Что стоит за очередным арестом нашего земляка, полковника Квачкова?

Даже накануне нового года политическая жизнь в России бьет фонтаном по голове. На днях всех взбудоражила новость — вновь арестован Владимир Квачков. Напомним, ранее этот отставной полковник ГРУ обвинялся в покушении на экс-главу РАО «ЕЭС России» Анатолия Чубайса, но был оправдан. Ныне Квачков — один из лидеров российской военной оппозиции — подозревается ни больше ни меньше в содействии террористической деятельности и покушении на организацию вооруженного мятежа. О непростой ситуации, которая складывается в среде военных, Лада Глыбина (ТОК) побеседовала с Юрием Тарлавиным, лидером Приморского профсоюза военнослужащих.

Что стоит за очередным арестом нашего земляка, полковника Квачкова?

Провокация или глупость? 
— Юрий Алексеевич, знаю, что вы лично знакомы с Квачковым. Что можете сказать по поводу личности этого человека?
 
— Действительно я знаю полковника Квачкова Владимира Васильевича, бывшего командира бригады спецназа ГРУ. К слову, он наш, приморский. Родился в Хасанском районе, закончил Уссурийское суворовское училище. Весной Квачков собирался сюда приехать, но, видимо, этим планам сбыться не суждено…Что о нем сказать? После той громкой истории с Чубайсом Квачков очень активно занимался общественной работой. В том числе с его участием был создан Высший офицерский совет. По приглашению я дважды был на Всероссийском офицерском собрании. На последнем как раз обсуждалась тема создания, с подачи полковника Квачкова, так называемого «народного ополчения». И вот тут у меня лично возникли вопросы. Если это ополчение, по сути, штурмовые отряды, то какая конечная цель их организации? Декларировалось, что всё будет в рамках действующей Конституции. Я тогда задал Квачкову вопрос: «Владимир Васильевич, всем понятно, что эти отряды входят в противоречие с действующими силовыми структурами. И тем самым вы подставляете людей под управление «Э» — борьба с экстремизмом. Зачем вы это делаете? » Что в итоге и произошло — Квачкова обвинили в попытке организации военного мятежа и терроризма…

— Многие связывают арест Квачкова с недавними событиями на Манежной площади, хотя сам полковник никакого участия в них не принимал. Ваше мнение на этот счет?

— Думаю, власть напугали, прежде всего, ноябрьские выступления десантников. Когда на Поклонной горе собрались больше тысячи человек и звучали очень жесткие требования в адрес правительства. Десантники — это не юнцы, которые по Манежной площади бегали. Это серьезные ребята. Если даже им по 50–60 лет, они еще нынешним молодым воякам сто очков вперед дадут. По большому счету я согласен с заявлением, прозвучавшим в одной из газет так называемой «военной оппозиции», что пары десантных батальонов хватит, чтобы выгнать всех из Кремля. Правда, там было резче сказано. Что же касается событий на Манежной, то их Квачков прокомментировал в свойственной ему резкой манере. А тут еще вышла очередная газета, где полковник заявил о создании так называемого «Народного фронта освобождения России». Видимо, всё легло одно к одному. 
 
— Вообще, такое впечатление, что нынешней осенью военной оппозиции фатально не везет. Вы согласны с тем, что автокатастрофа генерала Шаманова, который чудом выжил после столкновения своего автомобиля с грузовиком, вряд ли была случайной?

— Наверное, ответ на это знает один господь бог или те люди, которые думают, что держат его за бороду. Как бы то ни было, командующий десантными войсками Шаманов надолго выведен из строя. А 29 октября трагически погиб еще один генерал — Григорий Дуброва, который в прошлом году был избран председателем Союза российских офицеров. Криминала в его смерти на первый взгляд нет — Григорий Карпович попал под электричку. Однако примерно в это же время были закрыты практически все печатные издания военной оппозиции. Я очень уважал Дуброву, хотя не мог принять его воинствующий антисемитизм. Впрочем, Квачков страдает тем же самым. Для нас, приморцев, это дикость. К примеру, на прошлом офицерском собрании доклад Дубровы свелся к необходимости борьбы с еврейской мафией, а потом вышел Квачков и начал говорить, грассируя, с еврейским акцентом. Начал обвинять офицеров, что они не хотят вступать в его боевые отряды…

— Всё-таки не хотят?.. 

