МЭРская игра в жилое-нежилое

Барак на Сафонова, 7 встречает меня подслеповатыми глазницами окон, вросшими в землю по самый подоконник. Косые полы, облезлые, потрескавшиеся стены — дом немало видел за свои 70 лет. На разбитом крыльце с бутылкой пива сидит, завершая пессимистический пейзаж, Валентина Петровна — ровесница этого дома. Скоро ей исполнится 75, половина из них прошла в «родных» трущобах. «Отсюда меня и снесут вместе с бараком на помойку», — говорит баба Валя. 

Дети подземелья

Баба Валя получила крохотную комнатушку на втором этаже барака, проработав 10 лет дворником. Первое время жила в коммуналке одна. 
— Говорили, что это временное жилье, скоро дадут новую квартиру. Потом внук пришел из армии, стал жить у меня. Женился, прописал жену и дочку — занял комнату рядом со мной, освободившуюся после смерти соседа. Внучка приехала поступать в вуз — тоже прописалась у меня. 

Так бабе Вале на старости лет стало весело как никогда:
— Мало того, что живем в тесноте, так еще и мэрия обещает, когда снесет барак, дать нам новое жилье в размере…18 квадратов! Как мы там будем жить такой толпой? А если кто ночью в туалет захочет? Правнуку три года, он по ночам писается, и у меня недержание — пока до туалета доберусь, через всех спящих перелезу, чего доброго лужу наделаю. Нет, пусть уж лучше на помойку меня вместе с домом вынесут, чем так жить… 
…В комнате Любови Егоровой температура едва ли превышает уличную — большая часть ее жилища развалилась как карточный домик. Шкаф стоит на земле — доски пола давно прогнили. Пол под ногами то причудливо дыбится волнами, то застенчиво гнется вниз. Угол стены заваливается на диван, где спят втроем под ватным одеялом мама, папа и их 5-летний сын. 

— Во-первых, прижавшись друг к другу, спать теплее. Во-вторых, класть сына отдельно я боюсь — по полу бегают крысы. Приходится прикрывать сына от укусов собственным телом. Так и спим: мы с мужем по бокам, сын в середине, кот дежурит с края, чтобы крысы не лезли на подушки. Начнется отопительный сезон — это ничего не изменит: батареи у нас обычно комнатной температуры, а дерут каждый месяц за тепло по 800 рублей, — возмущается женщина. 

В таких условиях она живет с тех пор, как вышла замуж — с 2000 года. Ее супруг и того дольше — с 1988-го. Не радует и вид за окном, которого практически нет, — подгнившие венцы дома много лет назад опустили окна вровень с землей. 
— Зимой снега наметает по форточку. Муж, конечно, откапывает рамы. А толку? Переживем зиму, приходит весна, и все стоки с верхнего дома заливают наши стекла.

49 лет каторги

А вот другая местная жительница, Людмила Николаевна, эту пытку еще выдерживает. Из последних сил. 
— 49 лет каторги в барачных условиях, столько не живут, — грустно шутит соседка со второго этажа, 70-летняя Людмила Николаевна. Она, по понятиям коммуналки, живет совсем комфортно — своей семьей в трех комнатах. В этом бараке растет уже третье поколение ее семьи — здесь родились и дети, и внуки. Их комната вмещает лишь диван, да две детские кровати, стена покрыта ковром — только он спасает от влажности и грибка, стены после дождей текут водопадом. 

— Этот барак разрушил всё: и здоровье, и нервы, и личную жизнь, — разводит руками Людмила Николаевна. — Муж не мог на заводе добиться благоустроенного жилья, хоть и работал начальником отдела. От отчаяния начал пить, бить нас. Пришлось развестись… У меня не жизнь, а вечный стресс, — делает вывод отчаявшаяся женщина, — каждый день борьба, с 6 лет, как лошадь, таскаю на себе воду из колонки — сначала с родителями жила в бараке на Шилкинской, потом в бараке на Фокина и полвека маюсь здесь, на Сафонова. 

