Руководство Первореченского рынка Владивостока «переехало» в СИЗО почти в полном составе

Эта история тянется уже целый год: кто-то считает ее «справедливым возмездием», кто-то — беспределом «рейдеров в погонах». Официально дело началось в марте прошлого года с появлением на улицах Владивостока баннеров-«растяжек» и «настенных лозунгов», обвиняющих в беззаконии прокуратуру в целом и прокурора города Дмитрия Романченко в частности. Однако есть основания полагать, что НЕ официально конфликт вокруг рынка начался раньше и по совершенно другой причине…

Привлекательные активы
ОАО «Сельхозрынок» на протяжении более 10 лет контролирует Центральный (что на ул. Прапорщика Комарова) и Первореченский (что на углу Океанского проспекта и проспекта Острякова) рынки. Фактически контроль над предприятием молва приписывала Алексею Сорокину — предпринимателю, сделавшему карьеру от работяги до крупного бизнесмена международного масштаба (Сорокин более 15 лет жил в США). Его считали близким к «авторитету», известному как Алексей, однако Сорокин, если верить молве, от него ушел, как Колобок из сказки, пишет Виктор Булавинцев (ДВВ). И еще у Сорокина был личный враг в бывшем РУБОПе, Александр Астафьев — целый полковник милиции, осужденный в прошлом году не без участия Сорокина.

Именно Астафьев несколько лет подряд поднимал «сорокинский вопрос» в различных СМИ и силовых структурах на разных уровнях, вплоть до столицы: по его инициативе Сорокина объявляли в розыск и пристально изучали в ФБР США как «потенциального главаря русской мафии». Но, как ни странно, когда сам Александр Астафьев был в 2009-м году арестован по обвинению в должностном преступлении и мошенничестве, Сорокин, что должен был быть в розыске, лично являлся в следственный комитет на очную ставку с ним — не под конвоем, а свободно и добровольно! — и этот факт был зафиксирован и освещен газетой «Народное вече» в лице главного редактора Марии Соловьенко.

На данный же момент Алексей Сорокин находится не в США, не в кабинете на рынке и не в комфортабельном особняке, а в камере СИЗО № 1 на Партизанском, будучи задержан в Москве и доставлен во Владивосток. По соседству с ним сидел и адвокат Александр Кормилицын, арестованный в октябре 2010-го по обвинению в фальсификации доказательств и подкупе свидетелей из «группы Захаренко». Коммерческий директор «Сельхозрынка» Эдуард Бондаренко провел в прошлом году в СИЗО два месяца за клевету (ст. 129) на прокурора Дмитрия Романченко, после чего вышел под залог. И теперь по тому же обвинению привлекаются Кормилицын с Сорокиным и Захаренко: дескать, как говорят в местах не столь отдаленных, «базар не фильтровали» и за это «ответят»…

Тем временем на интернет-сайте www.kapitalisty.ru, в разделе «под прессом», желающие могут ознакомиться с анкетами всех троих упомянутых персонажей. Где причиной ареста назван «рейдерский захват предприятия» с участием «силовиков и криминальной группы М. А. Захаренко» по причине наличия «привлекательных активов». Кто же это такие — те «силовики с криминальной группой» — и о каких активах идет речь?

Активы, как говорится, налицо: два торговых центра в самых «бойких» местах, на улице Прапорщика Комарова и Океанском проспекте, площади которых исчисляются в тысячах квадратных метров, да еще и с земельными участками, просто баснословной ценности, да с существующим уже пять лет проектом генеральной перестройки Центрального рынка. Минимальная стоимость таких активов выражается в десятках миллионов долларов США, и, думается, есть немало желающих завладеть ими «по ценам ниже рыночных».

Дикий и нравы
Максим Захаренко (он же Максим Соцков или Сосков, он же «Макс дикий» и т. д.) на протяжении нескольких лет (как минимум — с 2004 по 2009 год включительно) был «правой рукой» и, возможно, даже «левой ногой» Алексея Сорокина во Владивостоке, ибо сам Сорокин жил в США, а его активами, действительно весьма привлекательными, надо было кому-то управлять. Формально ими управлял Александр Оленко, гендиректор ОАО «Сельхозрынок», но фактически за его спиной всегда «маячил» Макс — с красноречивой кличкой и соответствующей внешностью. И, надо признать, тандем из респектабельного Оленко и «дикого» Захаренко был эффективным. Оленко действительно работал (впрочем, и себя, надо полагать, не забывал), и за эти годы Первореченский рынок, а вслед за ним и Центральный обрели вид вполне «цивильный», как внутри, так и снаружи. Причем проекты развития шли еще дальше — от восьмиэтажной пристройки к Первореченскому рынку до реконструкции Центрального, со строительством на его месте «трехпалубного» торгового мега-центра в самом центре города.

