Сергей Князев: Выборы будут непростыми!

Во Владивостоке впервые побывали сразу три члена Конституционного суда РФ — заместитель председателя КС Сергей Маврин, а также судьи Конституционного суда Сергей Князев и Константин Арановский. Князев и Арановский прекрасно известны в Приморье: оба — профессора юрфака ДВГУ (ныне — Юридической школы ДВФУ), оба друг за другом возглавляли Избирательную комиссию Приморского края и с этой должности были приглашены на работу в Санкт-Петербург, где размещается Конституционный суд.

Сергей Князев

Во Владивосток столь представительная делегация КС прибыла для участия в защите кандидатских диссертаций в составе объединенного диссертационного совета Юридической школы ДВФУ. Доктор юридических наук Сергей Князев ответил на вопросы «Новой во Владивостоке». — Сергей Дмитриевич, скучаете по Владивостоку?

— Смотря что понимать под Владивостоком… Больше, конечно, скучаю по людям, потому что вся моя сознательная жизнь прошла во Владивостоке, становление мое как человека, как, надеюсь, профессионала-юриста, как преподавателя и ученого — всё это связано с Владивостоком. Столько людей мне на этом пути помогало — по ним скучаю очень часто. Если говорить о городе как административно-территориальной единице — тоже скучаю, но, признаюсь, чуть в меньшей степени. Может, больше всего скучаю по морю, которого все-таки в Питере, давайте называть вещи своими именами, нет.

— Вы по-прежнему работаете в университете…

— Я по-прежнему работаю в университете на полставки профессором и заведующим кафедрой государственного и административного права. Кстати говоря, мой коллега по кафедре и Конституционному суду профессор Арановский тоже остается профессором кафедры. Нам приятно, что университет от нас не отказывается, а мы, в свою очередь, заявляем, что никогда не откажемся от университета. Сегодня, в век развитых информационных технологий, проблем особых нет. Конечно, реально участвовать в учебном процессе — читать лекции, вести занятия — несколько трудно, хотя в режиме онлайн, виртуально этим вполне можно заниматься. Но пока мы ограничиваемся тем, что ведем руководство подготовкой аспирантов, кандидатов наук. Когда приезжаем сюда — читаем лекции, участвуем в научных конференциях. Вот в этот раз приехали для того, чтобы принять участие в заседании диссертационного совета. И — научная деятельность, безусловно. Я стараюсь и сейчас, когда выходит научная публикация, указывать, что я не только судья, но и профессор Дальневосточного — сейчас федерального — университета.

— Как оцениваете реорганизацию университета, появление в его структуре Юридической школы?

— Вы знаете, буквально несколько минут назад мы встречались с ректором университета. Я надеюсь, что, если планы, которые есть у руководства университета, будут реализованы, это приведет к позитивным результатам. Для меня очень важно намерение нового руководства университета заниматься инвестициями не только и не столько в материальную базу, в оборудование, сколько в преподавателей и студентов. Меня очень подкупает идея обеспечить максимально возможную мобильность — не только внутрироссийскую, но и интернациональную, — для преподавателей и студентов. Я надеюсь, что это даст огромный плюс. Но тут надо быть реалистом, не надо рассчитывать на моментальный эффект. Пока, может быть, университету на стадии объединения с другими вузами придется решать локальные задачи, которые от этого менее важными не становятся. Мы вчера провели заседание кафедры. К нам на кафедру, где была усилиями всех членов кафедры создана практически стопроцентная остепененность (то есть у нас на кафедре все — доктора и кандидаты наук), в результате объединения вузов приходят пятеро новых преподавателей, никто из которых не имеет ученой степени в области юриспруденции. Очень многие в других вузах занимались, если так можно выразиться, полифункциональной учебной деятельностью — преподавали по пять-шесть-семь-восемь учебных дисциплин, что, конечно, вызывает некие вопросы с точки зрения качества преподавания и профессиональной подготовки. Сейчас очень важно этих людей адаптировать, привить им университетские традиции. Может быть — что-то новое от них получить, кто спорит… А в перспективе, если намерение будет реализовано и придет следующее поколение молодых преподавателей, свободно владеющих иностранными языками, способных перемещаться по всему миру без каких-либо затруднений, тогда действительно можно будет говорить о том, что во Владивостоке появился федеральный университет, университет мирового уровня. Но для меня самое главное, еще раз повторю, — это намерение ректора заниматься вложениями в людей, в преподавательский состав.

— Чем занимаются приморцы Князев и Арановский в Конституционном суде, если коротко?

— Если коротко, то отправляют конституционное правосудие. Фиксированных направлений у судей Конституционного суда нет — судьи могут получать на предварительное изучение либо назначаться докладчиками по различным категориям дел. Это не обязательно конституционное, административное, избирательное, муниципальное право — то, что составляло мою научную специализацию. Это могут быть жалобы по пенсионному праву, уголовному, уголовно-процессуальному, социальному праву в широком смысле слова, налоговому, образовательному, — практически всем занимаемся. Естественно, некая условная специализация есть, и, наверное, около половины дел, которые я почти за три года получил на предварительное изучение, были связаны с конституционным правом, административным, муниципальным, избирательным, но вторая половина — это любые другие отрасли права. Кроме того, кто бы ни занимался предварительным изучением, кто бы ни был докладчиком, в конечном счете решение принимается полным составом судей — 19 человек, и голос каждого из нас равнозначен. Надеюсь, что мы с Константином Викторовичем достойно представляем наш университет, наш край и, более того, весь федеральный округ в качестве представителей юридической профессии.