Держится и не сходит с ума пенсионерка только чудом; с сентября в доме начинается круглосуточное дежурство на выживание: вечером натаскать воды на стирку, нагреть ее, помыть в тазике внуков, одеть их в рейтузы и кофты (иначе в доме стынут руки, а в феврале и вовсе идет пар изо рта, холодно, как в собачьей будке), утром — вытирать лужи от текущей крыши, бессонной ночью — стеречь коридорный электрощиток.

В тесноте и обиде 

— Дом давно признан пожароопасным (у меня лежит заключение пожарной инспекции еще от 2005 года). Каждую ночь сплю как на иголках: замкнет проводку — сгорим заживо. Самое страшное знаете что? Я потихоньку начинаю терять надежду на отъезд отсюда — еще коммунисты обещали снести этот аварийный «памятник деревянного зодчества». Потом в 1999-м Копылов обещал нас расселить, в 2005-м мэрия предложила нам квартиру на Нейбута (у нас до сих пор лежит бумага за подписью Капранова о предоставлении нам этого жилья), даже возили нас смотреть. Мы обрадовались, за 2 дня собрали документы, но городская администрация сказала, что деньги на покупку жилья у них кончились.

…Экскурсию по окрестностям проводит еще один из обитателей барака — Юрий Кревсун. Юрий Шагалеевич живет на Сафонова, 7 с 1992 года. Его супруга, Елена Валерьевна, — и вовсе больше 20-ти лет: 11-метровую комнату она получила как ведомственное временное жилье от «Дальзавода». С тех пор выросла дочь, а собственной благоустроенной квартиры у супругов Кревсун как не было, так и нет, пишет Ольга Киселева (ТОК).

Рядом с полуразвалившимся бараком по Сафонова, 7 — обгоревшие руины соседнего дома. Горел он трижды. На третий раз погасить не успели. В еще один соседний барак, уже по улице Талалихина гости, и вовсе боятся заходить — выбитые окна, грязные стены, просевший дверной проем. Чуть ниже — общественный туалет и колонка, одни на весь барачный «городок» из пяти строений.

— Представляете, как я был рад, когда пять лет назад нам мэрия показала 2-х комнатную квартиру — сказали, что туда переселят нас из нашего аварийного дома. Вмиг собрали документы, жена сидела на чемоданах, очередь на прием в управление по содержанию жилья мэрии занимали с ночи… А потом сказали, что ничего не дадут — федеральных денег на расселение из ветхого жилья якобы не перечислили. Сейчас нам уже ничего не обещают, чаще всего не берут трубку, когда мы звоним в мэрию…

А недавно Юрий Шагалеевич узнал, куда всё же решили девать жильцов аварийного дома городские власти: на ул. Крыгина, в жилом комплексе «Два капитана», выделили целых сто квадратов — на все четыре семьи из барака. Притом поделили эту квартиру в точном соответствии с ранее занимаемой барачной площадью — метр на метр. Кревсунам в итоге на троих «светит» ровно 11,8 метра квадратного. 

— Я как увидел эту клетушку, сразу позвонил в мэрию и сказал: вы еще в туалете меня поселите! Комната размером 2,5 метра на 4,7 — узкая, напоминающая гроб, туда влезут от силы две кровати, и всё — ни шкаф, ни холодильник, ничего! Санузлов два на 4 клетушки, общая кухня без окна имеет выход…в туалет! В санузле стоит раковина, поддон вместо ванны — и туда придется по утрам занимать очередь! Почему мэрия решила наказать нас за годы барачных мук такой конурой, а не предоставить жилье по социальной норме 18 метров на человека — ума не приложу! — разводит руками Юрий Шагалеевич.

