За стенами мрачного здания на Шепеткова происходят не поддающиеся разуму вещи

От этой жуткой истории впору сойти с ума даже совершенно здоровому человеку. Родные люди пытаются вытащить из-за больничной решетки девушку, которая восемь лет назад попала в психиатрическую больницу на Шепеткова по трагическому стечению обстоятельств. Потеряв при этом не только свободу, но и новорожденную дочь… Восемь лет Светлана Якунина не была на улице, а свет божий видит только через решетки на окнах. Врачи не хотят выпустить свою пациентку на побывку домой даже на день. Не потому ли, что, окажись Светлана на воле, можно будет провести независимую экспертизу и доказать очевидное: девушка не опасна для окружающих. Да и большой вопрос: больна ли она психически вообще?..

Фото — Валерия Федоренко 

«Маугли» с Русского 
Дети не выбирают, к сожалению, в какой семье им родиться. Вот и получила Света Якунина вместо любящей, заботливой мамы вечно пьющую женщину. Семья была многодетная, и рядом подрастали еще десять детей. Только вот маленькой Светочке в жизни не повезло особенно. Когда ей было два года, малышка вышла на балкон второго этажа в их доме на острове Русском, посмотрела по сторонам и полезла через перила. Чем занималась в это время мать, неведомо… В общем, ребенок упал с высоты, получил страшные травмы и выжил просто чудом. С тех пор Света стала инвалидом детства по слуху. По крайней мере, так утверждают ее родственники…

Наверное, если бы рядом были любящие, заботливые родители или хотя бы ответственные социальные работники, эту беду можно было бы пережить. Увы, ни первых, ни вторых рядом со Светой не оказалось… Девочка не слышала, и никто не озаботился тем, чтобы определить ребенка в интернат, где бы ее научили разговаривать. Росла, как Маугли. В школу тоже не ходила. Так и росла, как доброе, мирное растение, пишет Лада Глыбина (ДВВ).

— Я родилась на два года позже Светы, и всё детство мы провели вместе, — рассказывает Татьяна Якунина. — Мы с сестрой очень любили друг друга, вместе играли. Да и вообще, к Свете все братья и сестры очень хорошо относились. Она всегда безотказная была, очень трудолюбивая девочка. Никогда ни с кем не ссорилась. А чтобы у нее какие-то «психи» были — так я никогда такого не помню!.. А потом всё это случилось… Одна я во всем виновата, только я… Восемь лет прошло, а мне Света каждую ночь снится…

Таня зарывает лицо руками и начинает рыдать. Мы стоим во дворе владивостокской психбольницы на Шепеткова, где десять минут назад ее родная сестра тянула к ней руки из-за решетки, плакала и просила забрать ее домой или хотя бы обязательно прийти завтра и принести пельмешек… Даже у меня, журналиста, в глазах стояли слезы. Не дай бог кому пережить подобное…

— Мне было 16 лет, когда Света забеременела, — рассказывает Татьяна. — Знаете, какие нравы у нас на острове, а ведь она совсем беззащитная была. Пальцем помани — подойдет. Вот кто-то и воспользовался. В общем, родила сестра дочку. Я у нее лично роды принимала. Было это 28 января 2002 года. Через пару дней решили, что надо бы ребенка и его маму врачам показать. Мало ли что… В общем, вызвали «скорую», и медработники отвезли Свету в больницу на Первую Речку. А когда забирать, я толком не узнала — совсем ведь девчонка еще была… А потом заболела, свалилась дома с температурой. Выздоровела, бросилась узнавать, что с сестрой, а мне сказали, что девать ее было некуда, разговаривать и ориентироваться в городе она не может, никто за ней не приезжал, так что ее отправили в психбольницу на Шепеткова. А ребенок просто исчез. Мы не могли найти его следов. Нам даже никто не предложил забрать девочку… Может, младенца продали? Конечно, не могу утверждать, но именно такие слухи до меня тогда доносились, когда я пыталась выяснить, куда пропала моя племянница. А меня сестра каждый раз, когда мы навещаем ее в больнице, спрашивает: «Где мой ребенок? » Я ничего не могу ответить на этот вопрос…

Одна польза пребывания в психиатрической больнице Светланы Якуниной налицо: здесь девушку научили разговаривать. Плохо, конечно, большинство слов не понять: особо-то никто не стремился обучать… Но всё же теперь с ней можно общаться.

