Сможет ли приморский парламент остановить произвол краевых чиновников?

Возмутительная идея пришла на ум чиновникам социального департамента краевой администрации. Эти господа, «безмерно заботящиеся» о нуждах незащищенных граждан, теперь решили предметно разобраться с деятельностью детского реабилитационного центра «Маяк». Уникальный, лучший в крае, а, возможно, и на всем Дальнем Востоке детский приют решено реорганизовать и слить с другим учреждением. Однако есть основания полагать, что подобное решение — лишь способ освободить от «посторонних» привлекательное здание? в котором сегодня расположен реабилитационный детский центр…

Всё дело — в здании? 

Наверное, из окон «белого дома» окружающий мир выглядит иначе. Возможно, в этом «шоколадном» мире нет больных и бедных. Брошенных, одиноких, голодных детей там тоже нет. Да и откуда бы им там взяться, если высокопоставленные чиновники ездят на машинах, живут в охраняемых домах, а продукты покупают в супермаркетах. А дети, о которых идет речь, обитают в грязных гостинках, подвалах и люках канализации, попрошайничают на вокзалах, добывая порой хлеб насущный такими жуткими способами, которые чистым тетенькам из социального ведомства не снились и в страшном сне…

Семилетнего Лешку сотрудники «Маяка» нашли в квартире… без двери. Вход в пьяный притон был по-простецки занавешен одеялом. Там вповалку валялись то ли люди, то ли очумевшие от пьянства животные. Где-то среди них и отрыли мальчишку. Конечно, в школу Лешка не ходил. Свои университеты по выживанию проходил в притоне, который по недоразумению считался его домом. И это просто чудо, что попались такие соседи: не закрыли глаза на то, как пропадает пацан, а позвонили в «Маяк»…

У Оли мама лишена родительских прав. Папа, прихватив дочку, решил из деревни податься во Владивосток, попытать счастья в большом городе. Работу нашел, квартиру снял и в школу девочку успел определить, а потом сорвался, ушел в жуткий, беспробудный запой. Оле просто нечего было дома кушать. Совсем. Хоть плачь в ее 14 лет, хоть воруй… Благо, школу не бросила. Учителя обратили внимание на голодного, неухоженного ребенка — позвонили в «Маяк»…

Подобных историй здесь — полсотни. Ровно столько, сколько детей. Раньше было больше — 70. В прошлом году финансирование в очередной раз сократили. Пришлось убрать совсем не лишние койки. Хотя при желании «Маяк» вполне способен вместить за сотню, а то и больше ребят. Благо, здание большое, позволяет. Видимо, в этом отличном здании и зарыт корень сегодняшней проблемы. Официально «Маяк» решили подвергнуть реорганизации и слить c еще одним детским центром — «Парусом надежды». Но есть большое подозрение, что конечная цель всей этой возни чиновников в другом: освободить помещение под иные, наверное, более важные, чем дети, цели. Во всяком случае, за последнее время «Маяк» трижды осматривали разного рода делегации. Увы, их не педагогический опыт интересовал — всего лишь помещение…

Еще бы! Здание — конфетка просто. Ремонт, пластиковые окна, сантехника в порядке и прочее… Только вот практически всё это сделано на деньги спонсоров. Бюджет на новые унитазы для детей не сильно-то раскошеливается. Еще пару лет назад ребята замерзали в своих спальнях: зимой на Эгершельде такие сильные ветра, что температура без пластиковых окон опускалась до 15 градусов. И тогда кинули клич среди добрых людей Владивостока. А их у нас на самом деле много, оказывается. Исключительно на народные пожертвования поставили окна. Еще вдобавок крышу отремонтировали. И замечательная детская площадка возле реабилитационного центра тоже не бюджетная, а народ поставил. Совсем еще молодые парни купили, привезли да сами и установили. Причем даже имен своих не назвали. Не для рекламы старались, для детей…

Мы идем с директором центра, Александром Витальевым, по этажам этого совершенно удивительного детского центра, который язык не поворачивается назвать казенным словом «приют». В игровых комнатах я просто ахаю!.. О таких игрушках любой ребенок может только мечтать.

— Вот и у моих детей ничего подобного не было! — Александр Сергеевич с гордостью демонстрирует мне потрясающую детскую кухню — просто шедевр игрушечных производителей. — Практически всё, что вы здесь видите — нам подарили. И это особенно для нас ценно.
Заходим в библиотеку. Отличный подбор литературы, собиралась по зернышку, по книжечке… Кстати, удивительная вещь: мы ходили с директором по комнатам, и я видела, что дети читают! Сидят, забравшись с ногами, в уютные кресла или лежат на кровати, уткнувшись в книжки. Совсем, как дома. Впрочем, заставь сегодня домашних детей открыть книгу…

— Это наш театральный зал, здесь дети танцуют и ставят спектакли, — продолжал экскурсию Александр Витальевич. — А в этом, зеркальном, занимаются хореографией. А еще мы выиграли грант, купили музыкальную и компьютерную технику…

Проходим мимо довольно взрослого подростка, который (конечно же!) сидит с книжкой в руках.

