Что пьют жители Ханкайского района, когда из крана течёт масло с песком?

Проблемы с водой в Ханкайском районе не новы и имеют почти тридцатилетнюю историю. А дело всё в том, что, если открыть любой водопроводный кран в доме, вы получите вовсе не чистую жидкость для своих бытовых нужд, а грязное, непонятное месиво, для ведения хозяйства не только не пригодное, но и вредное.

 
«Сталина на них нету! »
— Посмотрите, вот здесь качают нашу воду! — рассказывает Николай Ярошенко, житель села Камень-Рыболов. Сегодня он вызвался показать весь путь прохождения воды от канала водозабора и водонасосной станции первого подъема до бака-накопителя и крана в собственной ванной, а заодно и поделиться наболевшим, пишет Наталья Шолик. 

На стене канала, откуда ежедневно качаются литры воды для нужд населения, стойкий черный ободок. Словно из сажи. Здесь же к берегам пришвартовано больше десятка моторных лодок и наполовину утоплен один лодочный гараж из большой ржавой бочки. В мутной воде плавают бутылки и грязные упаковки от продуктов и запчастей, там и тут разбросаны канистры из-под машинного масла. Остатки самого масла также виднеются на словно заброшенных берегах канала, темнеют под качающимися на воде лодками. 

— Тут, на глубине лежат трубы, — объясняет Александр Рудько, машинист насосной установки первого подъема. С его помощью озерная вода перекачивается из канала на водонасосную станцию второго подъема. Там, по всем правилам, должна производиться очистка. — Они до грунта не достают, но земля всё равно попадает. Да плюс еще насосы тащат всё, что в воде: пакеты, мусор, масло с лодок натекает. Санитарная зона элементарно не огорожена. Частники делают, что хотят. На лодках катаются, а всё ненужное за борт кидают. Вот вода и грязная. От нас вода идет на «второй подъем», и там она должна отстаиваться, очищаться и хлорироваться. Но, насколько мне известно, очистных сооружений там нет. А тут еще и рабочий день нам сократили, раньше 12–15 часов воду качали, а теперь только 8. И вдобавок насосы на «втором подъеме» мощнее. Вот и получается, что у них вода может кончиться. В общем, проблем тут предостаточно.

(а в это время невдалеке от нас одинокий мотоциклист усердно моет в канале свое железное «чудо»). 
— Я тут решил с утра водой обливаться. Прыщи по всему телу — уже на третий день, — рассказывает Николай Васильевич. — А ведь мы в ней каждый день моемся.

Тем временем добираемся до водонасосной станции второго подъема. Местный машинист нам не очень рад и смотрит подозрительно. Однако озеро, где вода отстаивается, показывает. Что ж, озеро как озеро, по краям трава, вода коричневая, дна не видно. Много таких в Приморском крае. Купаться в нем я бы не решилась. 

— Есть там песок, да не чистит он, — бурчит всё тот же машинист. — Хлораторная есть у нас, да закрыли ее давно. И вообще, всем тут на всё давно… Ведь вот как раньше было? — Проверки, отчеты. Ответственность была. Совесть. А теперь? Ну кому какое дело, что у нас тут воды нет чистой? Да никому. И наши это знают. Вот и делают, что хотят. Я не говорю, что нужно резко Советский Союз возвращать. Нужно, что бы те, кто сверху, проверяли тех, кто ниже. Вот и всё. Как при Сталине. Чтобы боялись и делали всё на совесть. Работало ведь.

У себя дома Николай Васильевич набирает полную ванну и демонстрирует то, с чем ежедневно ему приходится мириться. Дна не видно, вода темная, побывавшая в ней железная кружка вся в «бусинках». Такое часто наблюдают хозяйки, когда отмывают посуду от чего-нибудь, очень жирного. 
— А я в ней моюсь, зубы чищу, — говорит Николай Васильевич. — Иногда и посуду мыть приходится. Есть у нас и подвозная вода два раза в неделю. Но разве с ведрами набегаешься? Я уже не так молод. Есть в нашем доме немало одиноких женщин. Им совсем тяжело. Вот и помогаем друг другу. Но опять же, 4–5 ведер принесешь на четвертый этаж, и всё. Больше не можешь. А душ принимать каждый день надо, и одежду стирать надо, и посуду мыть. 
Тут невольно и задумаешься, а может, в этом плане при Сталине действительно лучше было?

Свет в конце тоннеля или огни очередного поезда?

То, что вода из крана даже для бытовых нужд непригодна, видно невооруженным глазом. Ее ужасное состояние подтверждает и Людмила Ковалева, старший специалист первого разряда территориального отдела управления Роспотребнадзора по Приморскому краю в г. Спасске-Дальнем.

— Техническая вода в с. Камень-Рыболов не соответствует по микробиологическим показателям, по светлости, по мутности и остальному. В селе не используется полный набор очистных сооружений, вода не хлорируется. В результате такие последствия. Требованиям вода не отвечает, — говорит Людмила Павловна.

Сложившуюся ситуацию комментирует Сергей Остапенко, первый заместитель главы администрации Ханкайского муниципального района по экономике и финансам. 

