Мягко ли сидится в своих креслах приморским слугам Фемиды?

Гражданка Щербакова купила квартиру. Большую, 87 кв. м. Причем с отрезанными батареями, о чем и был составлен акт. Она потому эту квартиру и купила, что в ней не было батарей, потому что у нее астма, и отопление плохо на этой астме отражается. К тому же гораздо дешевле отапливаться электричеством. 

Между тем, пишет Ирина Ангарская («Дальневосточные Ведомости»), плату за отопление ТСЖ начисляло по полной программе, как и многим другим «отрезанным» гражданам начисляют другие ТСЖ и особенно управляющие компании в нашем городе и в нашем крае. Почему же Щербакова и другие граждане должны платить за отопление, которого у них нет? Да потому, что если все отрежутся от батарей, то монополисты-тепловики будут терпеть убытки. Поэтому суды договорились и стали отказывать таким, как гражданка Щербакова, с формулировкой, что они самовольно нарушают прочность здания и порядок теплоснабжения. Но дело не в этом.

Так вот. Гражданка Щербакова за отопление принципиально не платила. И вот накануне 8 марта 2009 года она вынимает письмо из почтового ящика, а там — заочное решение мирового судьи участка № 3 Ленинского района о том, что она должна погасить долг перед ТСЖ в размере 22 850 рублей. Причем решение за ноябрь 2008 года. То есть через 4 месяца после вынесения решения ей его прислали. Это у нас в городе Владивостоке Гражданский процессуальный кодекс такой: высылать решения месяца через 3–4, а то и через 6. Причем письмом не заказным, а обычным. Но дело не в этом.

А дело в том, что никакой повестки в суд гр. Щербакова не получала. А получив заочное решение, она пошла в 3-й мировой участок к судье Ящук, подняла дело, пролистала его — и никаких следов того, что ее уведомили о судебном заседании, не обнаружила. Сфотографировать пустое дело не догадалась, а документ об ее «извещении», видимо, появился позже. Документы такие приходят с почты, которая в городе Владивостоке с пониманием относится к судьям и с удовольствием держит у себя судебные повестки, вместо того чтобы вручать их лично в руки ответчикам, а потом возвращает судьям «за истечением срока хранения». Судьи довольны: не надо выслушивать ответчика, который, как правило, возражает. Почтальоны довольны: не надо бегать по квартирам. Это массовое явление упоминал в своем докладе за прошлый год уполномоченный по правам человека: «Практически в половине обращений, — пишет он, — граждане сообщали о нарушении судами процессуального порядка рассмотрения дел. В основном граждане указывали на следующие процессуальные нарушения: ненадлежащее извещение сторон о дате и времени судебного заседания, необоснованное рассмотрение дела в отсутствии ответчиков, не исследование представленных сторонами доказательств, длительное рассмотрение дел, ненадлежащее разъяснение порядка обжалования судебного решения, нарушение установленного порядка заочного производства». Почти все эти нарушения в системе приморского правосудия гр. Щербакова испытала на себе. 

Узнав, что без нее ее судили, она подала апелляцию: так, мол, и так, в получении повестки не расписывалась, иных доказательств извещения о судебном заседании быть не может, поэтому надо решение отменить и рассмотреть по новой, поскольку гражданин имеет право в суде доказывать свою правоту и неправоту противной стороны, которая договор не заключает, а дерет за отсутствующее отопление по полной, несмотря на изолированные стояки отопления, тройной стеклопакет, утепленный пол и подвесные с воздушной прослойкой потолки. Судья Зайцева в Ленинском суде долго откладывала заседание, а когда перестала откладывать, то из-за пробок на дорогах в суд опоздала гр. Щербакова, и суд снова обошелся без нее, ни словом не обмолвясь о ненадлежащем извещении ее первой инстанцией. Мол, по существу всё правильно сделала судья Ящук, а ненадлежащее извещение — несущественная мелочь. Хотя в пункте 2 части 2 статьи 364 ГПК РФ прямо указано, что решение суда подлежит отмене независимо от доводов жалобы, если дело было рассмотрено в отсутствии кого-либо из лиц, участвующих в деле и не извещенных о времени и месте судебного разбирательства. То же самое определила и судья краевого суда Хребтова: мол, нарушений, существенно повлиявших на исход дела, не допущено. Т. е. хоть приглашай в суд гр. Щербакову, хоть не приглашай — исход дела всё равно будет тот же: отсутствие договора с ТСЖ незаконно, но платить по его тарифам, в суде не оспоренным, она обязана. Пыталась гр. Щербакова пожаловаться выше, но в надзорную инстанцию ее жалобу не передают, а без прохождения надзорной инстанции Верховный суд не рассматривает. Так что в своей стране гражданка Щербакова все возможности в отстаивании права на судебную защиту исчерпала. 