— И я не понимаю, почему ей не купили слуховой аппарат? — недоумевает Сергей Копнинов, муж Татьяны. Человек, благодаря усилиям которого и завертелась вся эта история по вызволению Светланы из психиатрического плена…

«Зачем её здесь держат, не знаем…»
К нам в редакцию «ДВ ведомостей» Сергей Васильевич пришел не один, а в компании двух очаровательных детей. Пятилетняя дочка и двухлетний сыночек. Русоволосые, курносые, ясноглазые — загляденье просто!
— Вот такое мое позднее счастье! Мне ведь 57 лет уже, — признался Сергей Васильевич. — А их маме, моей жене Танюшке, всего 25. Я по соседству на Русском жил, там и познакомился с этой семьей, увидел, в каких условиях живут… В общем, решил жизнь Татьяны поменять в корне. Как видите, получилось. Сейчас она у меня училище оканчивает, на повара выучилась. Была на практике, уже работу ей предложили. Моя главная задача — успеть ей как можно больше дать, пока я семью обеспечить в состоянии…

С собой Сергей Копнинов принес ворох бумаг: итог почти двухгодичного хождения по инстанциям. Безуспешных пока что попыток оформить опеку над Светланой Якуниной, сестрой жены, и забрать ее к себе на жительство в двухкомнатную квартиру…
— А вы точно уверены, что вам в квартире нужна женщина, которая восемь лет в психбольнице провела? — задаю намеренно провокационный вопрос.
Сергей Васильевич смотрит на меня непонимающе:

— Что вы такое говорите? А если бы это была ваша сестра, вы бы как себя вели?.. Такой уж я человек, можно сказать, старой закалки. Теперь Светлана — родной мне человек, сестра моей жены, и я для нее сделаю всё, что в моих силах. Когда Татьяна меня со Светой познакомила, я стал ездить к ней в больницу, навещать. До этого родственники ее не сильно посещениями баловали. Стал с ней общаться. Вижу — вполне адекватный человек. Есть, конечно, объяснимое отставание в развитии, но то, что Света не буйный псих, так это вполне очевидно. Честно говоря, я не понял, что она на Шепеткова столько лет делает. Да и потом, зацепило меня, честно говоря. Я ведь по-хорошему сначала к врачам обратился, попросил: дайте нам Свету на день всего лишь. Пусть человек первый раз за восемь лет в ванне полежит, еды домашней поест. Да хоть на улицу выйдет, в конце концов, в море искупается! Она ведь не преступница, никого не убивала, так за что же ей восемь лет заточения? Почему ее вообще там закрыли? Она ведь не била стекла, на людей не бросалась. 

Просто такое жуткое стечение обстоятельств… Если на то пошло, почему человека не определят в психоневрологический интернат, где хотя бы гулять на свежем воздухе можно? Говорят, оттуда легче потом забрать… Когда спросил про интернат, мне намекнули: мол, туда очередь, просто так не попадешь… Просил: хоть на Новый год Светлану отпустите к родным! В чем проблема, не понимаю? Если мы в процессе общения выясним, что Света, как меня пытаются убедить врачи, социально опасна и способна не неадекватные поступки, так и вопросов больше не будет. У нас ведь двое малышей в квартире бегают! А только я сильно сомневаюсь в том, в чем меня врачи убедить пытаются. Меня санитарки в больнице спрашивают: «Почему вы ее домой не забираете? Она же не больная вовсе. Зачем ее здесь держат, не понимаем. Наверное, потому, что она с утра до ночи работает. Всё моет, прибирает…» Думаю, именно поэтому мне ее и не отдают. И еще пенсия. Ведь кто-то же за нее получает деньги! А когда я первый раз Свету увидел, она ко мне вышла в халатике, под которым ничего не было. Я уж не спрашиваю, почему ее так называемые государственные опекуны до сих пор человеку слуховой аппарат не приобрели. Ведь тогда бы Светлана гораздо лучше разговаривать научилась…

