АТЭС застрял на Седанке

Скоро год, как строители де-фризовской автотрассы толкутся на пятаке в районе Седанки: камнем преткновения стали жилые дома. Один «лепесток» дорожной развязки должен, как «бык овцу», покрыть здесь пару десятков строений, и часть жильцов из попавших под снос строений уже расселили. Но последний десяток семей уперся — не сдвинешь.

Ни шагу назад

Под занесенным ковшом экскаватора Валерий с Сергеем держат «оборону», все уговоры строителей (точнее, разорителей их жилища) не действуют — ни шага назад.

— Они хотят снести половину нашего дома, — толкует Валерий, — а что будет с моей хибарой, ведь обрежут свет, снесут туалет, колонку… И где гарантия, что всё строение вместе со мной не завалится?

Валерий — последний из «могикан», обитавших в доме № 49 по ул. Маковского. Эту зеленую двухэтажную «халабуду» в районе Седанки знают все: она рядом с трассой. Долгое время постройка значилась общежитием УВД, но два года назад утратила этот статус и зависла «ничейной» вместе с живущими в ней «экс» и действующими милиционерами.

Валерию не повезло дважды. Первый раз — это когда из-за строящейся трассы Де-Фриз — Седанка — Патрокл его общага попала под снос вместе с двумя десятками прочих строений, притаившихся в «райских кущах» санаторного пригорода. Второй раз Валерию не повезло, когда шло расселение его товарищей «по несчастью». Мостостроители утверждают, что проблемой бывшего общежития занимался сам губернатор: приехал, увидел и всё решил. Шесть семей в одночасье стали владельцами новых квартир из личного губернаторского фонда — и премного довольны.

Среди довольных Валерия не было. Экс-заместитель командира полка ППС давно жил в ментовской общаге, но полгода назад, когда стало невмоготу (воды нет, услуги на улице, дом заваливается), снял в городе временный «угол». Так что в день, когда Дарькин раздавал на Седанке квартиры, Валерия дома не было и под раздачу «слонов» он не попал. Прослышав о губернаторской милости, тут же вернулся — но вот вернется ли на Седанку Сергей Дарькин решать персональный Валерин вопрос? Валерий ждет и съезжать из общаги не собирается, говорит: «Как только съеду, про меня тут же забудут». Время у «выселенца» есть — его нет у строителей, но им тоже приходится ждать.

Ополовиненные

Уведомления о грядущих житейских подвижках (в прямом смысле слова) седанкинцы получили в марте прошлого года, на исходе 2010-го процесс расселения «пошел». Тогда же «пошли» и судебные тяжбы, поскольку вопрос априори сутяжный: интересы чиновников редко когда совпадают с интересами граждан, а уж если речь о «квадратных метрах», консенсус почти невозможен — только при очень большом старании обеих сторон.

Судя по седанкинскому пейзажу, стараются стороны плохо: жилой поселок в курортной зоне выглядит, будто Мамай прошел. Остатки зелени, завалы мусора, полуразрушенные дома — среди разгула тяжелой строительной техники.

— Вы представляете, как мы тут живем, — сокрушаются седанкинские мамаши, — у нас же у всех детишки, как их из дома выпустить, если вокруг тракторы-экскаваторы все крушат и рушат?

Но съезжать наотрез отказываются, как и Валерий, боятся, что, съехав, уже не смогут отстаивать свои права.
— Это мой дом — улица Четырнадцатая, 22, — Юрий Ирикович кивает на полуразрушенное строение. — Здесь моя половина, а ту часть сегодня будут сносить. «Снесут, и моя домина завалится», — сокрушается глава семейства. Но покидать аварийный дом он не спешит. От предложенной компенсации отказался. «Мне предложили два миллиона с копейками, за эти деньги в этом курортном районе я ничего купить не смогу, максимум — гостинку или хрущевку в городе, — говорит “расселенец”. — Суд мы выиграли, дорожному департаменту было отказано в выкупе помещения. Проблема в том, что официально за мною числится только 30 квадратных метров, а реально у нас три комнаты, почти восемьдесят квадратов — об этом и спор». «Теперь берут нас измором. Если полдома снесут, моя половина рухнет», — объясняет домовладелец.

