Эхо японской трагедии: трезвые суждения профессионалов на фоне спиртовой и радиационной паники

Цунами и череда землетрясений, случившихся в минувшую пятницу в Японии, поначалу как-то не шибко взволновали приморцев. В субботу журналисты информагентств лениво выставляли на ленты новостей воспоминания о мини-цунами, изредка навещавших край в прошлом веке. Им вторили телевизионщики. И лишь сообщения о серьезных неполадках на японских АЭС всколыхнули информационное поле. Чем можно взбодрить народ? Да конечно же, радиоактивной опасностью! Тем более в прошлом году исполнилось ровно 25 лет со дня аварии в бухте Чажма. И понеслось информационное «цунами» по информационным «кочкам».

О возможности радиационного заражения зашумели интернет-форумы, подогреваемые сообщениями российских интернет-СМИ. Последние, ссылаясь друг на друга, сообщали, что вот-вот грянет ядерная, никак не меньше, катастрофа. Истерия достигла своего апогея, когда одно из агентств сообщило, что в Приморье родители прячут своих детей, опасаясь взрыва на японских АЭС. На интернет-форумах набирали отряд добровольцев, чтобы те, вооружившись, кто дозиметрами, кто счетчиками Гейгера, замеряли уровень радиации и сообщали на сайт интернет-агентства. 

О, ужас! А в магазинах, оказывается, нет ни того, ни другого. Тогда только морская капуста, красное вино или чистый спирт (за неимением оного сойдет и водка) спасут всех. А рыбаки? Они уже не знают, что будет с рыбами. Как рыбы переживут радиоактивное заражение? Рыба же не зависит от ветра и государственных границ. Рыба, оказывается, плавает где угодно! И вот вопрошают рыбаки Сахалина у одного известного издания: «Че делать-то? » В общем, еще кризиса не пережили, а тут новая напасть…

Было испытано

Десять лет тому назад в издании «Тихоокеанский Комсомолец» была опуликована статья «Ядерная культура». Поводом для ее написания послужил приезд Героя Советского Союза Владимира Булыгина с группой специалистов в бухту Конюшкова. Этого человека эксперты звали главным ликвидатором радиоактивных отходов. Само его прибытие не сулило ничего хорошего. И мы тогда решили узнать из первых рук, не случилось ли чего радиационно-опасного…

Десять лет назад найти Героя Советского Союза сразу не получилось. Но зато получилось попасть на одну из специализированных плавмастерских ТОФ, предназначенных для хранения и транспортировки радиоактивных отходов. Экипаж отмечал день корабля. После короткого застолья, видимо, утомившись отвечать на дилетантские вопросы, было предложено пройти в зону строгого режима (изолированный для свободного доступа людей участок, где производятся радиационно-опасные работы). В самое «радиоактивное пекло». Пошла, соблюдая все нормы техники радиационной безопасности. В раздевалке у меня забрали очки. Потому что при выходе из «грязной зоны» это были бы уже не очки, а «твердые радиоактивные отходы». Зона строгого режима оказалась за хлипкой веревочкой; что мне там объясняли и показывали, не воспринималось: ждала наступления первичных признаков лучевой болезни. Мысли о скорой кончине скрашивала музыка, доносившаяся из каюты. Потом душ, казенные вещи — в мешок, проверка на радиоактивное загрязнение…

Уже дома я требовала водки и дергала себя за волосы. Проклинала профессию, редакцию, плавмастерскую вместе с экипажем. И это при наличии в доме собственного специалиста, инженера по радиационной безопасности.

Владимира Булыгина, а вместе с ним и с капитана 1-го ранга доктора технических наук Валентина Высоцкого я все-таки «достала». На следующий день. И проговорили мы несколько часов кряду. Меня уже мало волновал вопрос, что они тут забыли и когда нужно населению напиваться водки и, накрывшись простыней, ползти в сторону кладбища.

Говорили о том, что на набережной в Санкт-Петербурге, что напротив Медного всадника, уровень радиации превышает естественную норму в 10 раз. И на острове Пасхи фон значительно выше естественной нормы. И что таких мест на Земле множество. Что самое великое заблуждение — это «принимать на грудь» при радиационной угрозе.

Говорили о том, что в Японии уровень радиационной культуры у населения достаточно высок, потому что там это дело государственной важности. Брошюрки, комиксы, мультики, регулярные экскурсии на АЭС, где доступно и пошагово рассказывают, как они работают. Как устроены ректоры. Насколько они надежны и безопасны. О степенях защиты. Благодаря всему этому японцы из пострадавших районов не паникуют. Не надираются, как прачки, саке и не поят, а затем неведомо куда прячут своих детей. Они четко выполняют инструкции и следуют советам специалистов. 

Принцип «не навреди»

Зачем я так подробно освещаю свой поход по радиационно-зараженным местам? Точно не для того, чтобы «корона» на ушах повисла. Ибо 10 лет назад, внимательно выслушав мои тревоги, Валентин Высоцкий объяснил:

— Знаете, в чем разница между обывателем и профессионалом? Профессионалов обучают не только научно-технической стороне вопроса. Огромную роль в профессиональной подготовке играет психологический фактор. То есть восприятие и ощущение невидимой, но опасности. Это ощущение должно иметь профессиональный уровень. Вот это и есть основная причина того, почему ограничивается допуск на такие объекты неспециалистов. Не просто не хотят пускать, а потому что этот психологический барьер вы не преодолеете без специальной подготовки. А без определенного уровня знаний вас нельзя подготовить. Поэтому и существует большое противоречие и непонимание: дескать, раз вы нас не пускаете, значит, вы чего-то утаиваете. Этот пресловутый «психологический фактор» может привести к заболеванию, не связанному с радиацией. И в этом случае население, опять же не понимая связи между радиационным и психологическим факторами, начинает необоснованно утверждать, что радиация так проявила себя, что человек заболел. В действительности этого не происходит. Это очень серьезная проблема, возникшая после Чернобыля и ставшая мировой. Когда трудно разделить, где фактически воздействие радиации влияет на здоровье, а где возникающий психологический фактор. А этот фактор может привести к такой совокупности болезней, когда радиологи и специалисты в области радиологии пожимают плечами и говорят, что не может такого быть. Это очень серьезный момент, и очень хорошо, что вы его на себе прочувствовали. Вот это и есть радиофобия.

