Ситуация в Пограничном — яркий пример «эффективности» российской правоохраны

Недавно Госдума приняла позитивный Закон — «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок». Тем самым, пострадав от волокиты в судах, мы теперь можем требовать материальной компенсации за свой моральный ущерб. 

Депутаты такой закон не сами придумали, его в Госдуму внес президент. Хотя и тот не по доброй воле сподобился: согласно преамбуле, законопроект был «вызван необходимостью выполнения требований Европейского суда по правам человека» — вот какой загогулистый путь к справедливости. 
Похоже, тот же путь европейскими «огородами» предстоит пройти и жительнице Пограничного района, обратившейся в нашу газету. Только ее претензии не к суду (до него далеко еще), а к нескончаемой волоките в следственных органах. И, похоже, с этой бедой без Европейской Фемиды не справиться.

Суть дела 
Дело давнее: в 1995 году в Пограничном четыре товарища начали свое дело, создав ТОО «Стар». Фирма была ориентирована на внешнеэкономические перевозки, и «дело» спорилось. Года не прошло, в автокатастрофе погибает один из соучредителей (доля — 30 процентов). Человек был предусмотрительный, в обнаруженном после смерти предпринимателя завещании всё имущество отписывалось наследникам — жене и сыну. Одна незадача — семья о наличии фирмы даже не знала (помимо бизнеса, у мужика было постоянное место работы), а друзья-партнеры «тревожить» наследством вдову с малолетним ребенком не стали. Выждав четыре года и не дождавшись претендентов на долю почившего, «осиротевшие» учредители реорганизовали ТОО в ООО — с тем же названием, с тем же имуществом, родом деятельности — но только с тремя учредителями, сочтя, что усопшему на том свете уже ничего не надо. 

Долю товарища раскидали «по-честному» — на троих, и в дальнейшем с чистой совестью ее пользовали, получая с того прибыток. Всё это время ни о чем не подозревающие наследники жили фактически бок о бок с предпринимателями в том же Пограничном, а вдова и работала с одним из них рука об руку в одной конторе (чуть не в соседних кабинетах). Тем не менее, все десять лет земляк молчал о наследстве как рыба — но в 2008 году лед тронулся. 
Семья узнала о причитавшемся ей наследстве, начали интересоваться и судьбой ТОО «Стар», и успехами его преемника — ООО «Стар»: что, где, сколько и почему?.. Почему «компаньоны» их не видят в упор, хотя почти треть фирмы с момента смерти наследователя принадлежит им по закону и не может быть «отчуждена», кроме как по их личному волеизъявлению? И даже если предприниматели не смогли «отыскать» наследников (хотя каждый день нос к носу сталкивались в коридоре) — и в этом случае поделить «меж своих» чужую долю нельзя! Невостребованное имущество в таком случае числится выморочным и автоматом переходит в собственность государству — так прописано в Гражданском кодексе. Выходит, «забыли» предприниматели не только близких погибшего, но и любимое государство?..

Расследование
К нему и пошли искать правду несостоявшиеся наследники. Решив, что земляки-бизнесмены их провели, вдова и уже возмужавший сын обратились в компетентные органы. Знали б они, что теперь им придется биться не столько с лукавыми бизнесменами, сколько со всей погранично-правоохранной «машиной». 

Справедливости ради отметим: районный суд отреагировал быстро: на заявление потерпевших он присудил им «долю» умершего… в уставном капитале — 5 000 рублей. Такая сумма правопреемников не устроила: что такое «уставной капитал», все знают, а по оценке специалистов Торгово-промышленной палаты Уссурийска (они провели экспертизу), на момент присвоения чужого имущества (1999 г.) стоимость доли наследников составляла 820 000 рублей. А если учесть, что эта «доля» работала десять лет и приносила прибыль (хоть и без ведома своих хозяев), то правопреемникам было, за что побороться.
Однако, кроме отсуженных уставных 5 000, больше похвастать нечем. Доследственную проверку «по фактам присвоения доли» усопшего следственный отдел при ОВД Пограничного района ведет уже более 20 месяцев (с февраля 2009 года). За это время вынесено 11 постановлений следователя о возбуждении уголовного дела по ст. 159, ч. 3 УК РФ («мошенничество») — и 11 постановлений начальника того же отдела об отмене этих постановлений «о возбуждении». Предлоги самые разные: «преждевременно», поскольку подозреваемые не опрошены (и так четыре раза подряд). То есть в течение нескольких месяцев «опера» не могли отыскать-опросить подозреваемых, хотя в бегах те не значились, а спокойно жили-трудились поблизости. Шесть раз начальник отдела отменял постановления «о возбуждении» в связи с «некорректным» установлением долей учредителей. Хотя они однозначно прописаны в Уставе компании и подтверждены материалами предварительного расследования. «Доля погибшего путем обмана была присвоена в размере 30 процентов. Согласно оценке имущества на момент его присвоения, доля погибшего составляла 820 000 рублей, однако она не была передана наследникам. Более того, в состав реорганизованной фирмы правопреемников намеренно не включили и впоследствии не привлекли их к участию в управлении ООО «Стар», а пользовались их долей для достижения своих коммерческих целей, чем причинили материальный ущерб», констатировал следователь на старте расследования. 