Но в какой-то момент, в конце 2009 года, «дикие» методы Макса перестали устраивать Алексея Сорокина. В течение 2008-го (когда Сорокин был в США и не управлял своей компанией) в кафе на рынке выявили наркопритон, другое кафе, «Формат», у арендатора Ж. отобрали — подставив бизнесмена под «липовое» уголовное дело. (Его машину на проспекте 100-летия Владивостока остановили инспекторы ДПС и уверенно вынули из одного «тайника» пакет конопли, а из другого — для верности? — кучу разнокалиберных патронов, и бизнесмена спасло лишь отсутствие отпечатков его пальцев на «найденных» свертках.) Арендатора Г. «Макс дикий» тоже не обошел вниманием, и другие арендаторы площадей порой страдали от управленческих методов «дикой команды», практиковавшей на рынке сбор денег «на карман», не чураясь угроз и силовых «наездов».

Также на уровне слухов гуляли разговоры о якобы собираемой также «вчерную» платы за парковочные места во дворе рынка, о «внесудебных разбирательствах» (вплоть до насилия) и о «побочных делах», вплоть до откровенно криминальных: «выбивании» долгов, угрозах и вымогательстве. Заявления на этот предмет скапливались в милиции, оставаясь «под сукном». Но, очевидно, настал момент, когда и сам Сорокин стал «мешать» Захаренко… 

Однако, странным образом, пока Максим Захаренко был «в фаворе», проблемы с законом обходили рынок стороной. Но когда Алексей Сорокин распрощался с «Максом диким» и его «командой», неприятности начались незамедлительно. И беда пришла откуда не ждали — в виде претензий о «незаконности» построек, возводившихся на протяжении ряда лет, да на глазах у всего Владивостока, включая почетных гостей «города нашенского», коим Первореченский рынок показывали в качестве образца цивилизованной торговли в свете решений президента и правительства РФ.

Претензии о незаконности стал предъявлять прокурор Владивостока Дмитрий Романченко — путем представлений и судебных исков о сносе «самовольных строений». За этим, как утверждали потом сотрудники рынка, якобы последовал «приватный визит» сотрудника СКП-СКР Игоря Овсянникова с предложением, «от которого трудно отказаться»: уплатить 400 тысяч долларов США в виде «отступных» во избежание более серьезных проблем. Акционеры, по их словам, отказались, и проблемы последовали: 12 марта 2010 года Владивосток вдруг «украсили» баннеры на виадуках и надписи краской, обвиняющие прокурора города в рейдерстве и беззаконии. По данному факту СКП немедля возбудил уголовное дело № 113922 по ст. 129 УК РФ и начал столь серьезное расследование, что допросили в качестве свидетелей даже ряд журналистов, освещавших появление баннеров и надписей! В рамках этого расследования под стражу попали вышеупомянутый Эдуард Бондаренко — коммерческий директор фирмы, затем юрист Александр Кормилицын — сразу после своего выступления в программе «Момент истины» на канале ТВЦ, а теперь и сам Сорокин. Примечательно, что свидетельствовали против обвиняемых как раз люди из команды «Макса дикого», то есть Захаренко, а дело в отношении него самого выделили в отдельное производство, но арестовывать не стали. И сейчас, как позволяют предполагать «утечки информации», речь об уже куда более серьезных делах — от мошенничества до «заказа» убийств и организации иных тяжких преступлений.

