В высших эшелонах власти обсуждают проект амнистии «экономическим преступникам»

О давно назревшей необходимости «гуманизации» российского уголовного закона в части преследования за преступления в сфере экономики второй год говорит президент России Дмитрий Медведев. И даже шаги в этом направлении делает: смягчает санкции и вовсе декриминализирует некоторые статьи действующего УК, да и амнистию вот готовит. А на прошлой неделе стало известно об отмене приговора и освобождении одного из наиболее известных «сидельцев-бизнесменов» (не считая, конечно, «юкосовских мучеников») — Алексея Козлова, жена которого, журналистка Ольга Романова, несколько лет вела так называемый «Бутырка-блог» и не покладая рук билась за освобождение супруга…

В высших эшелонах власти обсуждают проект амнистии «экономическим преступникам»

Известные с неизвестными

Понятно, что российские СМИ наиболее активно обсуждают перспективы гуманизации УК и амнистии как таковой прежде всего в контексте судьбы Михаила Ходорковского и Платона Лебедева. Между тем по всем городам и весям Российской Федерации сидят по тюрьмам и колониям сотни и тысячи осужденных за экономические преступления, чья вина в одних случаях весьма сомнительная, в других — хотя и бесспорна, но наказание за нее выглядит явно не соразмерным содеянному. И на этом фоне красуются сотни лиц, по ком тюрьма давно плачет! Но они либо вообще не преследуются, либо отделываются весьма мягкими наказаниями, условными сроками или штрафами.

Именно такое положение дел более всего беспокоит общество, где налицо дисбаланс в законоприменительной практике: когда, например, таможенные чиновники причиняют своими действиями (не просто так, а в интересах деятелей из преступных групп!) ущерб казне в миллионы рублей — их действия расцениваются как превышение полномочий и тяжким преступлением не считаются. А в другом случае бизнесмен допускает просрочки по кредитам банку — и его, невзирая на наличие залогового имущества, перекрывающего долги, объявляют мошенником и арестовывают. При этом другие бизнесмены могут иметь миллионные долги перед физическими и юридическими лицами, злостно не исполнять судебных решений о взыскании — и при этом на протяжении ряда лет не подвергаться никакому уголовному преследованию!

Все подобные примеры наличествуют в Приморском крае и неоднократно освещались в СМИ, включая «Дальневосточные ведомости». Но ни огласка конфликтов, ни заявления потерпевших в прокуратуру и МВД не давали ожидаемого результата. Но зато в других случаях уголовные дела рождались как по волшебству, а приговоры извлекались на свет, как кролик из шляпы фокусника в цирке: алле оп! — и человек в тюрьме! Где его в покое не оставят, пока не оберут до нитки…

Например, в октябре прошлого года мне доводилось рассказывать историю двух разных приговоров по одной и той же статье 159 УК РФ («мошенничество»). В первом случае один бизнесмен, Евгений Алымов, будучи учредителем ООО «Сантехник» в городе Артёме, к своей доле в 60 процентов уставного капитала решил приписать долю своего партнера в 40 процентов. Для чего изготовил фальшивые документы и на их основании внес изменения в налоговой, а саму компанию со всеми активами продал третьему лицу. А когда всё это вскрылось, он был приговорен к штрафу в 150 тысяч рублей: хотя ущерб потерпевшему не возместил…

Другой же случай был с ООО «Дальвест» во Владивостоке, где участник ООО Сергей Охманюк, будучи директором, проделав всё то же самое с документами, присваивать себе доли других участников не стал, бизнес продавать — тоже, а вывел из активов компании собственность, примерно соответствующую его доле в уставном капитале. От взыскания с него ущерба партнеры-потерпевшие в суде отказались, их имущество и бизнес остались при них, а Сергей Охманюк получил 6 лет колонии и 400 тысяч штрафа. И, уже попав за решетку, стал фигурантом второго уголовного дела по поводу всё того же имущества и по той же статье 159 УК РФ. Это дело, правда, переквалифицировали и даже прекращали, но на данный момент угроза повторного уголовного преследования сохраняется, а конфликт из-за собственности продолжается.

Это, конечно, не ЮКОС и Охманюк — не Ходорковский. Но примеров такого рода в крае достаточно: в начале этого года умер в неволе капитан 1-го ранга Рамиль Сангишев, бывший начальник арсенала в Дунае. Которого сперва осудили к 8 годам лишения свободы по весьма сомнительным основаниям — та же экономика, но с военной спецификой: получая в ноябре из бюджета деньги, которые можно было использовать лишь до конца декабря, этот командир части проводил закупки без конкурсов и тендеров (на проведение которых у него не было времени!), да еще и взял на работу снабженца, которому помог жилищный сертификат получить. За это и был осужден, в колонии подвергся повторному уголовному преследованию, подорвал здоровье и скоропостижно скончался. Амнистия ему ни к чему.

Право на тюрьму и волю

Однако есть еще множество таких, кто в предполагаемой амнистии кровно заинтересован: отстаивать свою невиновность с правом на реабилитацию готовы далеко не все наши осужденные (да и мало у кого есть основания), а вот сокращение сроков по приговорам, освобождение из колоний и СИЗО и прекращение уже возбужденных уголовных дел — это для многих перспектива весьма позитивная.