А пока она их черпала, к ней нагрянула пристав Подкорытова. Приставы в городе Владивостоке приходят к гражданам оригинальным способом: отключают свет, а когда граждане выскакивают на лестничную клетку посмотреть, почему свет погас, врываются к ним в квартиру. Причем исполнительный лист гр. Щербаковой не был вручен вовсе, а копия была получена ею во время второго пришествия пристава Подкорытовой — опять с отключением света, выскакиванием хозяев к электрощитку и захватом квартиры в потемках. 
Пристав Подкорытова так оценила описываемое имущество: телевизор — 300 руб., микроволновая печь — 300 руб., «мягкий диван цв. бежевый» — 300 руб., сервант — 300 руб., стиральная машинка — 250 руб. …Итого 6 наименований на сумму 1 600 руб. Почему такая странная сумма, если взыскать надо 22 850 руб.? Видимо, потому что на самом деле телевизор стоит 10 тысяч руб., стиральная машина — 15 тыс. руб., и сервант вполне товарного вида и недешевый, и микроволновка не 300 р. стоит. А новехонький диван — и вовсе 37 тысяч руб. Причем выносить принялись не бежевый диван, занесенный в опись, а светло-серый, огромный угловой. У гражданки Щербаковой в квартире наличествует аж 6 диванов, и она предлагала взять любой другой, более транспортабельный. Но пристав предпочла именно этот. Диван не проходил в дверь, и его попросту разломали. Причем с помощью истцов-взыскателей из ТСЖ. Итого имущества вынесли на сумму, раза в три превышающую сумму долга. Имущество вывезли почему-то аж в бухту Емар, в детский лагерь «Юнга». Ближний свет мебель возить! Но дело не в этом. Не в странной логистике.

А дело в том, что когда гр. Щербакова пожаловалась в суд на действия судебного пристава, то и районный, и краевой (куда гр. Щербакову опять же не пригласили) суды решили, что пристав совершил нормальные действия по отысканию имущества и наложению на него ареста. То есть оценивать по 300 руб. диваны стоимостью 37 тысяч руб., выносить вместо одного описанного дивана другой и отказывать должнику в применении оплаченных им услуг оценщика — это нормально. И не высылать определение об этом гражданину — тоже нормально. Определение суда может вручить и пристав — всё равно пойдет имущество описывать. Отдел судебных приставов Ленинского района пока не ответил гражданке Щербаковой, нормально ли врываться в квартиру, перекрывая электроснабжение, ломать нетранспортабельное имущество, использовать взыскателя при его переноске.
Всю эту историю гр. Щербакова описала в своем письме в город Страсбург, где находится Европейский суд по правам человека. Г-же Щербаковой уже из Страсбурга и наклейки со штрихкодом для дальнейшей переписки прислали. Посмотрим, выдержит ли европейскую критику Владивостокский ГПК или нет.

А бежевый диван так и стоит у нее на балконе.

09:02, 20.11.2010 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Владивосток → Мягко ли сидится в своих креслах приморским слугам Фемиды?

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2018 г. Редакция: mail@vestiregion.ru.
При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Размещение рекламы на сайте.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100