Годовщина «партизанщины»: год прошел — суд не начался

В июньские дни прошлого года Приморье прогремело на всю страну операцией поимки банды из поселка Кировский, прозванной «партизанами». Год прошел — суд не начался…

Банда так называемых «кировских (приморских) партизан» получила в прошлом году весьма высокий рейтинг «зрительских симпатий»: центральные СМИ, порой не вдаваясь в детали и даже допуская иногда оплошности с фактами, проводили интерактивные опросы относительно их действий, получая ошеломляющие результаты — деяния юных бандитов ОДОБРЯЛИ порядка 75 процентов голосовавших (в разных СМИ и интернет-изданиях от 68 до 81 процента). На этом фоне нельзя было не задаться вопросом, как можно одобрять убийства и разбои? Можно — если они направлены против служителей закона, и рейтинг «партизан» автоматически мог считаться антирейтингом милиции среди определенной читательской аудитории… 

Легенда и история

Информационный «всплеск», положивший начало «партизанской легенде», произошел 7 июня 2010 года, когда на дорогах края появились усиленные посты милиции в «боевом облачении» — бронежилетах, касках-сферах и с автоматами — какие обычно бывают при операциях по поимке беглых заключенных или вооруженных дезертиров. Но военные и ФСИН «открестились»: мол, ни беглецов, ни дезертиров не было, а УВД, СКП и ФСБ как обычно хранили «гордое» молчание. Но на следующий день «шило» всё же вылезло из «мешка таинственности»: оказалось, что дело в очередном по счету — отнюдь не первом! — нападении вооруженных лиц на патрули ДПС и сельские отделы милиции в течение двух недель: ночью 25 мая был разгромлен и подожжен отдел милиции в Варфоломеевке Яковлевского района, ночью 27 мая совершено разбойное нападение на отдел милиции в селе Ракитное Дальнереченского района (убит участковый Алексей Карась, похищены форма, рации и бронежилеты), 29 мая обстрелян патрульный автомобиль ДПС в Яковлевском районе (на участке Спасск-Дальний — Варфоломеевка, ранен сотрудник милиции), а в ночь с 7 на 8 июня обстрелян очередной патруль у села Хвалынка, под Спасском-Дальним, ранены оба инспектора.

Именно эти события явились основанием для применения плана «Вулкан», что вводится по результатам терактов либо в случае террористической угрозы. Отсюда — небывалый прежде масштаб операции, притом что по линии МВД и ФСБ (что скрывалось от СМИ) была распространена информация о подготовке терактов в ряде городов России в День независимости, 12 июня, и именно 8 июня в Ингушетии были нейтрализованы тамошние бандиты, готовившие «праздничные» теракты в нескольких городах страны: их машину с грузом взрывчатки также пытались задержать сотрудники ГИБДД. А уже когда в лесу под Кировским был найден схрон с оружием, взрывчаткой, боеприпасами и пропагандистской литературой — от нацистской до ваххабитской — операция приняла размах, над которым позже стали насмехаться. Но тогда силовикам было не до смеха: угроза теракта виделась вполне реальной, деятельность загадочного «бандподполья» стала вполне очевидной, а тут на носу праздники плюс ожидаемый визит президента РФ на празднование юбилея Владивостока менее чем через месяц… Встанешь тут на уши!

Масло в огонь подлило появившееся в сети Интернет так называемое «обращение Романа Муромцева» — якобы ветерана спецназа ГРУ и якобы лидера той самой группы «мстителей». Вскоре выяснилось, что такой человек в Приморском крае существует, имеет плотное отношение к криминалу, но никакого — к спецназу ГРУ и военной службе вообще: реальный Роман Муромцев был дважды судим за разбой и угон, в армии вообще не служил, всё больше по тюрьмам да колониям. Но его фотографию, наряду со снимками прочих разыскиваемых членов банды, с подачи «утечки» из УВД опубликовали СМИ. Тем самым придав «утке» легитимность и дав повод для развития темы поимки не просто бандитов, но «борцов с режимом»…

Так в эти три июньских дня и шли параллельно два процесса: реальная работа оперов угрозыска в Кировском и окрестностях, реальная служба бойцов ОМОНа, патрулей и постов ГИБДД на дорогах и проселках — и виртуальная «борьба за справедливость» столь же виртуальных «партизан» под виртуальные же аплодисменты в Интернете. Дни выдались жаркими в прямом и переносном смысле: на фоне почти полного отсутствия официальной информации Интернет гудел неофициальными сообщениями, проверять достоверность которых было некогда, а порой и невозможно. Потом наши молчаливые милицейские начальники — генерал Николаев и полковник Долгий — не раз попеняют СМИ на «истерию, раздутую прессой», — не задумавшись о том, что той истерии как нельзя более способствовало именно «гордое» молчание официальных структур. 

«Песни партизан» и следственный «туман»

Примечательно, что это «гордое» молчание продолжается и спустя год после ареста тех самых «партизан», хотя, казалось бы, за год следствию можно было бы наработать много чего в плане доказательств. Однако до сих пор следствие отделывалось лишь самыми общими фразами и скупыми сообщениями о новых обвинениях и новых фигурантах дела. Так, помимо Владимира Илютикова и Александра Ковтуна (сдавшихся после «осады» на съемной квартире в Уссурийске) и Андрея Сухорады с Александром Сладких (там же и тогда же покончивших с собой, чтобы не сдаваться живыми), были арестованы Роман Савченко и Максим Кириллов, а позднее — Алексей Никитин и Вадим Ковтун, старший брат сдавшегося Александра Ковтуна.

