Посёлок Терней: люди, чудеса природы и «колкости» быта

Ливни, которые обрушились на приморскую глубинку в начале июля, чуть было не нарушили наши семейные планы отправиться наконец-то в Терней — одно из самых недоступных и одновременно притягательных мест края. Районный центр несколько дней переживал блокаду, вызванную катаклизмом: реки вышли из берегов, поглотив улицы и огороды. Но едва дожди сменились солнцем, как на склонах и в низинах предстал во всей красе цветущий шиповник.

Поселок Терней

Алые соцветия — верный признак того, что в реках начался ход красной рыбы, говорят старожилы. Да много чего происходит, когда цветет этот кустарник — и хорошего, и не очень…

***
Но для начала до Тернея нужно еще добраться. Из Владивостока «ночной» автобус (есть еще «дневной») отправляется в 15:30, к месту назначения приходит рано утром. Дорога тяжелая, начиная с Чугуевщины, — горная, с перевалами, не для слабонервных. Участок от Каменки до Пластуна — многокилометровая грунтовая «змейка» на краю пропасти. Прежде чем ее преодолеть, водитель в третьем часу ночи направляется в Дальнегорске на эстакаду, перестраховаться не помешает. Дети сладко спят, взрослые слегка нервничают. Автобус забит под завязку, и в обратную сторону будет то же самое. Еще бы — так разрекламированное краевой администрацией авиасообщение Владивосток — Кавалерово — Пластун работает со сбоями, его будущее туманно. Билетов на самолет, а он курсирует раз в неделю, мы так и не достали. Позже выяснилось, что вместо изъятого на другие направления Як-40 на линию поставлен вертолет, да и тот чувствителен к капризам погоды. Если над Пластуном туман — всё, рейс отменяется.
Тема авиации болезненная. Из краевого бюджета дотируется 90 процентов стоимости тарифа, но ходят разговоры, что «белый дом» вот-вот избавится от серьезной финансовой ноши. И тогда тернейская земля точно станет отрезанным ломтем. Кому будет по карману полететь из Тернея во Владивосток за 6,5 тысячи рублей в один конец, а до Агзу за 15 тысяч?

***
Транспортная недоступность — основная проблема и у местных стражей порядка, такова здешняя специфика. Тернейский район равен по площади, скажем, Македонии, но попробуй доберись по бездорожью даже до Амгу! Трехосные КамАЗы порой не выдерживают…

— Часто сигнал о правонарушении поступает к нам с огромным опозданием, — делится наболевшим начальник отдела внутренних дел по Тернейскому муниципальному району подполковник Игорь Крутик. — А теперь представьте, как наши сотрудники реагируют на вызовы: о вертолете нам можно только мечтать. При этом даже если колесный транспорт есть в наличии, бывают проблемы с горючим. Вот и крутимся, как можем. 

Переименование милиции в полицию живо обсуждается и в Тернее: практически половина сотрудников ждет сокращения. Улучшится ли от такой кадровой экономии раскрываемость преступлений и станет ли полиция более мобильной — большой вопрос.
 
***
В Терней мы привезли ценный груз — марганцовку, добытую во Владике по большому «блату». Популярное в народе антисептическое средство несколько лет назад по чьей-то абсурдной прихоти попало в разряд запрещенных товаров (то ли из-за взрывных, по другой версии — из-за наркотических свойств). В редкой аптеке вы найдете нужное средство, тем более без рецепта. Марганцовку попросили привезти пожилые родственники, чтобы обрабатывать корову перед отелом. Нина Ивановна Сухонос — инвалид, передвигается на коляске, при этом умудряется в наш приезд привести в порядок клубничную грядку. У ее мужа Анатолия Андреевича всё написано на жилистых руках: кажется, в саду-огороде он даст фору любому, несмотря на весьма преклонный возраст. Недавно в коляску его старенького мотоцикла проник полоз. Гад оказался живуч и в хозяйстве пригодился — теперь есть кому мышей ловить.