Однако скоро курс следствия развернулся на 180 градусов, уже дивным образом не просматривалось никакого обмана и никакого мошенничества — так, одно баловство. Сумма «ущерба» усохла с первоначальных 820 000 до 200 с небольшим тысяч рублей и уже не подпадала под плохую статью 159, ч. 3 УК — «мошенничество» (там убыток должен быть более 250 000 рублей). И лобачевскими тут быть не надо, достаточно пяти классов: раскидали утраченное наследство на всех наследников — получили искомые суммы, не подпадающие под криминал. Эту же версию «узаконил» и Пограничный суд, отклонив жалобу наследников на «математиков» следственного комитета. Благо, коллег поправила Коллегия по уголовным делам суда краевого, своим решением она отменила «отлуп» районной Фемиды, подтвердив, что раскидывать сумму на всех наследников неправомерно (судье было вынесено «частное определение» со стороны начальства). 

Однако решение Коллегии краевого суда не указ «пограничью», следственный райотдел его игнорирует и продолжает отказывать в возбуждении уголовного дела на том основании, что на «подсудную» сумму ущерба в 250 000 рублей каждый из пострадавших в отдельности не вытягивает. (Хотя наследникам еще повезло: а если б их было не двое, а семеро по лавкам да двое во дворе — вообще могли насчитать по три рубля на нос, и присудить «возмещение» в виде «устного извинения».) 

Замкнутый круг
В общем, следственный райотдел наотрез отказывается возбуждаться по поводу утраченного наследства. Та же позиция и у районной прокуратуры, куда истцы обращались не раз. Во всех судебных разбирательствах она держалась неизменного курса: в возбуждении уголовного дела истцам отказать. Действия учредителей, присвоивших долю погибшего бизнесмена, не сопровождались прямым умыслом, направленным на обман наследников, в прямые обязанности оставшихся учредителей не входило требование сообщать наследникам о наличии доли в ООО «Стар», а значит, и нет оснований для прокурорского реагирования, сообщил истцам один из начальников тамошней прокуратуры в ответ на их жалобу.

Не усматривает прокуратура и затягивания следственным райотделом сроков заявления о преступлении, на все жалобы по этому поводу один ответ: всё в рамках закона — и далее перечисления многочисленных пунктов, частей и статей необъятного УПК… 

Мы, конечно, не специалисты, ничего утверждать не будем — мы даже уверены, что в недрах законодательства на любой случай можно найти спасительный пункт или статью! Но если одна контора за полтора года 11 раз возбуждает уголовное дело и 11 раз прекращает, 17 раз выносит постановления об отказе в возбуждении дела и 17 раз те же самые постановления отменяет — это и есть работа «компетентных органов»? Или переливание из пустого в порожнее?! 
За 20 месяцев истцы 13 раз обращались в суды за помощью, пытаясь как-то простимулировать ход расследования, и каждый раз райотдел отменял свои решения «об отмене» решений «о возбуждении» — и так по кругу второй год! Дошло до того, что летом 2010-го суд Пограничного района признает действия начальства следственного отдела не адекватными законодательству — ну не может «доследственная», и даже «дополнительная», проверка растягиваться на годы! Позже эту позицию подтвердил еще один суд: неоднократная отмена (11 раз!) постановлений о возбуждении уголовного дела и установление каждый раз нового срока для дополнительной проверки приводит к нарушению разумного срока рассмотрения дела и «ограничения доступа потерпевших к правосудию». Суд вынес частные определения в адрес «нарушителей» — результат по-прежнему нулевой.

Бурная переписка истцов с «компетентным» начальством (прокуратура Приморья, Следственный комитет при МВД, приемная президента РФ, приемная премьера Путина, депутаты всех уровней) — это то же переливание из пустого в порожнее. Все жалобы возвращаются «на места» для ответа «по существу» — а на месте всё те же районные прокуроры и пинкертоны, пишет Ольга Рыкова (ТОК).

«Уже январь 2011 года, а ничего не меняется, — пишут искатели правосудия очередное послание президенту-юристу, — кто-то может остановить эту нескончаемую волокиту? » 

…Между тем, пока суд да следствие, бывшие партнеры погибшего бизнесмена потихоньку прикрыли спорную фирму, активы, которые могут попасть в наследную долю, распродаются и выводятся в другие структуры. Так что, не исключено, если когда-нибудь процесс с мертвой точки сдвинется и завершится-таки в пользу наследников, может статься, и «правопринимать» уже будет нечего. 

14:51, 30.01.2011 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Общество → Ситуация в Пограничном — яркий пример «эффективности» российской правоохраны

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2018 г. Редакция: mail@vestiregion.ru.
При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Размещение рекламы на сайте.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100