Кто кому «заказчик»?
Вырисовывается следующая картинка: ОАО «Сельхозрынок» больше десяти лет было под контролем Алексея Сорокина, и с него «кормились» (а также ездили на дорогих джипах и отдыхали на престижных курортах!) несколько приближенных лиц, главным из которых долго был Максим Захаренко. При этом на протяжении всего этого времени деятельность рынков не вызывала нареканий у властей, в том числе и по поводу строек-реконструкций, даже несмотря на старания полковника милиции Астафьева. Но вдруг всё разом меняется: строительство оказывается незаконным (хотелось бы посмотреть на того, кто пристройку к рынку реально снесет или хотя бы заметит стеклянный параллелограмм в 16 этажей, стоящий напротив мэрии вместо трехъярусной парковки!), а руководство ОАО поголовно винят в «смешной» клевете на прокурора — причем, по свидетельству лиц, связанных с Захаренко, заведомо конфликтующего с обвиняемыми.

Понятно, что бизнесмен Сорокин отнюдь не святой — в российском бизнесе таких нет, кроме «великомучеников» ЮКОСа! — но то, в чем Сорокина сейчас обвиняют, наводит на мысль о «заказном» характере уголовного преследования. И «прокурорские баннеры» могут быть банальной провокацией с целью инициировать уголовное преследование лиц, контролирующих бизнес и недвижимость, — неужто миллионеру, живущему в Штатах, больше нечем заняться, как малевать краской на стенах в одном далеком городе «имярек — козел! » и потом веселиться? А уголовное дело может быть лишь поводом для легкого доступа заинтересованных лиц к учредительным, бухгалтерским и проектным документам ОАО «Сельхозрынок» — ведь для расследования клеветы (даже и на целого прокурора!) повальные обыски с выемкой документов не требуются, но вот для захвата предприятия они полезны: например, в компании ОГАТ тоже были обыски-выемки, инициированные теми, кто сейчас обвиняется в рейдерстве…

Если проводить аналогии с ОГАТом, то они вполне прозрачны: в первом случае был экс-директор, которого «отодвинули» от дел и распределения прибылей и который послужил лазейкой для рейдеров с их «силовой крышей»; и в другом — налицо бывший «теневой директор», также «отодвинутый» собственниками от дел и денег, но сохранивший связи с «силовой крышей» и знающий всё в фирме изнутри, — чем не потенциальный проводник для рейдеров? «Цена вопроса» куда выше, чем в ОГАТе, а потому резонно предположить и более высокий уровень «интересантов» — с их возможностями маневра в уголовно-неправовом поле…

И еще: в этом самом поле ходят сейчас слухи, что Алексея Сорокина «разрабатывают» на причастность к тяжким преступлениям — а как же еще отнять бизнес? В последние годы это «коронный номер» оборотней в погонах: представить бизнесмена маньяком, даже при его физическом отсутствии в стране и полном отсутствии мотивов. Для перспективного бизнеса статья в УК всегда найдется?
Обсуждаются (на уровне слухов) эпизоды с покушением на Сергея Сопчука (экс-депутат и вице-губернатор, был обстрелян у дома 28 января 2008 года); на Станислава Береженцева (адвокат компании «Динас», избит 30 июля 2007 года во дворах на Народном проспекте, умер от травм); побои некоей охранницы Оксаны с Первореченского рынка, в дальнейшем пропавшей без вести; и даже убийства молодого человека из дагестанского Дербента, на причастность к которым якобы «разрабатывают» Максима Захаренко, который, надо полагать, охотно «переведет стрелки» на экс-босса. При этом, по слухам, с его же подачи, говорят, «разрабатывают» и Сорокина — якобы на причастность к какому-то поджогу… 

И вот парадокс: пожилой и больной Сорокин содержится в СИЗО, тогда как молодой и здоровый Захаренко — на воле. Не потому ли, что следствие уверено: Захаренко никуда не денется в ожидании результатов захвата? Но потом ведь могут и его «упаковать»: мавр, сделавший свое дело, может уйти — когда «сельхозбазар» окончательно «отфильтруют».

Что-то зачастили во Владивостоке с уголовными делами за клевету в отношении бизнеса с «привлекательными активами» в центре. Есть над чем задуматься власть предержащим: Владивосток хотя и далек от столиц, но законы РФ в нем никто ведь пока не отменял. 

01:52, 11.02.2011 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Владивосток → Руководство Первореченского рынка Владивостока «переехало» в СИЗО почти в полном составе

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2019 г. Редакция: mail@vestiregion.ru.
При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Размещение рекламы на сайте.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100