— Простой пример. Я приезжаю в Ляличи и встречаюсь там с полковником, замкомандира полка. У него дома больная теща, двое детей выпускных классов, а школа в селе слабенькая, значит, на бюджет не поступят. И человек счастлив, что устроился дворником в КЭЧ! Ты ему сколько угодно говори про еврейскую мафию, он тебя не поймет, его совсем иные проблемы волнуют… Я убежден, когда мы с людьми будем говорить о том, что действительно их волнует, когда люди нам поверят и выйдут на акции и будут голосовать так, как мы им будем рекомендовать, вот тогда появится гражданская сила, военно-ветеранское движение. Только тогда с нами реально начнут считаться. А идти тем путем, которым некоторые пытаются идти сейчас, значит подставлять себя и других под удар. Не говорю, что это провокация, но… Это просто глупость, я так считаю.
 
В армии — охота на ведьм?  
— Юрий Алексеевич, на ваш взгляд, почему нынешняя военная оппозиция так и не стала весомой силой в нашем обществе? Ладно, гражданское население трудно собрать на митинг, но военные люди дисциплинированные, так ведь тоже не ходят…  

— Зависит от регионов. Пожалуй, у нас в Приморье и в Калининграде военные наиболее активны. Хотя, на мой взгляд, всё же недостаточно для того, чтобы серьезно влиять на те решения, которые принимает власть. На мой взгляд, в своей массе военные ветераны довольно меркантильны. Если надо решить какой-то конкретный вопрос, они толпой идут. А вот надо было во Владивостоке выйти на митинг, поддержать военнослужащих, которых оставляют после службы без квартир в гарнизонах, так и не было особого рвения… Дело в том, что у нас произошел разрыв между ветеранами, которые служили в советское время, и теми, кто увольняется сейчас. Сейчас в армии нет традиций. Офицеры не знают, что такое партийное собрание, собрание офицеров, что можно высказать общественное мнение командиру… Теперь каждый сам за себя. И это самое страшное, что удалось сделать с российской армией.
 
Военнослужащие даже не подозревают, что могут защищать свои права. Тем более, сейчас в войсках идет настоящая «охота на ведьм», выкорчевывается любое инакомыслие. Поэтому если раньше я в год ездил в войска по 30¬–40 раз, то в этом был всего три раза, и то в первом полугодии. Просто не хочу подставлять людей. Я приезжаю, рассказываю людям, как надо бороться с нарушениями их прав, по квартирам и прочее, а это уже можно воспринять как нелояльность. И если командир обеспечил мне встречу с людьми, то его вышестоящие начальники могут это неправильно понять и уволить. И увольняют же!.. Уже не говорю о том, что зачастую лучшие офицеры покинули армию вследствие массовых сокращений… 

— А кто виноват в том, что сегодня в армии разрушены традиции и сложилась та патовая ситуация, о которой вы говорите? 
 
— На мой взгляд, одной из причин фактической ликвидации советского офицерского корпуса были данные соответствующих аналитических служб, что 80 процентов командирского состава не поддерживает решения правительства. Это была потенциальная фронда, которую начали планомерно выдавливать из Вооруженных сил. В общем, затея удалась. На службе сейчас зачастую оставляют и продвигают генералов, которые так или иначе «замазаны». Таких немало, примеры приводить не будем, военным они известны. Человек «на крючке» всегда будет лояльным власти.

— Юрий Алексеевич, вернемся к делам приморским. Сколько на сегодняшний день у нас военных, уволенных в запас?