— На днях премьер-министр Путин сказал: «После всех кампаний, которые нам предстоит пережить, нужно будет как следует заняться гигиеной». Чего ждете от приближающегося «избирательного сезона» вы — как человек, много лет возглавлявший крайизбирком?

— Есть выборы, есть борьба на выборах, а где есть борьба — всегда есть желание использовать не только легальные методы, но и незаконные методы, методы грязные, и в этом смысле мне кажется, возможно, эта борьба в предстоящей избирательной кампании действительно будет иметь дополнительный накал. Во-первых, это может быть связано с тем, что увеличиваются сроки полномочий Государственной думы и президента, то есть цена вопроса возрастает, хотя бы во временном измерении. Во-вторых, надо учесть, что за последнее время несколько активизировалась политическая жизнь, более четко стали обозначать себя основные игроки на этом поле. Накал борьбы будет очень высоким, особенно на парламентских выборах. Кроме того, вы же видите, что в последнее время снова пошли разговоры о введении или о возврате в том или ином формате мажоритарной системы на выборах депутатов Государственной думы. Эта кампания по выборам в Госдуму может стать последней, которая проходит полностью по пропорциональной системе, что тоже добавляет интереса. Так что я соглашусь — да, выборы будут непростыми. Наверняка будут использоваться и незаконные технологии, наверняка будет попытка привлечь, минуя правила игры, дополнительные ресурсы — как финансовые, так и, не исключаю, административные. Избирательным комиссиям к этому не привыкать, и в конечном счете избиратели наши, как бы их ни обрабатывали партии и кандидаты, примут, надеюсь, адекватное решение.

— Вы сейчас следите за работой приморского крайизбиркома?

— Следить — это громко сказано, интересуюсь — это да. Знаю, что сейчас идет процесс формирования нового состава комиссии, в августе будет приниматься решение. Очень надеюсь, что все это произойдет таким образом, что результат будет для всех положительным. Думаю, что должна быть и преемственность, но, безусловно, нужны и новые люди. Когда состав полностью обновляется — это не здорово, особенно накануне такой серьезной кампании с теми тревожными ожиданиями, о которых вы говорили. С другой стороны, когда одни и те же по много лет, когда не меняется состав комиссии, — это тоже не здорово. Но у нас в последнее время, может быть, в силу не всегда зависящих от нас событий, была ротация и в руководстве комиссии, и в составе. Надеюсь, и сейчас удастся соблюсти этот баланс, найти золотую середину.

— Много споров вызвала инициатива и.о. спикера Совета Федерации Александра Торшина о приоритете решений Конституционного суда России над решениями Европейского суда по правам человека. Как вы относитесь к этой инициативе?  

— Сразу скажу, что, поскольку эта инициатива в конечном счете может материализоваться в закон, а значит, у нее есть и перспектива быть проверенной на соответствие Конституции, с этой точки зрения судьи Конституционного суда обязаны воздерживаться от оценок, юридическую характеристику в этой части — части соответствия или несоответствия Конституции — нам давать нельзя, во всяком случае, пока на этот счет не принято решения Конституционным судом.

Что же касается самой инициативы, то я думаю, что она лишь свидетельствует и подтверждает очевидное для всех на сегодняшний день обстоятельство. Возникает проблема соотношения конституционности и конвенционности. О чем идет речь? С одной стороны, согласно Конституции все должностные лица, все органы государственной власти, местного самоуправления, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию. Конституция — это база, обязательная для всех, в том числе для законодателей: все принимаемые в России законы и подзаконные акты должны Конституции соответствовать. С другой стороны, Россия, подписав Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод и признав юрисдикцию Европейского суда, взяла на себя обязательство применять положения конвенции таким образом, что им придается большая юридическая сила в сравнении с законами РФ. В результате в последнее время мы все чаще сталкиваемся с ситуациями, когда одним и тем же нормам, одной и той же практике, складывающейся в Российской Федерации, дается различная интерпретация Европейским судом и Конституционным судом. Назовем это не конфликтом, но некой коллизией, некоторым разночтением в прочтении положений законов и подзаконных актов Российской Федерации. Когда между конвенцией и Конституцией это разночтение возникает, то, естественно, появляется вопрос: а каково должно быть соотношение, каков должен быть выход из ситуации, когда Конституционный суд признает норму соответствующей Конституции, а Европейский суд признает то или иное решение по конкретному делу не соответствующим конвенции? Как быть российской правовой системе в дальнейшем, на что ориентироваться — на позиции Европейского суда или на позиции Конституционного суда? Конечно, в подавляющем большинстве случаев, поскольку и дух и буква и конвенции, и Конституции совпадают, как правило, таких коллизий не возникает. Но уже практика — и наша, и итальянская, и германская, и других европейских стран — свидетельствует, что все-таки разночтения неизбежны. И вот попытка, которая предпринята и.о. спикера, — она, мне кажется, продиктована лишь желанием найти возможный юридический инструмент разрешения таких коллизий. Насколько она будет поддержана, каков будет ее вид и практический юридический эффект, если эта законодательная инициатива будет реализована, — мне кажется, сейчас просто рано говорить. Я говорю о том, чем она продиктована. Если проблема есть, лучше решать ее в поле юридических средств, нежели политическими способами. Все-таки юриспруденция в этом смысле — более надежный инструмент. 

«Новая газета во Владивостоке».

15:01, 09.07.2011 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Владивосток → Сергей Князев: Выборы будут непростыми!

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2017 г. Редакция: mail@vestiregion.ru.
При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Размещение рекламы на сайте.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100