Десять лет назад Герой Советского Союза, главный ликвидатор радиоактивных отходов Владимир Булыгин выразил огромную благодарность японцам за «Ландыш». Комплекс по утилизации жидких радиоактивных отходов 10 лет работает в Большом Камне, выполняя очень важную функцию по переработке ЖРО. Если бы не японцы, мы тогда бы просто «засыпались», находясь, как обычно в трудных материальных условиях. Японцы учли и Чажму, и Чернобыль, и соседство с такой непредсказуемой ядерной державой; помогая нам, спасали себя.

«Ядерна» вошь

Насколько у нас учли все трагедии прошлого? Чему научились за прошедшие десятилетия? Не могу судить о безопасности объектов, не специалист. Но японцы сегодня, в труднейших условиях, ликвидируя аварию, смогли эвакуировать 140 тысяч жителей из опасного места. Голову на отсечение даю — у нас жители тех мест, где расположены подобные объекты, обречены. Перекроют КПП и всё. Как это было в 2000-м, когда упали всё в той же бухте Конюшкова в трюм корабля некондиционные баллистические ракеты. В местную телестудию опять засунут жалкую перепуганную дикторшу в бусиках и платье в цветочках, которая будет вам рассказывать, что всё хорошо, только вот окна закройте поплотнее, да простыни в соде намочите. А так-то всё нормально.

У японцев, это отмечают все наши соотечественники, безукоризненное взаимоотношение всех служб. А у нас коллеги, получая комментарии у специалистов, не вслушиваясь в них, зачастую просто не понимая, бредят о первобытных счетчиках Гейгера, которые Ханс Гейгер вместе с Резерфордом еще в далеком 1908 году придумал. Так что в форс-мажорных обстоятельствах, сунувшись в Интернет, если он еще будет, рискуешь получить инфаркт или спятить. Начинается паника. Паникеры не будут вдаваться в суть проблемы. Им это не надо. Но дестабилизировать — легко. Поэтому во время войны их ставят к стенке.

Для справки

Менее чем за год до Чернобыля в бухте Чажма на Дальнем Востоке 10 августа 1985 года при перегрузке активной зоны атомного реактора из-за нарушения технологического процесса произошел тепловой взрыв. Перегрузочный домик просто испарился, сгорели в этой вспышке офицеры-перегрузчики, а кран с плавмастерской выбросило в бухту. Крышку реактора массой 12 тонн подбросило вверх на значительную высоту. В считанные минуты всё вокруг взорвавшейся лодки, попавшее в след выброса, стало радиоактивным. Весной 1987 года чуть дальше от Чажмы, в хранилище-5 на берегу бухты Сысоева, произошла аварийная ситуация: оборвались и упали на дно подвешенные в специальной ванне чехлы с отработанными тепловыделяющими сборками. Из Соснового Бора на помощь тихоокеанцам прибыл известный в радиоактивных кругах специалист — капитан первого ранга Владимир Булыгин. В конце 80-х годов на Кольском полуострове, в бухте Андреева, создалась ситуация, близкая к ядерной катастрофе. В обветшалом хранилище отработанных ТВЭЛов (тепловыделяющих элементов реактора), которые свозили со всего Северного флота, возникла угроза цепной реакции, потому что стержни, срываясь с проржавевших подвесок, падали на дно бетонного бассейна как попало. Создалось опаснейшее нагромождение урановых изделий, которое могло привести к образованию критической массы, и тогда не миновать нового Чернобыля. Ликвидировали его добровольцы, а руководил ими тогда преподаватель кафедры радиационной безопасности учебного центра капитан первого ранга Владимир Константинович Булыгин. Они при помощи лебедок, а иногда и практически вручную вытаскивали «фонящие» ТВЭЛы из осушенного бассейна и по одному перегружали их в бетонные кубы, прикрепленные в кузовах мощнейших БелАЗов. Опаснейший очаг ликвидировали. Капитану первого ранга Владимиру Булыгину вручили золотую Звезду Героя, остальным — ордена и медали. В 2001 году группа специалистов во главе с Булыгиным вновь работала на одном из радиационно-опасных объектов в бухте Конюшкова.

Оксана Егорова, «Тихоокеанский Комсомолец».

P. S.: в минувшие выходные прочла единственное, известное мне популярное издание, по теме: «Радиация и человек». Брошюра Ю. В. Сивинцева «Насколько опасно облучение» издана в 1991 году. Через шесть лет после Чернобыля и Чажмы. 

12:30, 20.03.2011 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Владивосток → Эхо японской трагедии: трезвые суждения профессионалов на фоне спиртовой и радиационной паники

visit site 10.03.2020, 10:21

I simply want to tell you that I am just beginner to blogging and site-building and absolutely liked this web-site. Most likely I’m planning to bookmark your blog post . You really come with really good articles and reviews. With thanks for sharing your website.

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2019 г. Редакция: mail@vestiregion.ru.
При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Размещение рекламы на сайте.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100