— Как сегодня со школой? — спрашивает директор. — По математике тройка? Не переживай, подучишь — обязательно четверка будет!..
— Игорю пятнадцать лет, а за парту в первый раз сел три года назад, — рассказывает мне директор. — В третьем классе только. До этого не учился и не жил, по существу… 

«Шанс вернуться в семью…»

Сидим потом в кабинете директора, разговариваем, чай пьем. Стучится сотрудница: «Александр Сергеевич, к нам девочку везут, от нее приемные родители отказались…»
— Вот еще одна «жертва рекламы», — качает головой Витальев. — К сожалению, в последнее время случаи такие нередки. Детей стали чаще брать в приемные семьи, но и чаще возвращать. Насмотрятся люди телевизора, где сейчас идет мощная реклама усыновления, да и к тому же деньги приемным родителям сейчас неплохие платят. А ведь не понимают, какую тяжкую ношу на себя взваливают! Я обеими руками за приемную семью, но когда ребенка сначала берут, поиграют с ним, как с котенком, а потом обратно возвращают… Да что может быть хуже такого предательства для маленького человека?!

Это к вопросу о прозвучавших недавно с высокой краевой трибуны заявлений: мол, надо вообще все детские дома закрыть, а детей раздать в «хорошие руки». Знать бы, какие руки хорошие, а какие нет, чтоб соломку заранее подстелить… В «Маяке», к слову, таких проколов с усыновителями практически не бывает. В детском центре разработана программа реабилитации через семейно-воспитательные группы. Очень удобная и демократичная по форме.

— Если из детского дома ребенка сразу взяли в семью, есть большой риск несовместимости, — рассказывает Александр Сергеевич. — У нас не так. Потенциальные родители сначала проходят стадию воспитателей. Мы берем их на работу, они получают зарплату, правда, небольшую, ребенок обеспечивается продуктами питания, одеждой. Семейную группу консультируют наши специалисты. Главное — наш воспитанник в любое время может вернуться в «Маяк», так же и воспитатель может отказаться от своей работы. То есть при расставании нет никакой трагедии. А если через месяц ребенок и взрослый поняли, что они друг другу нужны, тогда только оформляются официальные документы. Здесь мы уже спокойны, что семья не распадется и ребенка никто не обидит.

Александр Витальев особо подчеркивает, что реабилитационный детский центр «Маяк» — это не детский дом. Между этими типами учреждений дистанция огромного размера.

— Детдом — это тупик, — убежден Витальев. — Не секрет, что 90 процентов его выпускников не могут потом создать семьи. Не говоря уж про то, что многие по разным причинам оказываются в тюрьме. Мы по-другому строим воспитательный процесс, с иной идеологией. Каждый наш подопечный знает, что у него есть шанс вернуться в свою семью. Для этого наши специалисты работают с родителями. К примеру, отца 14-летней Оли мы убедили закодироваться. Разыскиваем сейчас родственников того самого Леши, которого нашли в гостинке без двери. Если же в родную семью путь заказан, мы всеми силами помогаем ребенку обрести новых родителей. А в детдоме дети понимают, что пути оттуда по большому счету нет…

По словам директора, еще одна задача — показать ребенку другой мир. Что видели эти дети в прошлом? Пьянки и голод. А здесь их водят в кино, театры, на концерты, в музей, часто приезжают шефы. На днях, 1 марта, дети из «Маяка» на базу отдыха ездили, на Шамору. Не за свои деньги, конечно. К людям наконец-то начинает приходить понимание, что брошенные дети — наша общая беда. И нужно спасать их всем миром… Осознают это, кажется, все, кроме ответственных социальных чиновников… Между тем сегодня во Владивостоке все имеющиеся детские учреждения переполнены. Их и осталось-то — кот наплакал… Два детских дома, на Сабанеева и на Тихой, один коррекционный интернат для детей с отклонениями в развитии и вот «Маяк»... Совсем негусто для такого сложного в социальном плане города, как Владивосток.

Своих детей в обиду не дадим!

В «Маяк» ребенок может прийти сам. Иногда его приводят за руку люди, просто подобрав в подъезде или на улице. Его принимают, потому что именно в этом смысл деятельности детского приюта.

