«Нас расстреляли, мы истекаем кровью! » — на помощь пришли все, кроме доблестной милиции

Об этой кровавой рыбалке на речке Коломбэ в Дальнегорске много судачат: 22 октября трое земляков отправились в соседний район ловить хариуса…и до сих пор не вернулись домой. Все трое уже больше месяца отлеживаются по больницам, залечивают огнестрельные раны, полученные на «пленере». В возбуждении уголовного дела «по факту» пострадавшим отказано.

Расстрел
Евгений Б. сейчас лечится в первой «травме» тысячекоечной больницы во Владивостоке. В той кровавой разборке он больше всех пострадал, вспоминает о ней неохотно. 

— Диагноз — раздробление мыщелки правого бедра, кость в коленном суставе разбита. Стреляли в упор из охотничьего гладкоствольного ружья с двух-трех метров. Если честно, я даже не сразу сообразил, в чем дело, — рассказывает мужчина.

Поехали на рыбалку трое друзей, все люди семейные, состоявшиеся: двое работают в коммерческих структурах, третий — в лесничестве Дальнегорского района. Лагерь разбили на небольшой поляне, рядом рыбачила-отдыхала семья из Уссурийска: муж с женой и их сын лет 27.

— Вроде нормальные люди, когда шли на речку, мы даже попросили их присмотреть за машиной. Вечером сварили уху, посидели… Я пошел спать в машину, что было дальше, знаю только со слов друзей. Они рассказали: соседи выпили, достали ружье и начали палить по пустым бутылкам. Причем с большим риском для окружающих (пули летели к рыбачьей тропе) и для себя (один начинал палить, не дождавшись, пока другой отойдет от мишени). Наши ребята решили их как-то утихомирить, чтобы они не поубивали друг друга, попытались забрать у них ружье. Понятно, что те не отдали, началась потасовка, и Павел просто разбил это ружье от греха подальше. Допускаю, что сделал это специально, поскольку в драке вообще могли друг друга пострелять, — рассказывает Евгений.

Что на самом деле случилось и кто у кого что отобрал, покажет расследование, так как сразу же после «схватки» обе стороны позвонили в местное ОВД. Приехал участковый, всех опросил, составил протокол…

— Да мы и не возражали — да, разбили ружье, ущерб возместим, купим новое. На том разошлись, все легли спать, — продолжает рассказ Евгений. — А поутру подъезжает машина, оттуда выходят двое парней, один с ружьем, другой с пистолетом (травматика), судя по фамилиям, «соседская» родня, пишет ДВВ. Я оказался к ним ближе, они с ходу стреляют мне в левую ногу — прошло по касательной. Они удивились, что промахнулись, сделали еще пару шагов и выстрелили в правую ногу практически в упор. Я упал, из колена хлещет кровь, они начинают расстреливать следующего и тоже бьют по ногам. Наш третий друг побежал к реке, за ним рванул парень с пистолетом, со стороны речки тоже послышались выстрелы. А тот, что остался, стал нас пинать, а мы с перебитыми ногами даже не могли сопротивляться. Но больше всего меня поразило, что мамаша (она как раз собирала вещи) подскочила и с криком: «Я тоже хочу! » начала пинать в лицо Евгения, такая дикость. А с речки неслись крики Павла, он в воду упал, его из травматики там расстреливали. 
Место побоища «мстители» покидали «профессионально»: у людей с перебитыми ногами забрали сотовые телефоны, порезали колеса машины. Так что фактически мужики были обречены, но спасла случайность: стрельцы не полезли в речку за «утопленным» телефоном, и, прежде чем техника вырубилась, с телефона успели сделать последний звонок в милицию: «Нас расстреляли, мы истекаем кровью».