«Элитная» коммуналка

18 августа 2010 года этот законный вопрос был рассмотрен Ленинским судом, который… отказал в удовлетворении требований Юрия Кревсуна к администрации Владивостока, сославшись на то, что Кревсун Е. В. реализовала свое право на заключение договора соцнайма в нежилом доме. 
— Суд не усмотрел нарушения в неисполнении мэрией сразу нескольких законов РФ, в том числе ст. 40 Конституции РФ (императивной нормы права), — говорит представитель семьи Кревсун, адвокат Виталий Соколов, — такого в моей практике еще не было! То, что мэрия Владивостока выдала нежилой дом за жилой, противоречит и практике Верховного суда России! Согласно закону, объектом жилищных правоотношений может быть только жилое помещение. 

Но, учитывая, что с 1999 года дом исключен из списка жилых, договор социального найма по Сафонова, 7 не может быть заключен в принципе. Однако мэрия принуждает Кревсунов к заключению договора социального найма, если они не съедут добровольно, что противоречит закону. В документах мэрии указана жилая площадь 11,8 квадратного метра, общая же площадь вообще не указана, что является нарушением постановления правительства РФ относительно договора соцнайма. Возникает пробел в логике мэрии — как предоставляют по ст. 89 ЖК, к которой апеллирует департамент по ЖКХ администрации края и управлению по жилью администрации города, равнозначно общей площади, если общая площадь не указана? Ныне предлагаемый проект договора под заселение семьи Кревсун в жилой комплекс «Два капитана», квартиру №139, дом 86-В по ул. Крыгина не содержит указаний общей площади. При таких обстоятельствах недопустимо предоставлять новое жилье в соотношении метр на метр к старому. Согласно ст.50 ЖК РФ, объектом жилищных отношений может быть лишь жилое помещение, что подтверждается пунктом 7 Постановления пленума Верховного суда РФ 2009 года № 14. 

Возникает вопрос: что давать взамен? 17.12.2009 года президент Медведев утвердил закон о внесении изменений в ФЗ 185 «О фонде содействия реформированию системы ЖКХ». В статье 9-й части 5-й этого закона указано, что положение статьи 89, предоставляющей равнозначную жилую площадь при переселении из аварийного жилья применимы к правоотношениям, возникшим лишь с 01.01.2008 года. А Кревсуны живут на Сафонова более 20 лет! 

Муниципальная программа переселения граждан Владивостока из аварийного жилья, являющаяся подпрограммой федеральной программы «Жилище», начала действовать в 2003-м, еще на момент действия старого ЖК, предусматривающего предоставления социальной нормы жилья в размере не меньше 18 метров на человека. Срок действия программы истекает с концом 2010 года, вот мэрия и решила заселить Кревсунов в коммуналку и бодро отчитаться перед федеральными властями, что выполнила свои обещания по расселению аварийных домов в полном объеме. Сейчас мэрия нарушает не только Жилищный кодекс, но и основной закон государства —Конституцию. При принятии решений о предоставлении жилых помещений нарушается целый ряд постановлений Конституционного суда, который в своих определениях за 2008–2009 годы говорит о том, что толкование статьи 57-й ЖК, данное Конституционным судом, по-другому быть истолковано не может. До сих пор городские власти не предоставили доказательства, что коммунальная квартира № 139 в «Двух капитанах» отвечает требованиям, предъявляемым к жилым помещениям (прописаны в Постановлении Правительства № 47 от 2006 года). А ведь еще Путин в своем послании к Федеральному собранию от 2007 года говорил, что жить в таком жилье «недостойно, недопустимо». И на совещании правительства в этом году Медведев говорил о ситуации, когда людям предоставляют жилье в соотношении метр на метр в Свердловской области, и говорил о недопустимости такого в России впредь. Но Владивосток, видимо, не Россия, раз здесь не исполняются федеральные законы и не прислушиваются к распоряжениям главы государства….

14:44, 17.10.2010 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Владивосток → МЭРская игра в жилое-нежилое

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2018 г. Редакция: mail@vestiregion.ru.
При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Размещение рекламы на сайте.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100