Как силовики Приморья сорвали учредительную конференцию «Другой России»

В широких рядах общественности и в узких профессиональных кругах до хрипоты спорят, как же теперь ЭТО величать — милиция или полиция? Спрашивается, с чего «сыр-бор», когда де-факто всё свершилось и наши законодатели хотят лишь оформить юридически то, что давно функционирует — полицейское государство. Это когда за несогласие — дубинкой по голове, за инакомыслие — административный арест, за упорное нежелание признаться «во всем» — кулаком по почкам, а пинок вслед — просто для профилактики… 

Профилактическую операцию провели на днях сотрудники органов (назовем пока ЭТО так) краевого центра. «Профилактировали» учредительную конференцию регионального отделения «Другой России» во Владивостоке, которая должна была состояться в субботу, согласно процедуре, прописанной в законе РФ, но не состоялась. Буквально накануне у организаторов мероприятия прошли обыски, а сами они были задержаны и доставлены «куда надо» для «выяснения обстоятельств», пишет Зина Сидорова (ДВВ).

Александр Куров — член партии «Другая Россия», студент истфака ДВГУ, 20 лет. Ни в каких политических партиях прежде не состоял, в начале года осознал себя не согласным с политикой власти и вступил в оппозиционное движение Эдуарда Лимонова «Другая Россия». Поводом (точнее, «последней каплей») стал регулярный разгон митингующих на Триумфальной площади в защиту 31-й статьи Конституции, где начертано черным по белому: «Граждане Российской Федерации ИМЕЮТ ПРАВО собираться мирно без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование». Этим и занялся «несогласный» во Владивостоке, собирая единомышленников ровно по 31-м числам. Их было немного, хлопот горожанам и «органам» они не доставляли, пока не решились на самоорганизацию в политическую структуру. 

— В пятницу утром были задержаны основные организаторы конференции — я, Игорь Попов и Марк Лунев, — рассказывает Александр Куров. — В 7:45 ко мне постучали в дверь, представились (следователь Тен Вадим Арсентьевич) и предъявили постановление следственного отдела Ленинского района на обыск. Мать была в шоке, ничего подобного у нас никогда не было: как говорится, на учете не состоял, не привлекался, не судим… Правда, был административный арест после одной из протестных акций, — перечисляет студент. 

— Показали постановление о возбуждении уголовного дела по статье 282 УК РФ — экстремизм. Якобы я участвую в деятельности запрещенной национал-большевистской партии. Хотя я и прежде не был членом той партии, и теперь не могу им быть, поскольку такой организации не существует в принципе. Кроме того мне инкриминируются призывы к осуществлению экстремистской деятельности, поскольку 10 апреля на митинг военных пенсионеров на Корабельную набережную я пришел с плакатом «Долг настоящего мужчины — вступить в священную войну против бандитской власти». Я и сейчас так думаю, но эксперты усмотрели в плакате разжигание ненависти к социальной группе под названием «власть». По «экстремистской» статье привлекают и Игоря Попова. 

— Обыск был долгим?

— Недолгим, но плодотворным. Изъяли все цифровые носители, диски, фотоаппарат, ноутбук, принтер, всю оппозиционную литературу и программные документы ряда оппозиционных организаций — подчеркну, в единичном экземпляре для личного пользования (нужны для работы, я же историк). 
Помимо техники, изъяли литературу: книгу Эдуарда Лимонова «Ереси» (она, кстати, в свободной продаже), Фридриха Ницше «Так говорил Заратустра» (ее изучают в университетах). Забрали листовки с призывом вступать в «Другую Россию» и несколько десятков заполненных заявлений от пожелавших вступить в партию вместе с контактными данными кандидатов. Ну и паспорт, военный билет, студенческий, пропуск в университет, телефон — всё унесли, — сетует «несогласный». 

— После обыска всех троих повезли на Марченко, 40 — это центр по противодействию экстремизму (на базе бывшего УБОП) под руководством полковника Виктора Ларионова. Насколько известно, был также задержан член Союза коммунистической молодежи Игорь Лапушенко. Весь день нас допрашивали, товарищи интересовались «нацболами», моими политическими взглядами… Создалось впечатление, что темой «борцы» не владеют, я так и не смог их убедить, что «нацболов» не существует, организация самораспустилась еще в 2007 году. 

— Чего хотели?

— По-настоящему их тревожит не «почившее» движение, а нарождающаяся «Другая Россия». Учредительные конференции идут по всем регионам, и везде такие же «наезды». На днях собирались «несогласные» Хабаровского края, в том числе и выступавшие против передачи китайцам островов Большой Уссурийский и Тарабаров. Ребята успели избрать все органы, принять решение, но после окончания конференции всех участники были задержаны бойцами Центра по противодействию экстремизму при поддержке штурмовой группы ОМСН. Для хабаровчан подобное силовое воздействие внове, натуральное «маски-шоу» получилось. Десятерых доставили в расположение Центра «Э» без предъявления каких-либо оснований для задержания, сфотографировали, дактилоскопировали и всё такое. 

— Так никто и не обещал, что легко будет…

— Да мы понимаем, — соглашается студент. — Мне угрожали тюрьмой, советовали собирать вещички и сушить сухари… Но я готов абсолютно. Наша главная цель проста — мы хотим вернуть власть народу, и свою конференцию обязательно проведем, как предписывает закон РФ о партиях. 

— Значит ли это, что «Другая Россия» рвется в «систему»: зарегистрироваться, пойти на выборы, получить мандаты и стать системной оппозицией, как КПРФ и ЛДПР? 

— Участие в выборах не столько цель, сколько средство, это одна из немногих публичных площадок (не считая улиц и площадей, от которых мы не отказываемся). Не скрою, в известной степени мы революционеры — а вы считаете, нынешний режим может измениться путем «эволюции» или самомодернизации? Боюсь, это не так…

В общем, судя по настроениям «несогласных», спокойной жизни им ждать не стоит. Но и они не обещают спокойной жизни верхам. И что в такой ситуации прикажете делать власти? Только обороняться. Вот и приспосабливают «мою милицию» к своим узко-корпоративным нуждам: УБОП (Управление по борьбе с организованной преступностью) перепрофилирован в Центр «Э» (борьба с экстремизмом, радикальными движениями), и теперь вместо лидеров ОПГ ловит бузотеров от оппозиции. 

Если следовать этим логическим курсом, вслед за полицией должна появиться и жандармерия — особый вид государственной полиции, предназначенный для поддержания внутреннего порядка в стране. А там рукой подать и до III Отделения — органа тайного полицейского надзора для борьбы с революционным движением, располагающего сетью тайной агентуры, ведущего сыск за частными лицами, правительственными учреждениями, литературой и т. п., что в простонародье кликалось «царской охранкой» (в нашем случае будет «кремлевская»?). Похоже, это и есть истинный курс проводимой силовиками реформы. 

Вот только не надо нам говорить, что, когда всё переименуется и устаканится, «моя полиция» еще пуще будет «меня беречь». Все защитные функции там атрофировались, сама система давно мутировала, и новый закон призван лишь «освятить» народившегося мутанта. 


ЧИТАТЕЛЮ НА ЗАМЕТКУ 

«Статья 282 УК РФ — Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства
1. Действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные публично или с использованием средств массовой информации, — наказываются штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей… либо исправительными работами на срок до одного года, либо лишением свободы на срок до двух лет…»

09:26, 14.10.2010 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Владивосток → Как силовики Приморья сорвали учредительную конференцию «Другой России»

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2018 г. Редакция: mail@vestiregion.ru.
При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Размещение рекламы на сайте.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100