Мутная история
Сергей Копнинов пытался оформить опеку над своей родственницей. Получил отказ из Росздравнадзора. Оказывается, «Якунина Светлана Валентиновна — инвалид II группы с детства по психическому заболеванию». Решила это комиссия в составе врачей-психиатров, и попробуй теперь оспорь этот вердикт! Якобы «Ленинским районным судом Владивостока было вынесено постановление от 07.02.2002 г. подвергнуть Якунину С. В. недобровольной госпитализации». Хотя Сергей Васильевич выдвигает обоснованные предположения, что это постановление было оформлено задним числом.
— Понимаете, когда я только начал заниматься этой историей, пришел в крайздрав, то никаких вопросов не возникло, — рассказывает Сергей Васильевич. — Чиновники в моем присутствии подняли личное дело Светланы и спрашивают меня: а она у вас лишена дееспособности? Отвечаю: не в курсе. Стали смотреть, говорят: «О, а решения суда об отсутствии дееспособности нет! Так что мы не видим никаких проблем. В течение двух-трех месяцев вы ее заберете. Проходите медицинскую комиссию, оформляйте документы…»

Сергей Копнинов выполнил всё, что ему было сказано. Оторвал от семьи порядка двух с половиной тысяч рублей, а учитывая, что пока что он один кормилец на четыре человека, сумма для бюджета получилась весомая. Прошел комиссию, и психолога, и нарколога, пришел, сдал всё в крайздрав. «Ждите ответа», — велели ему.

— И вскорости ответ дали, — говорит Сергей Копнинов. — Мол, не можем отдать Светлану Якунину под опеку, потому что она невыездная, невыписная, сильно буйная и так далее… Я говорю: подождите, граждане дорогие, а зачем же вы тогда отправили меня комиссию проходить и документы собирать? И заверили, что проблем никаких не будет?.. А теперь вот решение суда откуда-то появилось… В общем, мутная история… Конечно, задним числом можно любые диагнозы нарисовать, особенно если человек заперт в психиатрической больнице. Я спрашиваю врачей: чем вы докажете, что она буйная? Вон у нас дома, на Русском, настоящие психбольные живут. То дом подожгут, то на людей с ножом кинутся… И ничего им за это нет: закроют ненадолго, полечат и назад выпустят. А за что Свету восемь лет под замком держат? А ведь я специально пока что не поднимаю вопрос: куда делся рожденный ребенок? Почему младенца отдали на усыновление, не поставив в известность членов семьи?..

Сергей Васильевич помолчал и посмотрел на своих детишек, которые быстро освоились в кабинете редакции, нашли коробку с конфетами и мирно их уплетали… Подумал, наверное, что где-то растет такая же русоволосая симпатичная девочка, двоюродная сестренка его дочки Анечки.
— Знаете, почему я так бьюсь за Светлану? — нам показалось, что вопрос этот Сергей Копнинов задал сам себе... — Да потому что, если мы закроем глаза на то, как поступили с ней, завтра то же самое может произойти со мной, с моей женой, моими детьми. С каждым из нас!.. Я законопослушный человек. До сих пор я верил в закон. В справедливость. Поэтому в этой истории я пойду до конца, чего бы мне это ни стоило…

Мир под замком…
Нам хотелось увидеть Светлану Якунину своими глазами. Поговорить с молодой женщиной, посмотреть, в каких условиях она живет… И появился ли, кстати, у нее слуховой аппарат, вопрос с которым обещали «решить» краевые медицинские чиновники еще в июне…

Мы отдавали себе отчет, что журналистов «ДВ ведомостей» пообщаться с пациентом психбольницы вряд ли пустят. Поэтому пришли все вместе: Сергей Васильевич с женой Татьяной, двое их ребят и мы, замаскированные под родственников.