В прошлом году к 65-летию Победы амнистии от «либерала» Медведева не дождались, а ведь «государственник» Путин к 55-летию Победы, помнится, амнистировал 150 тысяч человек. Но на прошлой неделе, проводя в Нальчике выездное заседание президентского совета по правам человека, Дмитрий Медведев положительно отозвался на вопрос экс-судьи Тамары Морщаковой о возможности амнистии для осужденных за экономические преступления. Правда, президент оговорился, что амнистия относится к компетенции Госдумы. Но в Госдуме-то как раз подходящий проект и сыскался: его предложил ряд депутатов из «Справедливой России» Кира Лукьянова, Вера Лекарева, Сергей Петров и Валерий Зубов, а также экс-депутат от КПРФ Алексей Багаряков. И этот проект, судя по ряду комментариев СМИ, сперва рассматривали в администрации президента, но решили серьезно его переработать. Предположительно, амнистия коснется осужденных по таким статьям, как ст. 171 УК РФ («незаконное предпринимательство»), ст. 174 («легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем») и 174.1 («легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления»), но пока не известно, подпадут ли под амнистию не менее «популярные» у правоохранительных органов статьи 159 («мошенничество»), 160 («присвоение и растрата»), 165 («обман и злоупотребление доверием»).

Главным же вопросом остается практика работы с экономическими преступлениями на местах. Потому что по многим статьям, как показывает опыт, наши правоохранительные органы могут привлечь кого угодно и по любому поводу. А могут и не привлечь — кому как «масть выпадет». И вот эту самую «масть» никакой закон об амнистии не урегулирует: амнистия — лишь акт милосердия государства к гражданину, признанному виновным в том или ином преступлении. Амнистия никого не оправдывает, не реабилитирует, не дает права на компенсации за потерянное в ходе уголовного преследования имущество или здоровье. Амнистия — лишь шанс выйти из неволи на свободу. И либо начать всё заново, либо махнуть рукой и уносить ноги подальше. Поэтому звучащие опасения, что подобный акт «государственной милости» может повлечь всплеск преступности, не обоснован: те, кто профессионально занимается мошенничеством в особо крупных размерах, в амнистии заведомо не нуждаются, прощение государства необходимо другим, однажды втянутым в шестерни репрессивной государственной машины и не могущим оттуда вырваться. Ведь те, кто подобно покойному Сергею Магнитскому, вышеупомянутому Алексею Козлову и другим, считают себя жертвами рейдерства или «заказа», на «государеву милость» сами вряд ли согласятся, ведь принятие амнистии означает признание вины. И тут выбор: либо в тюрьме отстаивать доброе имя и попранные права, либо выйти на свободу, признав себя преступником, а своих преследователей — правыми.

Кому нужна амнистия?

Громких экономических дел в Приморском крае не так уж много. К ним можно отнести, безусловно, так называемое дело «Альфа-банка», где целую группу работников местного филиала пять лет судят по обвинениям в присвоении-растрате и иным подобным статьям, включая «отмывание». Есть и не менее громкое дело по обвинению целой группы лиц в организации контрабанды в особо крупных размерах, также с легализацией доходов (но основные фигуранты дела скрылись от следствия). Есть несколько менее громких дел по фактам мошенничества с банковскими кредитами (например, ЗАО РК «Моряк Рыболов»), со страховыми компаниями, с преднамеренным банкротством и уклонением от налогов. Но куда больше дел, не получивших огласки и не повлекших широкого общественного резонанса: по фактам рейдерских захватов (основанных, как правило, на мошеннических схемах с подделкой документов) — такие дела имеются во всех без исключения городах и районах края. К «тихим» относятся и дела по невыплате заработной платы (ст. 145.1 УК РФ), хотя речь порой идет о весьма значительных размерах задолженностей бизнесменов перед своими работниками (очередное такое дело завершается по ЗАО «РИМСКО»)… И фигурантам всех подобных дел амнистия как раз придется очень кстати. Не говоря уже о том, что зачастую богатые и влиятельные граждане и должностные лица Приморья и без амнистий избегают ответственности.

Судя по комментариям депутатов Госдумы и экспертов-правоведов, амнистия может быть объявлена в честь 20-й годовщины независимости России (хотя собственно дата события уже пропущена!), но повод можно найти и другой: важно, что амнистия ожидается перед выборами депутатов Госдумы (в декабре) и президента России (в марте следующего года). И симпатии избирателей перед этими политическими событиями нужны как депутатам, так и нынешнему президенту. Поэтому не будет ничего удивительного, если амнистия эта окажется только «для проформы», затронув лишь незначительное количество осужденных и преследуемых за экономические преступления. Ведь настоящая проблема отношений российских предпринимателей с российским государством заключается в законах и их практическом толковании, а эту проблему никакая амнистия решить не в состоянии…

«Дальневосточные ведомости», Виктор Булавинцев.

12:58, 16.07.2011 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Общество → В высших эшелонах власти обсуждают проект амнистии «экономическим преступникам»

You must be logged in to post a comment.

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2021 г. Редакция: v.f.goncharov@gmail.com.
Редактор: Гончаров Вячеслав Фёдорович. Тел: +7(924)331-05-58. При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Яндекс.Метрика
Rambler's Top100