Почему бывшие детдомовцы не нужны власти и обществу

Бюджет Приморья на 2011 год под угрозой. Виной всему — квартиры для детей-сирот. Вернее, их отсутствие. Прокуратура края грозит подать в суд, дабы защитить права около 600 человек, выпускников детских домов, которым по существующему законодательству власти обязаны предоставить жилье. То есть — приобрести квартиры. Если разом купить всем нуждающимся, сумма получится настолько большая, что, как верно заметила вице-губернатор Дроздова, бюджет края просто рухнет. Пока же рушатся судьбы детдомовцев. Самое печальное, что это происходит не первый год, пишет Лада Глыбина.

Почему бывшие детдомовцы не нужны власти и обществу

«Где правда, брат?..»
Никита тащил в руках здоровенную дрель и был первым, кто встретился мне в коррекционной школе-интернате № 1, что в центре Владивостока
— Здрасьте! Вам кого? — сразу же спросил меня шустрый подросток. За годы работы заметила, что народ в детских домах, по обыкновению, встречается вежливый, но любопытный. — Выпускники нужны?.. Да они обычно возле интерната, на улице тусуются. Сколько им лет? Да по 19 примерно… Хотите, покажу, где их найти?..
 
И мой провожатый смело шагнул на мороз в одной рубашке. Удержать его было невозможно.

— А живут они здесь, в школе?.. — пыталась спросить я вдогонку.

— Здесь не живут. В люках, — не оборачиваясь, ответил мне Никита.

— Где-где?.. — я надеялась, что ослышалась.

— В люках живут, чего непонятного-то? — подросток обернулся и посмотрел на меня в упор. — А где еще жить-то?.. 
На улице, в заветном тусовочном месте, за углом, мы никого не обнаружили. Холод стоял собачий, и, видно, из люков в этот день решили не вылезать. Всё же я надеялась, что мой новый знакомый шутит.

— А тебе сколько лет? — спросила Никиту. — Сам-то где собираешься жить, когда школу закончишь?

— Мне 14, — ответил подросток. — Родителей нет. Где буду жить — не знаю. — И добавил по-взрослому: — Судиться будем! Нам жилье положено. 

— А ты знаешь, что почти 600 детдомовцев без квартир, хоть им и положено?..
— Знаю… Некогда мне тут без разрешения разговаривать, — Никита подхватил любимую дрель и быстро зашагал по лестнице. Похоже, на общение с журналистами по этой теме здесь был наложен запрет.

— Без разрешения департамента образования общаться не могу, — сказал мне чуть позже в телефонном разговоре директор школы-интерната Андрей Смирнов. — Напишите вопросы, в департаменте их рассмотрят, и если разрешат, то мы с вами поговорим…

— А что, это какая-то секретная тема и вы можете выдать государственную тайну? — поинтересовались мы у Андрея Евгеньевича. — В конце концов, закон о СМИ, о праве журналистов на информацию еще никто не отменял…

— Всё понимаю, но хочу работать директором детского дома, — после такого честного ответа дальнейшие вопросы были уже излишни. Оставался один, риторический: куда катится эта страна?.. Вернее, куда она уже докатилась. Честное слово, с таким подходом нет никакого желания задавать вопросы чиновникам.

«У меня нет родителей с восьми лет, — пишет в редакцию «ДВ Ведомостей» Ксения Матвиенко. — Живу в поселке Смоляниново, мне 21 год. Мама умерла, а папа в неизвестном месте, лишен родительских прав. Я закончила два учебных заведения и как сирота имею право на получение жилья. Но, как я ни старалась, от нашей администрации пользы нет, а только вред. Просто зла не хватает! Сейчас я прописана у тети, но с ней не живу, перебиваюсь в общежитии. Хочу, чтобы все знали, какие люди работают в нашей администрации и опекунском отделе. Они так издеваются над народом! И не только надо мной одной… Таких, как я, бывших детдомовцев, десятки, если не сотни, но все опускают руки и молча уходят, потому что не каждый человек вытерпит такое. Я уже готова ночевать с плакатами возле «белого дома»! …Тем единицам, которые всё же добиваются квартир, зачастую выдают их без ремонта, без окон, без батарей, без полов… В администрации говорят, что нет у них свободных хороших помещений. Да у нас в гарнизоне таких полно! Просто даром никому не хотят давать. Чиновники считают себя богами, а люди не хотят с ними связываться. Одна я взялась за это дело…»