— Приморье — военный край. Несмотря на то что население сокращается, количество военных в нашей ассоциации только за этот год выросло на 500 человек. В 1999 году на учете стояли 20 тысяч человек, уволенных в запас, притом что население было больше двух миллионов. Теперь количество народа в крае недотягивает до 1 млн 900 тысяч, а военных на учете — 25 500. В том числе и потому что многим просто ехать некуда. Еще в 1999 году мы в первый раз написали письмо губернатору, тогда еще Наздратенко, где обращали внимание на необходимость прицельного внимания к уволенным в запас военнослужащим. Это же наш золотой фонд, люди, которые умеют не только выполнять, но и отдавать приказы! Не стоит сбрасывать со счетов и мобилизационный ресурс, а у нас на границе «друзей» хватает… Казалось бы, понятно, что при той демографической катастрофе, которую ныне переживает Приморье, нам всеми силами надо пытаться удержать бывших военных в крае. Но не в брошенных военных городках, а там, где они могли бы трудоустроиться, получить медицинскую помощь. А сегодня, к примеру, в селе Красный Кут гарнизон расформировали, и 180 офицеров и прапорщиков в один день оказались брошены на произвол судьбы. Перестала существовать медицинская служба, исчезла КЭЧ — некому по кочегаркам ходить, автобус перестал детей возить школу. Местные власти не готовы взять на себя функции Минобороны, и что делать людям?..

— А еще, говорят, ТОВВМУ закрыли. Это правда? 

— Военно-морское училище сейчас готовит старшин и проводит переподготовку. Курсантов в этом году не набирали, и в следующем году не будут набирать, это точно. 2012 год под вопросом. Но, скорее всего, и тогда не будет набора. И это не только нашего военно-морского училища касается, но и многих военных учебных заведений по стране. А ведь таким образом рушатся офицерские династии… Говорят, много в стране военных. Хотя актуально ли это для Приморья, не знаю. Во всяком случае, слова Дэн Сяопина, что Россия незаконно отвергала себе китайские земли, никто не отменял. И карты в Китае выпускаются, где наше Приморье обозначено как китайская территория. И учебники об этом пишут. Хотя китайцы сегодня открыто говорят, мол, мы не будем воевать, потому что вы сами отсюда уйдете… Это еще страшнее.

— Но вроде учения у нас летом проводились, президент приезжал. Может, не всё так плохо?

— Ну да, проводились. В том числе отрабатывалась переброска войск. И что? Когда кинулись, выяснилось, что перебрасывать из Сибири нечем. Транспортной авиации нет, порушили. Задействовали Аэрофлот. Должны были кинуть сюда бригаду, в результате кинули один батальон, который должен был получить технику здесь. В итоге бойцам дали не то, что нужно. Вместо БПМ-2, на которой они отрабатывали свои военные навыки, им здесь дали БМП-1. То есть случись война — они бы с лета в атаку явно не смогли пойти. И таких примеров тьма… 
 
— Юрий Алексеевич, и всё-таки что-то позитивное в жизни военных происходит. Вон взять микрорайон Снеговая Падь, это ведь не шутки — такие домища в столь сжатые сроки забабахать! Конечно, так и хочется спросить, что там происходит с коммуникациями. Ходят упорные разговоры, что «садить» эти жилые дома не на что. Мол, если Снеговую Падь навесить на проходящие рядом трубы микрорайона Вторая Речка, «трындец» придет всем разом. Это на самом деле так?

— Прошу вас, не надо меня спрашивать про Снеговую Падь. Больше я на эту тему говорить не буду, и так наговорил больше, чем надо… Мне только одно интересно. Вот губернатор пообещал, что к будущему учебному году там школу сдадут, а ее только что заложили… И строители утверждают, что при самой ударной работе строить не меньше года. Про коммунальные сети — это вообще без комментариев. Между тем будущей осенью у нас выборы. И за данные обещания народ спросит. Интересно, что ему будут отвечать?..

00:43, 02.01.2011 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Владивосток → Что стоит за очередным арестом нашего земляка, полковника Квачкова?

You must be logged in to post a comment.

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2021 г. Редакция: v.f.goncharov@gmail.com.
Редактор: Гончаров Вячеслав Фёдорович. Тел: +7(924)331-05-58. При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Яндекс.Метрика
Rambler's Top100