Служба спасения
Для Евгения тот звонок был спасительным: когда его привезли в больницу, потеря крови была почти 50 процентов. Сейчас он едва помнит, как дополз до машины, как истекающий кровью он всё же забрался в нее. Как с развороченными ногами смог забраться в кабину его товарищ и повести бесколесный грузовичок поближе к людям… Дальше всё, как в тумане: навстречу шла скорая, какие-то люди побежали вытаскивать из реки окровавленного товарища (на весь лес было слышно, как он молился)… 

Пострадавших доставили в амбулаторию поселка Мельничный.
— Медики там молодцы, всё, что могли, они сделали, — рассказывает мать Евгения, Ирина Алексеевна, она рядом с сыном. — А вот обеспечения там никакого, из поселка до Пластуна ребят везли часов пять, хотя ходу — 150 километров. Но сначала искали бензин для «скорой», спасибо, люди добрые помогли, всем селом бензин собирали. Только тронулись, машина сломалась, полетела проводка, пока чинили… И вообще, я считаю, у сына есть «ангел хранитель», он его спас, — говорит Ирина.

— Добрались до Пластуна, там нет ни травматолога, ни реаниматолога. Анастезиолог оказал им первую помощь и тут же уволился. Бился за них один молодой хирург, Андрей Юрьевич Чарушин, вот ему огромное спасибо, он молодец. Состояние сына было крайне тяжелое, потеря крови более 50 процентов, а на введение плазмы произошел анафилоктический шок, везли кровь из Дальнегорска… В общем, врачи сделали всё от них зависящее, боролись не столько за искалеченную ногу, сколько за жизнь сына. Но возможности там небольшие, надо было срочно везти Женю во Владивосток, — вспоминает Ирина.
По словам матери, специалисты приморского Центра медицины катастроф, куда обратилась женщина, отказали в транспортировке раненого из Пластуна в краевой центр — в виду крайней тяжести его состояния (боялись не довезти). А когда пациент слегка выправился, спасительный центр оказал услугу: из Кавалерово во Владивосток раненый был доставлен по «высшему классу» — на реанимобиле, в сопровождении реаниматолога. За 26 тысяч рублей (можно слетать в Москву, «туда и обратно»). 

Месяц спустя
Месяц прошел, все пострадавшие до сих пор лечат раны. Уголовное дело по факту массового расстрела на речке Коломбэ до сих пор не возбуждено. Нет оснований? 

— Сейчас мне поставили аппарат Елизарова, врачи говорят, понадобятся длительная терапия и, скорее всего, замена сустава, такие операции делают в Корее, это миллион-полтора миллиона рублей, — вздыхает Евгений. 

— Лежу в травматологическом отделении, раздроблена правая бедренная кость, прострелена левая голень. Раны подживут, будет операция, — докладывает по телефону из Дальнегорска второй пострадавший. — Меня лично опрашивали только раз в Пластуне, но, насколько знаю, в возбуждении уголовного дела по факту расстрела отказано. А вот уголовное дело за порчу имущества возбудили, мне звонили по этому поводу из Красноармейского ОВД. А я и не отказываюсь, ведь если бы я не сломал их ружье, нас постреляли бы еще вечером, люди были настроены очень агрессивно, — говорит Павел. 

С третьим «подранком» мы связались по телефону, когда его транспортировали из Дальнегорска на операцию во Владивосток. «Одну ногу мне «подремонтировали», а за вторую не взялись, велика вероятность осложнения, отправили на шунтирование во Владивосток, — рассказывает мужчина. — Вот купил аппарат, его поставили, чуть-чуть хожу, а без него вообще ступить невозможно. Правая нога насквозь прострелена, но кости целые вроде, а в левом суставе дробь, надо вытаскивать. Насколько знаю, уголовное дело не возбуждено, меня лично никто ни о чем не спрашивал». 

Вот такой правовой парадокс в красноармейской глубинке: уголовное дело по факту «умышленного уничтожения» чужого ружья возбуждено без малейшего промедления, а уголовного дела по фактам отъема у жертв сотовых телефонов, преднамеренного повреждения автомобиля и расстрела людей до сих пор нет. 

