Владивосток привыкает к hand-made

Hand-made (в буквальном переводе с английского — «сделанное своими руками») ценится во всем мире очень высоко, мастера без работы и без денег никогда не сидят. В России в принципе это направление тоже развивается. Владивосток к hand-made штукам пока что только привыкает. Но нет-нет да и встретишь на улицах города дамочку с оригинальной подвеской в виде Эйфелевой башни или сережками в форме баночек с вареньем.

Мы сидим в небольшом магазинчике. Стены оклеены японскими газетами и поверх разукрашены разными красками. Куча сережек, подвесочек, браслетов, колец, кошельки, сумки, шаровары (тренд сезона, между прочим!), платья и даже кресла — всё здесь оригинальное и неповторимое. И всё продается. Периодически заходят девчонки — кто-то хочет купить, кто-то принес свое, а кто-то просто забежал поболтать с продавцом и по совместительству директором всего этого «безобразия» Наташей Шишловой. Я, собственно, тоже заглянула поболтать — хочется понять, можно ли у нас прожить на продаже авторских вещиц…

— И как это начинается?

— Например, когда открывался один магазин, планировалось, что там будут только hand-made, — рассказывает Наташа. — Но потом из-за экономической невыгодности его хозяйка Ксения стала ввозить и другие вещи. Есть у нее в магазине ее собственные модели одежды и сумок, которые она сама отшивает где-то на фабриках. Есть маленькие магазинчики, в которых продаются дизайнерские вещи. Есть авторские вещи в стойках. Недавно маленькая стоечка c металлическими сережками и пластикой от Аси Нежной открылась, есть небольшая и у Наташи Ботезат — в торговых центрах.

— И продаются?

— Даже покупаются, — смеется. — Другое дело — насколько успешно. Наташа говорит, что малоокупаемо. Ася рассказывает, что всё хорошо, всё окупается — но замечает, что как автор зарабатывала больше, чем как предприниматель. Я вот лично всю жизнь мечтала о собственном деле. На «роман с хэнд-мэйдом» начался с проекта Citycelebrity, который в прошлом году проходил по всей стране и охватил Владивосток. Тогда бесплатные мастер-классы провели многие дизайнеры одежды, украшений, сувениров…

Никаких маркетинговых исследований не проводила. Вот просто села и подумала — чего в городе не хватает? В городе, как я поняла, очень много талантливых людей, которые делают классные вещи. Но им реально сложно продавать свои работы. Интернет, конечно, штука хорошая, но когда покупатели видят всё «вживую», реакция абсолютно иная! «Ах, как! Это можно сделать своими руками?! »
Хочется приучать людей к прекрасному. И в то же время помогать авторам. Я всегда им говорю: ставьте свое клеймо везде. Сделайте стойку — подпишите, чья она. Важно, чтобы имя человека знали, чтобы вещь именно от него хотели.

Я бы еще советовала авторам фотографировать свои вещи. И выкладывать в Интернет. Сейчас возможностей масса: «Вконтакте», «Одноклассники», Твиттер, ЖЖ… Опять же в выставках разных участвовать. Дорога в тысячу ли начинается с первого шага, как говорится.

Тот же самый пример — Варвара Чепланова. Ведь Варя приехала из Уссурийска — у нее года три назад никого тут вообще не было. Так ее сейчас весь город знает! Потому что она клевая. С малого начинала — вязала шапки. Сейчас чем только не занимается. Все хотят ее работы, у нее есть крупные заказчики…

— А что продается лучше?

— Очень легко уходят сережки. Любых форматов, фасонов, материалов. Во-первых, потому что вещь дешевая. А во-вторых, потому что все женщины падки на сережки — их никогда не бывает мало. Под каждый наряд нужны новые, это же всем известно. Хорошо покупают книги, как это ни странно. Мы заказываем всякие дизайнерские издания. То, что прочли сами и советуем прочесть людям.
Сумки — ходовой товар. Без сумки ни одна женщина обойтись не может. Она как только сумку видит — срабатывает хватательный рефлекс. Но опять не местного производства. Потому что у местных — скажем, были у нас валянные из шерсти — высокая цена. Авторская работа — это ручной труд. Это вещи дорогие, но они просто не могут быть дешевыми! «Поток» — дело другое.