По словам Ксении, она обращалась и в прокуратуру, и к депутату Галусту Ахояну, но ответ получала стандартный: мол, нет повода для реагирования. Оказывается, Ксения прописана у дедушки. А то, что ее туда на порог не пускают, никого не интересует. И завещать дед его собрался двоюродному брату Ксении. Так и хочется спросить вслед за героем известного фильма: «Где правда, брат? »…

«Ни родины, ни флага…»
«В своем заявлении в прокуратуру я написала про тех, кто получал квартиры без ремонта, а мне отвечают, что люди сами виноваты, мол, не надо было подписывать договор, — продолжает свой рассказ Ксения Матвиенко. — Хорошо им говорить… Можно подумать, был выбор! А наша замглавы районной администрации, Светлана Шульга, мне так открыто и говорит: никто тебе не поможет — ни суд, ни депутат, да хоть Путину напиши!.. В отделе опеки работает начальником Усталу Галина Алексеевна, так она вся на нервах. Однажды в моем присутствии вазу в кабинете разбила с конфетами, а потом сказала, что я в этом виновата и чтоб покупала ей новую…»

Сочувствуем: тяжелая жизнь у приморских чиновников, нервы сдают… Хорошо хоть не на голове у Ксении ваза та разбилась, и на том спасибо… Всё же молодец девушка, что не сдается, руки не опускает. Надеемся, всё у нее получится. Потому что пробить глухую стену административных барьеров удается только самым настойчивым…

— Я в свое время с грудным младенцем под кабинетами мэрии часами просиживала, — рассказывает Ярослава Гунбина, выпускница детского дома, ныне предприниматель. — Так всем и говорила: жить мне негде, не уйду, пока квартиру не дадите!.. Но вы ж знаете: я настойчивая. Пока своего не добьюсь, не отступлю…

Да уж, знаем! «ДВ Ведомости» за судьбой бывшей детдомовки Ярославы Гунбиной вот уже больше десяти лет следят, и всё это время мы, журналисты, не устаем поражаться ее фанатичной способности преодолевать любые преграды. В самом деле, случай беспрецедентный: девчонка без рода, без племени, с ребенком на руках, начала заниматься цветочным бизнесом, и как ни выкручивали ей руки-ноги чиновники и продолжают это делать по сей день, держится на плаву, не сдается… Но исключение в виде Ярославы всего лишь подтверждает правило. Вернее, статистику, которая неумолима: девятерых из десяти выпускников детского дома ждет после его окончания социальное дно. 

Почему бывшие детдомовцы не нужны власти и обществу

— Проституция, пьянство, наркомания, а потом — воровство и тюрьма, — об этом Ярослава Гунбина говорит, как о вещах, очень ей известных. — Мы же все между собой общаемся, детдомовские… Потому что никого, кроме друг друга, у нас нет. Так что знаем, кто чем занимается. Мои ровесники почти все — кто в тюрьме, кто спился, многих уже просто на свете нет. Сама я этого избежала просто потому, что с детства хотела по-другому жить. Но через что прошла, не дай боже никому… После детдома жила практически на улице. Однажды изнасиловали возле кинотеатра «Искра», утащили какие-то мерзавцы ночью с лавки в кусты… Никто, конечно, разбираться не стал. Милиция тогда таких, как я, уличными считала. Да и сейчас, наверное, тоже. Недавно к моему цветочному киоску одна девчушка прибилась, Оля Грабкова. Мать-одиночка, как все мы… Квартиры нет. Пошла было Оля в мэрию на прием узнать насчет жилплощади. Так ее оттуда далеко послали. В Дальнегорск! Потому что, видите ли, когда-то давно там Олины родители жили, и ее в том городе в детский дом оформили. А сейчас там ей что делать? У нее в Дальнегорске, как говорится, ни родины, ни флага!.. Да и работы там нет. Видели бы вы, в каких условиях она сейчас с малышом живет. В какой-то ледяной подсобке, где штукатурка на голову сыплется. Да и ту снимает. И надежды никакой…

