О некоторых особенностях военного правосудия в современной России

17 ноября 2009 года в одной из воинских частей Уссурийского гарнизона произошла трагедия: погиб солдат срочной службы, рядовой Долгалев. 

Боец покончил с собой, сунув голову в петлю, и причиной тому послужили длительные неуставные взаимоотношения с сослуживцами, коих и привлекли к ответственности: уголовное дело было возбуждено в отношении рядовых того же подразделения — Кукарцева, Омельченко, Нагаева и Котова.

Однако ими дело не ограничилось, и к уголовной ответственности по ч. 3 ст. 286 УК РФ привлекли их бывшего командира старшего лейтенанта Юрия Дроздова. Который как раз накануне был уволен из ВС РФ в связи с сокращением и намеревался выехать с семьей на постоянное место жительства в город Смоленск…

В данный момент уголовное дело слушается в суде Владивостокского гарнизона. Старший лейтенант запаса Юрий Дроздов с женой и трехлетним ребенком по-прежнему проживает в селе Раздольном, не имея ни своего жилья, ни постоянной работы, в статусе уголовно преследуемого, аккуратно являясь по вызовам ранее к следователям, а теперь и в суд. Он не признает своей вины и пытается обжаловать действия военного прокурора и следствия во все возможные инстанции, обращаясь от вышестоящих военно-прокурорских структур до уполномоченного по правам человека в Приморском крае. Но в деле мало что меняется, и суд идет своим чередом.

Дело в отношении офицера Дроздова возбудили 18 февраля 2010 года, спустя три месяца после самоубийства рядового Долгалева и ровно за три дня до отъезда Дроздова с семьей в Смоленск. Правда, на следующий же день, когда планы на отъезд были уже сорваны и билеты сданы, постановление о возбуждении уголовного дела отменили — но лишь для того, чтобы через 10 дней, 1 марта 2010-го, возбудить дело вновь по тем же основаниям.

С этих пор и начались мытарства офицера запаса: в Смоленск, где было оговорено место работы и найм жилья для семьи с маленьким (тогда — двухлетним) ребенком, семья не выехала — без отца-кормильца домочадцам там ловить было нечего, а отец был связан подпиской о невыезде. Следствие велось, однако, ходко, и уже 31 мая 2010 года Дроздов со своим защитником ознакомились с материалами дела в соответствии со ст. 217 УПК РФ перед передачей дела в суд. Но суд не начался и через месяц, а 1 июля следователь сообщил Юрию Дроздову, что его уголовное дело объединили в общее производство с делом вышеупомянутых рядовых. Но если рядовым вменяли регулярные издевательства и побои над сослуживцем, то что могли вменить их командиру, который был в отпуске в течение полутора месяцев перед самоубийством подчиненного, отсутствовал в части? 

Вменяли Дроздову, как выяснилось, некие эпизоды физического насилия и унижения рядового Долгалева, якобы совершенные в течение июня—июля 2009 года, за три-четыре месяца до самоубийства! Свидетельствовал об этом, в частности, уволенный в запас бывший сержант, с которым у Дроздова во время прохождения службы были отнюдь не лучшие отношения, ибо офицер, как он пояснял на следствии, считал этого «срочника» злостным нарушителем дисциплины, разлагающим подразделение и ходатайствовал перед вышестоящим командованием о переводе его в другую часть. А тот переводиться не хотел — поскольку в своей части был «в авторитете», а в другой рисковал оказаться в роли новичка, без «связей» и «крыши» земляков. Но именно его свидетельства легли в основу обвинения офицера, а отнюдь не послужной список Юрия Дроздова и не показания его кадровых сослуживцев.

Какие же «насильственные действия» по отношению к трагически погибшему рядовому вменяли офицеру Дроздову? По свидетельствам нескольких его бывших подчиненных, он якобы в июне 2009-го однажды заставил Долгалева (и других солдат, включая свидетеля) отжиматься от пола в упоре лежа! А в июле того же года якобы ударил бойца по лицу — правда, в этом эпизоде показания об обстоятельствах рукоприкладства сильно разнятся: то ли кулаком бил офицер солдата, то ли ладонью, то ли в одном месте, то ли в другом, а те, кто давал об этом показания на следствии, сами не видели, а СЛЫШАЛИ от других… Но, по выводам следствия, эти два эпизода послужили причиной суицида рядового срочной службы 4 месяца спустя — даже несмотря на то, что в казарме на виду у всех висел номер телефона военной прокуратуры (для обращения с жалобами), а у Долгалева, как и у многих военнослужащих, имелся собственный мобильный телефон.

Впрочем, многочисленные попытки обжалования действий следствия не прошли даром: в течение пяти месяцев (!?) военные прокуроры отвечали Дроздову, что объединение дел в общее производство законно, а после личного приема у главного военного прокурора в Хабаровске те же должностные лица наконец нашли нарушения УПК в объединении дел и …дела снова разделили производством! И теперь дела слушаются в суде «параллельно», а подсудимые рядовые, которых обвиняют в издевательствах над погибшим Долгалевым, в другом процессе являются свидетелями обвинения своего бывшего командира Дроздова.

Таким образом, процесс привлечения бывшего офицера к ответственности длится уже год, конца ему пока не предвидится, ведь большинство свидетелей обвинения в суд не идут, давно отслужив и разъехавшись из Приморского края — один лишь Юрий Дроздов со своей семьей попал в «мертвую петлю» военного правосудия и никак из нее не выберется.

В этой связи вспоминается судьба капитана первого ранга Рамиля Сангишева, бывшего командира арсенала, обвиненного несколько лет назад в должностных преступлениях и отправленного на семь лет за решетку при весьма сомнительных обстоятельствах. Этот офицер-орденоносец недавно скончался, так и не сумев отстоять свое честное имя, которое, впрочем, осталось незапятнанным в памяти множества его бывших сослуживцев и подчиненных. А общим в его деле и деле Юрия Дроздова является подход следствия — посадить любой ценой, вплоть до нарушений закона, натяжек и «подгонки» доказательств.

Дмитрий Уденеев, «Дальневосточные Ведомости».

13:45, 19.02.2011 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Общество → О некоторых особенностях военного правосудия в современной России

Пион 20.02.2011, 14:52

Скоро педросовская власть начнет ему прелдьявлять статью за уничтожение всей армии и впаяют ему пожизненно, без права переписки.Скоро такую статью внесу в ГД представители самой педрильской партии и проведут ее большинством, Главный педрилко будет доволен, так он уйдет от ответственности за развал армии и флота.Во всем будет виноват старший лейтенант.Пидрилы потрут руки и будут довольны. А быдло(т.е. народ схавает эту новость).

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2019 г. Редакция: mail@vestiregion.ru.
При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Размещение рекламы на сайте.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100