Обвиняют живых и уже покойных участников банды в том, что они якобы осенью 2009 года убили четверых жителей пос. Кировский — Виктора Наумова, Алексея Соловьева, Дмитрия Макаренко и Владимира Пономаренко якобы с целью завладения наркотиками, деньгами и имуществом. Наумов был известен как наркоторговец, и после исчезновения 27 сентября 2009 года вместе с ним пропали крупная сумма наличных и джип «Тойота Сурф». Джип вскоре был замечен патрулем ДПС в окрестностях поселка, но при попытке задержания брошен пассажирами, которым удалось скрыться. Позднее на арестплощадке джип был подожжен, а сторож площадки тоже пропал без вести. Преступление оставалось не раскрытым, пока в конце 2010 года Александр Ковтун не дал признательных показаний по этому делу, в результате чего были найдены и опознаны останки четверых убитых. Но Ковтун позже отказался от своих показаний в видео-заявлении адвокату, отметив, что его признания были «выбиты» пытками оперативников в ОРЧ-4, а еще позднее дезавуировал свой отказ от этих показаний…

Так или иначе, его брат Вадим и односельчанин Алексей Никитин попали за решетку уже в ноябре 2010 года по обвинению в соучастии в данном убийстве. Но на счету основной группы, помимо вышеназванных эпизодов нападений на сотрудников милиции и ГИБДД, еще и расстрел патруля ДПС, совершенный в феврале 2010 года на улице Давыдова во Владивостоке (один сотрудник был убит, другой ранен, похищен табельный ПМ, позднее изъятый у членов банды), а также менее тяжкие преступления: угон машины у женщины-таксистки в Спасске-Дальнем, разбойный захват джипа у супружеской четы на трассе, а также несколько квартирных краж в Кировском районе, где было похищено, в частности, охотничье оружие, также изъятое у обвиняемых.

При этом родственники обвиняемых продолжают жаловаться на недопустимые методы следствия, в частности — на изощренные побои, о чем написал в своем письме в газету и сам Вадим Ковтун. Что его задерживали, избивали и запугивали в милиции еще летом, в период активного розыска «партизан», что по его заявлениям, несмотря на явные побои и лечение в стационаре, ему не раз отказывали в возбуждении уголовных дел в отношении сотрудников милиции. И что поскольку он (цитата) «начал путаться под ногами следствия, пытаясь доказать факт принуждения меня к даче показаний, то, как и следовало ожидать, 25.11.10 г. был задержан …по подозрению в якобы пособничестве в совершении разбоя и убийства четырех жителей п. Кировский». Далее Вадим Ковтун указывает, что все его показания против брата и его друзей, в которых он частично признал вину по обвинению в убийстве, — даны им под давлением, в результате побоев и пыток. Но подчеркивает свою невиновность в указанных преступлениях и отсутствие мотивации к какой-либо преступной деятельности: мол, успешно работал, делал карьеру на железной дороге, зарабатывал выше среднего, содержал семью, а с «партизанами» его объединял лишь брат — никаких общих дел или интересов! Притом что ранее у Вадима Ковтуна действительно не было никаких проблем с законом, есть над чем задуматься: ведь изощренные побои, применяемые в нашей милиции, не единожды доказывались — в отношении совершенно разных лиц и по разным делам — что позволяет говорить о них как о постоянной, систематической практике…

Но главным смысловым стержнем следствия стало стремление доказать, что обвиняемые — не политические борцы, а банальные бандиты, движимые исключительно корыстной мотивацией. Что никаких политических идей они не отстаивали, никакой справедливости не добивались, а нападали именно на патрули ДПС потому, что у сотрудников ГИБДД бывают на вооружении короткоствольные автоматы АКСУ калибра 5,45 мм. А именно такой автомат им был нужен потому, что к нему у них в схроне лежал запас патронов, а к имевшемуся у них автомату АКМ калибра 7,62 мм патронов было маловато… И если бы бандитам удалось получить искомое оружие, они бы смогли серьезно усилить огневую мощь банды — и каких бы дел тогда смогли натворить?

В пользу такой версии говорит и то обстоятельство, что все претензии, высказываемые этими «партизанами» и их родственниками к местной милиции, остались лишь на словах: от рук бандитов не пострадал НИ ОДИН сотрудник Кировского РОВД! К застреленным во Владивостоке сотрудникам, к зарезанному в Ракитном Алексею Карасю у «партизан» никаких претензий быть не могло — но вот пистолет, рации и бронежилеты прихватили. Из идейных ли соображений? Или каких-то иных?

Как бы то ни было, это дело, получившее в минувшем году колоссальный общественный резонанс, поныне не забыто: от случая к случаю его упоминают, не особенно вдаваясь в фактические детали. И если ко времени передачи этого «разросшегося» уголовного дела в суд следствие не соберет безукоризненной доказательной базы и оставит возможность его фигурантам тыкать обвинение в процессуальные нарушения — включая пытки! — то у так называемых «партизан» появится дополнительный шанс остаться под нимбом «мучеников» и «жертв режима». А в том, что к судебному процессу будет привлечено внимание многих СМИ, включая зарубежные, — можно не сомневаться: ситуация в стране предвыборная…

Виктор Булавинцев, «ТОК».

15:00, 11.06.2011 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Приморье → Годовщина «партизанщины»: год прошел — суд не начался

КОТ 12.06.2011, 13:30

Шемелев развалил молодежную политику в крае, вот ребята и нашли выход. Слава советским партизанам, которые ненавидят фашизм, геноцид, преследование народа.Как все актуально в этом мире. Партия воров и жуликов загнала народ в угол .Нищета и голод доводят народ на отчаянные попытки вырваться из этого угла. приморские партизаны нашли свой выход. Кто следующий?

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2017 г. Редакция: mail@vestiregion.ru.
При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Размещение рекламы на сайте.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100