Прав был поэт, написавший пару веков тому назад гениальную фразу: «Не дай мне бог сойти с ума, уж лучше посох и сума»… Жуткое это зрелище — психиатрическая больница. И дело даже не в обшарпанном фасаде и не в отсутствии намека хотя бы на какой-нибудь благоустроенный больничный дворик. Всё равно здешних пациентов на улицы не выпускают… Дело — в ощущении.

Дергать за ручку двери бесполезно, всё открывается строго по звонку. Выбраться наружу еще сложнее: специальные ключи-брелочки носит при себе только средний медперсонал. На окнах — решетки. Встречи с родными происходят в маленьком коридорчике, пропитанном сигаретным дымом. Курят рядом, в туалете, но вонь стоит несусветная. И еще физически чувствуешь необъяснимо тяжелую атмосферу вокруг. Впрочем, о чем мы?.. Как раз это вполне объяснимо…

— Светка, к тебе пришли! — маленькая чернявая женщина, в задорно распахнутом халатике, несется с вестью по коридору. Через пару минут к нам навстречу с радостной улыбкой выходит девушка. У нее неправильные черты лица, и всё же видно, насколько она похожа на свою младшую сестру Таню. Никакого слухового аппарата, разумеется, нет и в помине. Светлана обнимает Сергея, а потом берет на руки Анечку, та обхватывает ее за шею и обнимает изо всех сил… Света смеется счастливо и поднимает глаза на мужа сестры:

— А где Таня? Таня не пришла?
— Она ждет на улице с малышом, ему сюда не надо ходить, — объясняет Сергей. — Как ты здесь? Всё нормально?
— Нормально, — кивает головой Света. Но потом отчаянно мотает головой: Домой… Обещал…
— Мы Светку не отдадим, — обступают нас здешние пациенты. — Она хорошая, безотказная. Посуду моет во время обеда, завтрака и ужина…
— Не кидается здесь ни на кого?
— Нет, что вы. Она большой помощник. Наверное, поэтому и не пускают ее.
— А вообще пациентов отсюда выпускают?
— Конечно. Курс лечения проведут — и по домам. А у вас духов с собой нет? — вдруг с надеждой спрашивает симпатичная черноволосая девушка с безумно усталыми глазами. — Так по запахам хорошим соскучилась… Здесь, видите, пахнет не очень… Знаете, кроме Светы, здесь только одна женщина больше десяти лет сидит. Но она сама не хочет. Ей некуда идти. А если родственники хотят человека забрать, всегда отпускают. Вы ее покормите обязательно. Если меня, к примеру, не покормят родные хотя бы раз в сутки, я здесь жутко голодная…
— Ты можешь выйти в эту дверь? — спросили мы Свету напоследок.

— Нет, не пускают, — покачала головой девушка. А потом обняла маленькую Анечку и заплакала горько-горько, повторяя при этом одну страшную фразу: «Где мой ребенок? »…
Смотреть на это не было никаких сил. И кто бы убедил нас после этого, что Света — невменяемая, агрессивная сумасшедшая…
Мы вышли на улицу. Стоял чудный осенний денек. Припекало солнышко, пахло пожухлыми листьями. И трудно было представить, что за стенкой мрачного здания, откуда нас выпустили, происходят не поддающиеся разуму вещи. «Дурдом» полностью оправдывал свое название…
— Таня, Таня!.. — вдруг раздался крик из зарешеченного окна. Мы увидели Свету, которая залезла на подоконник, протянула руки сквозь стальные решетки и отчаянно махала нам руками. — Ты завтра придешь, да?.. Пельмешков принеси! Приходи, Таня!..

