«Подростковые» проблемы Владивостока — в новой книге архитектора Виктора Обертаса

Каким-то городам тысячи лет, Владивостоку — всего 151. Город-подросток. Кто лучше всех знает, что, когда и как было построено во Владивостоке? Что недостроено и перестроено в «нашенском» «подростке»? Конечно, Виктор Александрович Обертас, профессор, член Союза архитекторов России, один из «отцов» владивостокской архитектурной школы.

Виктор Обертас

Это ему сдают экзамен экскурсоводы, у него консультируются краеведы. И всем им и нам будет интересна и полезна новая книга Обертаса «Основы градостроительной структуры Владивостока», презентация которой прошла в конце минувшей недели в музее им. Арсеньева.
 
С чего всё начиналось

В 1974 году Виктор Обертас работал в Москве в Центральном военно-историческом архиве и неожиданно разговорился с женщиной, которая оказалась внучатой племянницей А. Ф. Будищева, зарисовавшего первые дни поста Владивосток в 1860 г. Рисунок был сфотографирован, и благодаря ему совершенно точно известно, что Владивосток начинался с палаток на берегу Золотого Рога. А дальше? На этот счет много разночтений. На плане бухты Золотой Рог, составленном в 1863 г. поручиком М. Клыковым, первые постройки — десяток рубленых домов — «привязаны» нечетко, видны две дороги: одна будущая Светланская, а вторая — перпендикулярно ей идущая вверх по ложбине между Успенской и Церковной сопками к Орлиному Гнезду (примерно нынешняя ул. Петра Великого).

Виктору Александровичу удалось уточнить, что это за улица, благодаря другой находке: генплану поста Владивосток, составленному подполковником И. В. Сколковым в 1866 г., на котором четко обозначены церковь, флигели начальника поста и офицеров, казармы, конюшни, мастерская, склады, ледник, баня, цейхгауз, эллинг и постройки морского ведомства. А прояснить первые улицы и постройки удалось в свою очередь благодаря первому генплану Владивостока, разработанному землемером М. И. Любенским в 1868 г. и хранящемуся в фондах краевого музея им. Арсеньева. После приведения планов в один масштаб и наложения стало ясно: всё начиналось не со Светланской, а с Береговой! Сейчас от нее осталось три дома, а изначально на Береговую выходили все фасады первых зданий: и магазин Альберса, и дом первого жителя Якова Семёнова, и дом купца Колесникова, и резиденция командира порта — улица выполняла роль верхней набережной. И когда говорят, что Владивосток начинался с Корабельной набережной — это тоже неправда, потому что эту территорию насыпали в 1880 г. заодно с центральной площадью (изначально рынком, а потом городским садом) на месте старого болота.

Первый каменный дом — дом лейтенанта В. П. Зотикова — был построен на Американской (Светланской) на восьмом году города. А улицами первого десятилетия стали, согласно сложившимся дорогам, Светланская, Прудовая (Петра Великого), Госпитальная (Пушкинская) и Суйфунская (Уборевича). Затем уличный каркас исторического центра упрочили Корейская (Пограничная), Алеутская, Китайская (Океанский проспект), Первая Морская, Пекинская (Адмирала Фокина), Семёновская, Фонтанная, Пологая, Нагорная (Суханова). 

Слободки да овраги

Если грамотно выражаться, то Владивосток формировался синтетическим методом: не разрастался из центра вширь, как, к примеру, Благовещенск или Уссурийск, а соединял разрозненные слободки: Каторжную для сахалинских ссыльных (позже Первореченскую) в трех верстах от центра, Куперову падь, Голубиную падь с Писательской слободкой, Нахальную (естественно, самовольной застройки), Рабочую (запроектированную для смягчения жилищного кризиса), Госпитальную на берегу Золотого Рога, Артиллерийскую, Корейскую для инородцев, Железнодорожную на сопке Бориславского (Шошина) с характерными улицами Паровозной, Стрелочной, Колесной (ныне Баляева), рынком, храмом и народным садом по направлению к станции Первая Речка.

Первая слободка, которую пришлось проектировать землемеру Любенскому в связи с тем, что из Николаевска во Владивосток в начале 70-х перевели главный порт, — Матросская, для женатых матросов. Для офицеров была распланирована, соответственно, Офицерская слобода. Интересно, что окаймлять эту слободу по улице Шефнеровской (ныне Дальзаводской) должен был бульвар — это было первое решение владивостокских властей по озеленению города! Бульвар окаймлял, согласно проектированному плану 1908 года, и слободку Улисс, и Голдобин по всей окружности полуострова. 