Теперь же социальные чиновники издали приказ о так называемой реорганизации и хотят слить «Маяк» с еще одним детским центром — «Парусом надежды», расположенным на Океанской. Но, по отзывам экспертов-педагогов, «Маяк» от «Паруса» отличается, как небо и земля. В «Парус» на так называемую реабилитацию везут детей из края по разнарядке. К примеру, в этом месяце принимают 20 человек из малообеспеченных семей такого-то района, в следующем месяце — детей малых народностей, за ними очередь ребят из семей алкоголиков… Утрируем, конечно, но в целом так и есть. Можно ли говорить при таком подходе о полноценной реабилитации?..

А вот о том, что год от года денег «Маяку» выделяют всё меньше и меньше, говорить стоит. В 2009 году был 21 млн финансирования. В 2010 — уже 17 млн. А в 2011 году — только 9,72 млн. Да еще с перспективой реорганизации, которая, по мнению многих, подразумевает в дальнейшем ликвидацию уникального детского приюта в принципе…. 
 
— К нам сюда приезжала начальница краевого социального департамента, уверяла, что после реорганизации у нас совершенно ничего не изменится. Но мы этому не верим. Зачем тогда огород городить? Я почти уверен, что нас ликвидируют, — говорит Александр Витальев. — Конечно, вряд ли они осмелятся сделать это сразу. Думаю, пройдет время, месяца три или полгода… Потом найдут предлог. А мы не хотим, чтобы нас реорганизовывали и ликвидировали! И поэтому будем бороться за наш «Маяк». Мы не станем молчать. Слава богу, здесь работают люди социально активные, добросовестные, любящие свое дело. И своих детей мы в обиду не дадим! 

Глядя на то, что происходит вокруг, порой возникает чувство, что живешь в каком-то ирреальном мире. Где всё — наоборот. Белое давно уже стало черным, и выхода из этой трясины никакого нет. Вообще, мыслимое ли это дело — покуситься на единственный в крае приличный детский приют?! На учреждение, которым Приморье по праву гордится, которое выигрывает различные гранты и известно далеко за пределами нашей территории?.. Конечно, не в регалиях дело. А в том, что дети в «Маяке» не сиротами безродными себя чувствуют, а людьми. Им там действительно хорошо! Не верите, съездите, посмотрите сами — там рады всем гостям. Только не тем, разумеется, кто шарится по этажам, алчным глазом прикидывая, как бы половчее оттяпать помещение…

Мы очень надеемся, что краевые депутаты и лично спикер ЗС ПК Виктор Горчаков вмешаются в ситуацию и остановят произвол, творимый краевыми чиновниками. Детский приют «Маяк» не нуждается в так называемой «реорганизации». Накопленный там опыт и методики уникальны. Это к нему нужно «присоединять», если уж так приспичило. Понимаем, очень хочется экономии, но не на детях же… Зарплаты бы свои сократили и штат социального департамента, для начала. Тем более странно подобные инициативы выглядят на фоне известных заявлений президента Медведева. То есть глава государства твердит: всё лучшее — детям, а чиновники на местах так своеобразно трактуют президентское послание. Это что, господа, вредительство?.. Во всяком случае, очень похоже.

И все-таки мы верим, что общественность Владивостока не даст погасить «Маяк». Тот единственный спасительный огонек, который не только светит, но и греет брошенных детей.

Лада Глыбина, «ТОК».

15:34, 07.03.2011 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Владивосток → Сможет ли приморский парламент остановить произвол краевых чиновников?

Пион 08.03.2011, 13:41

Пусть лучше Лиля Федоровна Лаврентьева отчиталась за деньги, который якобы выделят ветеранам локальных войн, да и Горчаков господин тоже отчитается за ветеранов.Какие дети ? Вы о чем ? Кто их будет защищать? Все за откаты и воровство всех бюджетов .Как их принимают эти бюджеты мы знаем.И как их воруют тоже знаем. Пусть Шемелев работает, а не митинги разгоняет.Как власть мочила приют детский Олега Петрука, в Раздольном- тоже знаем и кто за этим стоял. Вся воровская рать .Одни и теже люди, которые обязаны стоять на торжестве закона и защищать такие приюты.Вся педросня и их окружение — это воры при власти и власть = это Цапки и страна наша = это большая станица Кущевская.У них святого нет, им лече выбросить детей на помойку и создать бордели из малолеток, чем отказаться от воровской затеи.Это все называется власть за которую мы, как быдло голосуем.Привет Горчакову, Масловскому и Лаврентьевой.

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2019 г. Редакция: mail@vestiregion.ru.
При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Размещение рекламы на сайте.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100