Ждите ответа
— Меня больше всего поразило отношение к происшедшему стражей порядка, — говорит мать потерпевшего, Ирина Алексеевна. — Во время операции хирург достает резиновые пули, дробь, всё складывает — но они никого не интересуют, никто не едет их изымать в качестве вещдоков. И только после личного заявления моего мужа в органы были проведены какие-то следственные действия: опрошен сын, дробь и пули изъяли. Но следственная группа для изучения места ЧП и сбора доказательств не выезжала (начальник Красноармейского РОВД Руденко сослался на дальность расстояния), всё ограничилось протоколом осмотра, составленным тамошним участковым два дня спустя. Он всё проверил, а через десять дней мы получили …
Дальше лучше цитировать, это классика милицейских отписок:
«Постановление об отказе в возбуждении дела… В ходе проверки сообщения о преступлении гр-не Г., К. и Б. с места происшествия были направлены в Мельничную врачебную амбулаторию для оказания первой медицинской помощи, и далее в Пластунскую районную больницу, где были госпитализированы. Граждане Е., Е., Е. и Ш. (стрелявшие — Ред.) были задержаны, опрошены по обстоятельствам дела. Оружие, из которого причинены огнестрельные ранения, изъято… В пластунскую районную больницу направлены запросы о предоставлении копий медицинских карт гр-н Г., К. и Б. (пострадавших — Ред.) с целью проведения судебно-медицинского освидетельствования…однако в установленный законом срок (10 суток) …копии не поступили. Данное обстоятельство препятствует принятию законного и обоснованного решения».
И далее: «При проверке сообщения о преступлении, поступившего от гр. Г., К. и Б., на предмет заведомо ложного доноса установлено, что обстоятельства, указанные в сообщении (т. е. расстрел — Ред.), имели место быть. Принимая во внимание, что имеются достаточные данные, указывающие на отсутствие события преступления, предусмотренные УК РФ, и руководствуясь п. 1 части первой статьи 24…(далее перечисление кучи параграфов)… отказать в возбуждении уголовного дела по сообщению о причинении огнестрельных ранений». 
Вы что-нибудь поняли? С одной стороны обстоятельства «имели место быть», а с другой — «достаточно точные данные, указывающие на отсутствие события преступления»? Люди сведущие в юриспруденции утверждают: с точки зрения параграфа, пункта и «буквы» закона всё может быть верно, для «возбуждения» органов не хватает каких-то бумаг. Но люди мудрые полагают: в свете нынешних «веяний», в русле заявленной полицейской реформы да на фоне скандальных «кущевских» разборок цепляться за «буквы», игнорируя «дух» времени, по меньшей мере недальновидно. По большей — преступно.
— Я считаю, имело место прямое покушение на убийство, ведь людей в лесу кинули, истекающих кровью, в беспомощном положении, отобрав у них телефоны и повредив средство передвижения, — говорит Ирина. — Их фактически умирать оставили, это тяжкое преступление, и удивительно, что наши «органы» так отнеслись к происшедшему, отдав всё расследование на откуп участковому. Мы подали жалобу в прокуратуру, 12 ноября она была зарегистрирована, сегодня уже 28-е — ответа нет… 

13:29, 05.12.2010 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Приморье → «Нас расстреляли, мы истекаем кровью! » — на помощь пришли все, кроме доблестной милиции

browse this site 31.12.2019, 01:28

I simply want to tell you that I'm very new to blogs and honestly enjoyed your web page. Very likely I’m likely to bookmark your website . You definitely have amazing posts. Appreciate it for sharing with us your website page.

fichier qualifié 05.03.2020, 15:56

I was able to find good advice from your blog posts.

Cristopher Greff 06.03.2020, 18:28

You're so cool! I don't believe I've truly read something like that before. So nice to find someone with a few genuine thoughts on this issue. Really... many thanks for starting this up. This website is one thing that's needed on the internet, someone with a little originality.

achat base de données b2b 07.03.2020, 03:20

I'm very happy to find this site. I need to to thank you for your time for this particularly fantastic read!! I definitely loved every little bit of it and I have you book-marked to see new stuff in your blog.

Claretha Bakes 09.03.2020, 13:55

Way cool! Some very valid points! I appreciate you penning this post and also the rest of the website is also really good.

click for more 10.03.2020, 05:09

I simply want to say I'm new to blogging and honestly liked you're blog. Probably I’m want to bookmark your website . You certainly have good stories. Cheers for revealing your website.

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2019 г. Редакция: mail@vestiregion.ru.
При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Размещение рекламы на сайте.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100