не проживает, т. к. свою квартиру сдает. На ремонт было выделено 1,4 млн рублей. На эту огромную сумму таджики обшили наружные стены вагонкой без изоляции и заменили шифер на крыше без замены стропил. Про ТСЖ жильцы ничего не знают. Никаких собраний не было. Та же история в таком же 92-летнем доме с туалетом во дворе в доме № 17, где всего 4 квартиры: на 518 тысяч рублей поменяли шифер и обили фасад кровельным железом, а разрушенный фундамент не трогали. А дом № 3/1 по тому же Либкнехту помощник депутата вообще не обнаружил! На его ремонт между тем «ушло» 557 тысяч рублей. Такой же древний дом на ул. Махалина, 13. Такой же «узбекский» ремонт на сумму 971 тысяч рублей. Ни собраний, ни выборов, ни документов… 

Много домов объехал помощник спикера, не поленился. Схема прослеживается такая: берутся старые дома, зачастую предназначенные под снос, малоквартирные (а программа — для многоквартирных), делается кое-какишный ремонт, люди ни сном ни духом о создании в их халупе ТСЖ. На депутатский запрос о предоставлении протоколов собраний по организации ТСЖ начальник управления содержания жилфонда А. А. Табаченко ответил, что протоколов нет, актов приемки домов после ремонта нет, а его зам Худин уже уволился, и его полномочия по ТСЖ передоверены другим лицам. 

В основном эти «товарищества» были созданы при участии Первомайской УК-2 (директор Дараев Али Мухтарович). В эту компанию и устроился на работу уволившийся из мэрии Худин. Спикер заксобрания обращает внимание краевого прокурора: «Прослеживается явно выраженная заинтересованность в распределении субсидии для отдельных управляющих компаний г. Владивостока (УК «Первореченский район» — директор Бражко В. В., УК «Первомайский район-2» — директор Дараев А. М.)». А больше всех денег по этой программе получила УК «Эгершельд» — директор Глазунов В. В. (который прославился обвинением во взятке и посадкой в КПЗ): почти 142 млн рублей. В тройке лидеров также Первореченская УК (118 млн рублей) и Советская УК (91 млн).
Вообще-то информацию о лже-ТСЖ, перенаправивших на себя федеральные денежные потоки в ущерб нормальным Товариществам по ул. Толстого, о превышении полномочий муниципальными служащими, возможно, в личных целях, накопала известная «толстовка» Елена Лазаренко (на три статьи УК). Но прокуратура ответила ей, что ТСЖ не является коммерческой организацией, а потому реагировать тут не на что. То же самое прокуратура ответила и Горчакову, но потом дополнительно нашла «конфликт интересов» между председательством Худина в ТСЖ и его поездкой в Москву для защиты программы капремонта как муниципального служащего и вынесла представление, пишет Ирина Ангарская (ТОК).

***
А мы еще хотим, чтобы эти чиновники с гостинками разбирались! Чтобы, к примеру, все дома обследовали, что само по себе дорого и хлопотно. Потом определились бы, какие дома сносить, какие ремонтировать. Потом родили бы идею для программы: ну, например, сделать в двух гостинках на Снеговой социальные дома для ветеранов, как в Москве, лесок там рядом, старики гулять будут. Другие гостинки, возможно, отдать под дешевые гостиницы. Выпотрошили бы их, маргиналов выселили бы, остальных расселили. Но это ж надо думать, куда девать асоциальный элемент! Это ж надо строить жилье для молодых семей. Это ж надо о стариках заботиться. ЭТИ — заботиться, разрабатывать программы и строить не будут. ЭТИ могут только «заинтересованно распределять». Пока безнаказанно.

16:35, 03.10.2010 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Владивосток → 10 процентов приморцев живёт и выживает в гостинках, а кто-то на них делает деньги

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2018 г. Редакция: mail@vestiregion.ru.
При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Размещение рекламы на сайте.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100