Hand-made — палка о двух концах. С одной стороны, его продать очень просто. С другой — когда имя нераскрученное, продать вещь сложно. В таких случаях я советую всем «хэндмэйдерам» для начала раздарить свои первые вещи друзьям. А те уже похвастаются обновками другим людям, и другие захотят себе что-то подобное…

— Авторов много?

— Около тридцати. В основном они занимаются сборкой, пластикой, делают игрушки. Много открыток, «скрапбукинга» (составление «книжечек»-коллажей, которое уже популярно во многих странах мира) — это технология, в которой нужны заготовки, нитки, штампы, всякие картинки. Всё ненужное, хлам, из которого делается какая-нибудь приятная штучка.

— Но в Москве-то мастерам проще?

— Москва — большой город. Там миллионы жителей, и на каждого продавца найдется свой покупатель. У нас же люди немного не готовы к этому. Тут под боком Китай — съездил на выходные, затоварился двумя баулами одежды и сидишь счастливый. И ничего переплачивать не надо.

Второе: в центральных регионах качество, конечно, выше. Там люди занимаются этим давно, есть традиции, мастер-классы, опыт других стран. В Китае это направление не очень развито… Впрочем, там куда ни глянь — все сидят шьют, вяжут.

Например, такое направление, как lampwork (работа на лампе) у нас в городе освоили, насколько мне известно, очень немногие — навскидку вспоминаю только Наташу Ботезат и Олю Великую, по краю еще несколько человек. У нас же материалы очень дорогие, и в городе их мало: упаковка пластика стоит 150 рублей, а в Москве — 45. Есть разница?

В чем проблема той же Москвы — там выше конкуренция, но она рождает качество.

Может, помнишь, у нас был рюкзак валяный, с черной курицей — киевские ребята делали, в украинской столице тоже специалисты замечательные. Так это вещь, за которую можно заплатить деньги, она классная.

— А как формируется цена?

— Всё очень странно. Авторы чаще всего вообще не понимают процесс ценообразования. Иногда в магазин приносят вещи: «Я хотел бы продать, но не знаю, за сколько». Я сперва тоже терялась. Но теперь сначала спрашиваю: сколько стоили материалы. Допустим, на металлические сережки было затрачено 40 рублей: 10 рублей швензы, 30 — заготовки. Сколько, спрашиваю, хочешь за работу? Но тут работа-то несложная! Человек и берет рублей 50. А если пластика, вариант другой. Она не очень дорогая в принципе, но надо иметь определенные навыки. 40 к 60 % где-то соотношение стоимости материалов и работы. В вещах из шерсти пропорция уже колеблется в пределах 20:80 %. Скатать бусы из шерсти не так-то просто. То же касается росписи футболок. Материалы недорогие, но чтобы нарисовать что-то красивое, у тебя должен быть как минимум талант. И время. Мне две девочки расписывали джинсы неделю — получилось очень натурально и красиво.

Заработать этим делом… Можно. Но магазин не будет приносить прибыль сразу.

— И образование нужно?

— Ой, не обязательно этому долго и нудно учиться! Есть платные и бесплатные мастер-классы, видеосеминары — да на том же Youtub или на сайте Citycelebrity посмотреть можно что угодно практически. Каждый может делать более или менее сложные hand-made вещи. Главное — желание.

«ТОК», Валерия Федоренко.

12:33, 24.07.2011 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Владивосток → Владивосток привыкает к hand-made

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2017 г. Редакция: mail@vestiregion.ru.
При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Размещение рекламы на сайте.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100