***
Терней — благодаря речным рукавам, близости моря и многолетнему укладу — весьма живописный, патриархальный уголок без типовых мрачных пятиэтажек, угробивших архитектурное лицо поселка-антипода — индустриального Пластуна. Сложилось впечатление, возможно, обманчивое, что народ живет в относительном достатке. По крайней мере, те, кто предпочитает богодульству ежедневный труд. Помимо непременного атрибута — злой собаки — во дворах наличествуют автомобили, чаще всего японские внедорожники, но попадаются и «Жигули». Практически каждое тернейское домовладение круглый год обеспечивает себя свежими яйцами, молоком, творогом, а на зиму — разносолами, яблочным повидлом и вареньем из шиповника.

Суровая, но прекрасная земля, открытая когда-то французским мореплавателем Лаперузом, закалила тернейских старожилов так, что выглядят они намного моложе, чем есть на самом деле. Взять, к примеру, Александра Щербакова, человека среди земляков уважаемого. Петрович долгие годы отработал водителем на «скорой помощи», сейчас на пенсии. Для него обычное дело проплыть десяток метров в ледяной и бурной Серебрянке.

Здесь вообще раздолье для охотников и рыболовов, лицензии и квоты разлетаются, словно горячие пирожки. Старики же запасаются кетой и горбушей, как они говорят, по договору с местными «браконьерами». К слову, в День рыбака все запреты отменили — по старой поселковой традиции в честь праздника можно было ловить сетями на спор.
В советские времена поселок гремел на весь край уровнем развития потребительской кооперации, базой для которой было прибрежное рыболовство. Теперь с повсеместным развалом экономики всё намного скромнее. В память о славных временах тернейцы сохранили уникальный рецепт белого хлеба — самого вкусного на всем восточном побережье. Остальная продукция в магазинах чаще всего привозная.

***
Кстати, о магазинах. На улице жара, а колбаса томится в отключенных холодильниках. О, это иллюстрация к давней и пока что самой актуальной проблеме Тернея — электроснабжению. В этот день в профилактических целях отключили дизель-генераторы — дорогостоящее удовольствие, которому до сих пор не нашлось технологической альтернативы. Хотя почему же, еще десять лет назад (!) краевая печать рапортовала, что Терней вот-вот подключат к элетросетям «Дальэнерго» посредством 50-километровой линии электропередач, проведенной из Пластуна. Мол, сам Чубайс приедет на север Приморья перерезать ленточку. Прошло 10 лет, ЛЭП остается мечтой. Население и предприятия платят за свет по полной программе, особенно это бьет по карманам потребителей из отдаленных северных селений. Проект во что бы то ни стало хотел довести до завершения Сергей Курчинский, однако скоропостижная смерть главы района вновь отложила решение проблемы на неопределенный срок. Ко всему прочему, прежде чем подключить поселок к электричеству, предстоит договориться с Сихотэ-Алинским заповедником, территория которого в том числе проходит между Пластуном и Тернеем. 
Лютует и монополист Примтеплоэнерго. Недавно выяснилось, что предприятие выполнило не более 10 процентов от необходимого объема работ по подготовке района к зиме. Местные власти называют такой демарш не иначе как дискриминацией.

***
…Считается, что все тернейцы друг другу если и не близкие, то всё равно родственники. И гостей здесь встречают со всей широтой души. Пётр и Лидия Ивасюки, у которых гостил корреспондент «ДВВ» и которым особая благодарность, окончательно убедили меня, почему в Тернее дышится легче, чем в «цивилизованном» Владивостоке. 
Ну а с символическим шиповником всё ясно — «шипов» у него достаточно. Как и плодов, чтобы запастись на зиму и не надеяться на помощь извне.

«Дальневосточные ведомости», Александр Сырцов.

09:44, 30.07.2011 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Общество → Посёлок Терней: люди, чудеса природы и «колкости» быта

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2017 г. Редакция: mail@vestiregion.ru.
При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Размещение рекламы на сайте.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100