— Проблема застарела. Борьба с ней ведется почти 30 лет. Фактически в дома к людям на протяжении всего этого времени подается напрямую вода с озера Ханка. Очистные сооружения отсутствуют как таковые. Они для нас слишком дорого стоят, — рассказывает Сергей Петрович. — На сегодняшний день мы включены в краевую целевую программу «О социальном развитии села до 2010 года». Эта программа предусматривает проведение водовода от скважины в селе Владимиро-Петровка, где расположена так называемая «Жариковская депрессия» с чистой водой, до Камня-Рыболова. Протяженность водовода будет около 3-х км. Трубы пластмассовые, с внутренним диаметром 20 см. Прокладка водовода планируется на ноябрь—декабрь этого года. В течение этого времени мы должны освоить выделенные краевой администрацией 50 млн рублей плюс 5 млн из местного бюджета. Примерно 20 ноября местными силами мы начнем копать траншеи для труб. Земля к этому времени промерзнет еще не сильно. Возможно, сделаем подушку из пескогравия, а может, это будет делать уже компания-подрядчик. На данный момент проводится конкурс на прокладку труб. Скорее всего, подрядчик выиграет не местный. При выигрыше компания-победитель будет обязана перечислить задаток в размере 10 процентов от стоимости проекта. В нашем случае это 5,5 млн рублей. А на это способны только крупные компании. Правда, в результате может появиться еще одна проблема. Вода в Жариковской депрессии — с повышенным содержанием двухвалентного железа. А это и осадки в виде ржавчины, и прочее. Пока еще не знаю, как эта проблема будет решаться. По поводу лодок в водозаборном канале так же пока стоит знак вопроса. Лодки стоят нелегально. Решим, как их убрать. Но могу точно пообещать, что уже весной в дома жителей села Камень-Рыболов потечет чистая, качественная вода. Работа уже ведется.

Довольно скептически относится к происходящему Павел Иващенко, генеральный директор ОАО «Водоканал-Ханкайский». Он поделился своей точкой зрения с «ДВ ведомостями».

— Более 30 лет мы качаем воду из озера Ханка. Глубина его в среднем — 4 метра. Постоянные шторма и ветра мутят озеро, поднимают взвеси. В 70-х годах делали временные фильтры. Они стоят и до сих пор. Получается, вода от взвесей, ила и прочего мусора фильтруется песком. Один раз поменять песок стоит около миллиона рублей. Разумеется, это нашему поселению не по карману. Хлораторную вовсе закрыли. В воде так много взвесей и ила, что хлорировать ее просто невозможно. «Край» выделил 50 млн рублей на проведение водопровода от Жариковской депрессии. Конкурс для подрядчиков был объявлен лишь 14 октября. Пока нет участников. Кто выйдет победителем, пока тоже еще совсем непонятно. Нет проектно-сметной документации. Да и вообще, зима на носу. О каком строительстве водопровода может идти речь? Технологический процесс прокладки труб не позволяет класть их зимой. А если деньги не освоить, второй раз их никто не даст. И если всё делать по требованиям, которые выдвигает Росприроднадзор и Роспотребнадзор, на водопровод уйдет порядка 200 млн рублей: на станцию «обезжелезывания», на ванны для очистки воды, на строительство водовода, на распределительные сети. У нас половина сетей еще с 1967 года. Техника очень изношена. Разумеется, на данный момент нам никто 200 млн не даст. 

Можно еще долго рассуждать, кто виноват, а кто прав в том, что жители района вот уже третий десяток лет пользуются водой из озера, где и купаться-то запрещено. Менялись главы районов, начальники местных организаций, да только воз и ныне там. Течет из кранов бедных «рыболовцев» жирная песочная муть. Пользуйтесь, дорогие граждане! Ваше государство заботится о вас! К очередной попытке (ах, сколько их уже было: попыток, обещаний и последующих разочарований, фантастических пунктов в предвыборной программе и возводящихся в последующем коттеджей, разводов руками и пустых разговоров…) провести водопровод с чистой водой в дома потребителей жители села относятся достаточно скептически. Однако надежда, конечно, есть. Может, в этот раз повезет. И плевать, что трубы пластмассовые и проводятся они зимой. Может, и правда, как говорит Сергей Петрович Остапенко, превознося их как панацею от наболевшего: «в отличие от стальных, не ржавеют и зимой не лопаются, а растягиваются». В общем, красота.

— А если не получится, придется в администрацию президента обращаться. Это же надо — водопровод в течение 30-ти лет прокладывать, решая проблему то на уровне района, то края. С ума сойти! Может, хоть так получится, — с улыбкой делает вывод из этой непростой ситуации неунывающий Николай Ярошенко. 

И вполне возможно, что здесь он тоже прав. А что, почему бы нам всей страной не собраться и не провести качественный водопровод ханкайцам, раз для местных властей этот вопрос настолько не подъемен?

13:08, 16.10.2010 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Общество → Что пьют жители Ханкайского района, когда из крана течёт масло с песком?

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2018 г. Редакция: mail@vestiregion.ru.
При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Размещение рекламы на сайте.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100