Разъединяли слободки овраги: Комаровский, Клубный (Машкин), Жариковский, Мальцевский, Гайдамакский. Машкин овраг, служивший городской свалкой, засыпали в 1906 г., после чего во Владивостоке был решен «автобусный вопрос» и дилижансы стали ездить от вокзала до Гайдамака, а в перспективе предвиделся трамвай. Только в последнее десятилетие XIX века слободки стали соединяться между собой.

Генпланы надо выполнять

Виктор Обертас мог бы написать отдельную книгу об ошибках в застройке Владивостока. Он может привести не менее двух десятков таких ошибок в истории градостроительства, возникших в результате того, что не доводились до конца проектные решения. Например, чтобы попасть с Партизанского на Океанский проспект, городской транспорт делает два поворота под прямым углом по связующей улице Октябрьской. А по проекту 1906 года военного топографа Николая Старожилова Николаевский (Партизанский) проспект должен был плавно, безо всяких крутых поворотов перетекать в Китайскую (Океанский) в пересечении с улицей Последней (Уткинской). В 30-е годы постройкой здания школы такая возможность была окончательно утрачена.

Также не состоялся дублер улицы Светланской, необходимый до зарезу уже добрую сотню лет. Такую улицу-дублера предусмотрел в своем генплане Старожилов. Тогда еще была возможность соединить диагональным спуском Нагорную (Суханова) с Пушкинской и далее, по Второй Портовой, Лазаревской, Славянской и Горной, создать вторую транспортную магистраль до Луговой. При Старожилове воплотить его план помешала частная собственность на землю (в частности, сопротивлялся Лангелитье). А в советское время несколько непродуманных крупных капитальных построек привели к тому, что город имеет в центре только одну транспортную магистраль — она же главная улица. 
Интересным было решение Старожиловым центральной площади, поднятой над улицами: он предложил сровнять вершину сопки Почтовой (Алексеевской), разместить на месте нынешнего сквера Суханова кафедральный собор, площадь (на месте нынешнего театра им. Горького) окружить административными зданиями, а на вершине Почтовой сопки соорудить памятник Александру III как основателю Транссиба. На памятник уже и подписку объявили. Но из запланированного построили только здание по Суханова, 8, остальное не сбылось. А в последнее время склоны сопки Алексеевской, где планировался парк, еще и варварски застроили. С кафедральным собором носились много лет, нашли, наконец, место внизу под площадью, но, думается, Старожилов бы по этому поводу сильно поспорил.

Были хорошие планы и насчет трамвая. Первый его маршрут от вокзала до Луговой сбылся, а вот второй, который должен был пойти со Светланской по Алеутской, Фонтанной и далее вдоль железной дороги к Корейской слободе, увы, не состоялся: сначала отложили на пару лет, а потом проложили по более актуальному Океанскому проспекту. И вообще трамвай сегодня — грустная тема… 

Всё повторяется

Из новой книги Виктора Обертаса можно почерпнуть массу исторических подробностей, причем достоверных, опирающихся на архивные документы. Любопытно, например, что ровно 100 лет назад, до 1912 года, во Владивостоке был такой же взрыв благоустройства, как сейчас к саммиту. Развивалась уличная сеть, улицы мостили, упорядочивали (в Нахальной слободке даже передвигали дома на катках на новые фундаменты), вокзальную площадь подняли на 4 метра на подпорной стенке над путями, проложили трамвай — первый за Уралом, ввели в строй электростанцию, создали предприятия по металлообработке, производству мебели, фанеры, керамики, рыбных консервов...

Вырубка зеленых насаждений, сопряженная с коррупцией, — видимо, давняя владивостокская традиция. Большой ущерб городу нанесло в 1912 г. решение думы о разбивке на кварталы городского сада (ныне центральная площадь) и продаже участков под застройку. Был вырублен также сад мужской гимназии на углу Светланской и Китайской после переезда гимназии в новое здание на Пушкинской. Городская дума, состоявшая сплошь из промышленников, незаконно продавала участки, хотя имела право всего лишь сдавать их в аренду. Урвали и себе участки сам городской голова Циммерман, а также гласные Свидерский и Толмачев…

Словом, как сказал на презентации профессор заслуженный архитектор Валерий Моор, «все мы что-то знаем о Владивостоке, но, когда рассказывает Обертас, всегда узнаем что-то новое — он поразительно умеет соединять научную и популярную стороны». 

«Дальневосточные ведомости», Ирина Ангарская.

16:10, 09.07.2011 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Владивосток → «Подростковые» проблемы Владивостока — в новой книге архитектора Виктора Обертаса

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2017 г. Редакция: mail@vestiregion.ru.
При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Размещение рекламы на сайте.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100