«Быть или не быть? »
По большому счету вопрос предоставления квартиры для выпускников детского дома — это вопрос жизни и смерти. Будет крыша над головой — значит, будет у молодого человека шанс выжить. Между тем, по статистике, в России ежегодно появляются 115–120 тысяч сирот. 200–220 детей ежедневно отбираются у нерадивых родителей. Всего же в интернатных заведениях разного вида в настоящее время находятся 600 тысяч детей! Сколько же ребят безнадзорно бродят по улицам, можно только догадываться. Эксперты говорят о двух-трех миллионах беспризорников, которых просто нет сил и возможностей (а скорее всего, желания!) поднять из люков и подвалов, отмыть и определить в детские дома и интернаты… Масштаб трагедии потрясает. Такой детской катастрофы не было даже после Второй мировой войны. Дожили, называется!

Это мы к тому, что совсем скоро у нас каждый молодой трудоспособный человек на вес золота будет. Провал с демографией уже критический, а дальше, по прогнозам, еще «веселее». В этом свете проблема «детдомовского жилья» носит характер стратегический. Особенно для Приморья, региона, где убыль населения, несмотря на все усилия, что-то не останавливается… Строго говоря, власть вольна сделать выбор и определиться с будущим территории. Можно, конечно, на детей-сирот наплевать и забыть. В конце концов, на улице, а потом в тюрьме всем места хватит. Но только, как она будет называться, такого рода власть?

Однако есть еще одна сторона медали. Даже если выпускнику детского дома чудом удастся «выбить» положенную ему квартиру, совсем не факт, что он это жилье потом сохранит. Они ведь совсем другие, эти ребята, которые росли не в семье, а в большом детдомовском коллективе. И не про законы стаи сейчас речь, хотя и об этом тоже. Уже не первый год говорят о необходимости специально адаптировать таких детей к суровым условиям нынешнего «дико капиталистического» российского общества. Нет нынче наставников на производстве, как при социализме. Да и производства днем с огнем не сыскать! Пойди найди желающих принять детдомовца на работу… Никто, как в былые времена, не берет шефство над такими ребятами, никто не борется с их дурными привычками, которые в массе своей имеют место быть, никто не учит их жизни.

И наоборот, находится масса желающих обобрать этих ребят до нитки. Еще бы — такой лакомый кусочек для мошенников! 
— Нам известны случаи, когда деньги на покупку жилья выделялись, но через год квартира продавалась, и выпускник детского дома снова оказывался на улице, — констатирует Виктор Горчаков, спикер Законодательного собрания Приморья. — Мы считаем: необходим механизм, который закрепит недвижимость за сиротой, без права последующей продажи, скажем, в течение последующих десяти лет. На очередном заседании приморского парламента мы будем обсуждать этот вопрос. Равно как и возможность выделения дополнительных средств из бюджета на квартиры для детей-сирот.

Пока же ситуация, мягко говоря, не радует. Квартир требуется десятки сотен — деньги же со скрипом выделяются пока просто на десятки. И дело даже не в том, что на носу выборы, и вопрос этот социальный, очень волнующий потенциального избирателя. Главное, на наш взгляд, в том, что за каждым квадратным метром — судьба конкретного молодого человека, его будущего, пока еще не рожденных им детей… Это, как бутон цветка: может распуститься, а может — погибнуть. А всего-то надо — вовремя его полить.

12:30, 22.01.2011 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Общество → Почему бывшие детдомовцы не нужны власти и обществу

You must be logged in to post a comment.

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2021 г. Редакция: v.f.goncharov@gmail.com.
Редактор: Гончаров Вячеслав Фёдорович. Тел: +7(924)331-05-58. При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Яндекс.Метрика
Rambler's Top100