Вместо послесловия
Психиатрия — тот темный омут, в который никто не хочет нырять. Потому что дна всё равно не видно. Про нравы в психиатрических больницах в советские времена написано немало, и все истории, скажем мягко, оптимизмом не отличаются… Изменилось ли что с тех времен, сказать трудно. Хотелось бы в это верить во всяком случае.

Нас задела история Светланы Якуниной. Слишком много здесь неувязок и откровенно странных моментов. К сожалению, мы не исключаем, что после визита журналистов и последующей публикации в газете у Светланы могут возникнуть проблемы, скажем так, в виде следов уколов на руках. Ведь ни для кого не секрет, что это очень просто: с помощью нехитрых манипуляций превратить сравнительно здорового человека в буйного сумасшедшего.
Мы надеемся, что подобного в случае со Светланой Якуниной не произойдет. И всё же, просто на всякий случай, мы записали разговор с ней на видеокамеру. И особо зафиксировали руки, на сегодняшний день чистые от следов каких бы то ни было уколов. Мы обещаем навестить Светлану в самое ближайшее время, и нам будет очень жаль, если следы от уколов появятся, а поведение девушки изменится. Или, того хуже, ей запретят свидания с родственниками.

Ситуация в самом деле патовая. Требовать проведения независимой медицинской экспертизы бессмысленно: где их найдешь-то, независимых психиатров, если система одна и все в ней варятся? Прокуратура, в свою очередь, опять же сошлется на заключение медиков. Потому что «кто им поверит, этим сумасшедшим»?.. Всё. Круг замкнулся.

И всё же мы просим считать нашу публикацию официальным обращением к директору департамента здравоохранения АПК Андрею Кузьмину, о котором говорят, как о порядочном и непредвзятом человеке. Разберитесь! Ибо ситуация требует вмешательства именно на уровне первого лица. Со своей стороны редакция газеты «ДВ ведомости» обещает держать эту тему под контролем.

11:44, 06.11.2010 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Владивосток → За стенами мрачного здания на Шепеткова происходят не поддающиеся разуму вещи

Раиса 12.06.2013, 23:26

у меня шизофрения но я не буйная но это не важно я на таблетках уже 6 лет и мне плохо от них я перестала их пить 3 недели назад и сразу лучше стало но меня и на улицу выпускали каждый день и не обижал никто хотя мы не обеспеченные и без отца по человечески врачи разговаривали не знаю не просто же так ее там держат значит есть какое то отклонение которое не поддается коррекции

Раиса 12.06.2013, 23:27

просто мне кажется я ее знаю ну если это она то мне как кажется она не случайно там

Раиса 12.06.2013, 23:49

врачи там замечательные очень хорошие со мной и психолог разговаривала тоже очень хорошая и домой отпускали хотя повторюсь я живу только с мамой живу бедненько и все без денег такое отношение а вот рабочий персонал там конечно же извините дуру как собаки ничего не делают а нас не переваривают и пол мы сами моем без перчаток без хлорки в ведрах в которых какают извиняюсь и писают и не дают их даже помыть пока была дома на моей кровати кто то спал по ночам и персонал это знал пришла а постель вся грязная попросила новую так меня там персонал чуть ли не королевой обозвал посуду моют больные стол накрывают больные а кормят помоями как нелюдей да там плохо очень но такая наша учесть пусть надеется она на хорошее может скоро и отпустят а может из-за пенсии ее там держат пенсию у нее забирают и там такая она наверное не одна так и обогащаются не знаю зачем 8 лет ее держать всех отпускают а ее держат очень странно с нее же извиняюсь поиметь нечего

Раиса 13.06.2013, 00:05

может она сама не хочет из больницы уходить там накормят спать уложать готовить не надо за квартиру платить не надо продукты покупать не надо да не разу не видела чтоб она пол мыла как все только посуду так она вся жирная после нее то есть делать она ничего не умеет куда ей к маме алкашке идти которой она не нужна вот она там и живет никто ее там не обижает она там вообще как королева ходит

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2018 г. Редакция: mail@vestiregion.ru.
При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Размещение рекламы на сайте.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100