Нелегал поневоле

Подобная ситуация не только у Юрия, у многих седанкинцев дома и участки недооформлены: прежде было без надобности, а как приспичило — уже поздно было. Бум «узаконивания» нажитого грянул здесь пять лет назад, когда перед выборами в какую-то думу гражданам обещали амнистию (дачную) и упрощенную процедуру оформления личных домов и участков. Обещания оказались предвыборным блефом: процедура стала более тягомотной и в разы дороже. А когда замаячил «великий саммит», оформить что-либо в собственность в курортной зоне стало в принципе невозможно. Вот и остались домовладельцы при своих «нарисованных» 20–30 кв. метрах и со смешной «компенсацией», не компенсирующей и половины нажитого добра.

Людмила с мужем и двумя детишками живет на Четырнадцатой улице, дом 10. «Три года назад, намаявшись вчетвером в гостинке, мы ее продали, добавили денег, купили эти полдома, — рассказывает женщина. — По документам он проходил как “квартира” в 15 кв. метров, но фактически дом был с пристройкой на все 40 “квадратов”. Мы так и решили: купим и всё по закону оформим… Кто же знал, что уже запланирован саммит и все строения пойдут под снос? Нам просто не разрешили оформить приобретенную собственность», — горюет Людмила. В итоге семье компенсируют лишь 15 “бумажных” квадратных метров — это 1,3 миллиона рублей, меньше, чем заплатила семья, покупая дом. Суд компенсационную сумму подтвердил. «И что нам делать? — вздыхает женщина, — денег даже на гостинку не хватит. Я врач, живу на одну зарплату, муж — инвалид, двое детей — все мы фактически остаемся на улице. В опеке предупредили, что, если на новом месте жилищные условия не будут “соответствовать”, могут забрать детей»…
…На седанкинском пятаке «преткновения» толчется начальство, к обеду подтянулись силовики (жильцы вызвали). Вся техника к сносу жилья готова, «прорабы» решительны и суровы: «Кто такие, что снимаем? Я ваш фотоаппарат просто выкину, — строжится на прессу начальник. — Где ваша аккредитация? Где разрешение нашей пресс-службы на съемки? Какая газета? Сейчас позвоню к вам в редакцию и всё “улажу”…»

Потом смягчились, даже разоткровенничались: «Мы почти год уже здесь толчемся, с нас сроки спрашивают, а мы ни с места, — вздыхают строители. — Не нам судить, кто в сложившейся ситуации прав, кто виновен, но только договориться с жильцами, урегулировать все вопросы, «расчистить» площадку — это прямая обязанность муниципальных властей.

Как это делается

Как умеет «решать вопросы» муниципальная власть, семья Дятловых знает (она также отказывается съезжать с насиженных мест). Их жилище, как все, «обрезано»: с одной стороны посмотришь — приличный домик, с другой глянешь — натурально «Хатынь».
— Соседскую половину снесли, когда нас не было дома. Вернулись вечером — полстроения как «корова слизала». Жить невозможно, потек потолок, оставшаяся межкомнатная стена под дождем стала мокнуть, а что будет, когда холода грянут? — рассказывает хозяйка.

Домик Дятловых — муниципальный, семья живет в нем по социальному найму жилья. Год назад пришло извещение, что «квартира» (та самая половинка дома) подлежит изъятию «для госнужд» и муниципалитет предоставит Дятловым другое жилье — равноценное. Департамент дорожного строительства АПК оценил жилище «по-царски» — в 4,550 млн рублей, сумма была перечислена в администрацию города, которая и прикупила для «выселенцев» квартиру по адресу: г. Владивосток, ул. Карьерная, д. 20, кв. 35 — 62 кв. метра.

Сразу смутил район «дислокации» новой квартиры — на Дальхимпроме. Дятловы сами уже прикидывали, где могли бы обосноваться за бюджетные 4,5 млн рублей. Выходило неплохо. Первый же клик в Интернете выдал «букет» привлекательных предложений: «3-комн. на ул. Фадеева (86 кв. м), с евроремонтом — 4, 6 млн р.; 3-комн. на ул. Толстого (67 кв. м), отличный вид на море — 4,3 млн р.; 4-комн. на ул. Нейбута (82 кв. м) — 4,1 млн р., 3-комн. на Ивановской (62 кв. м) — 3,9 млн р. и т. д. и т. п. И что самое удивительное, в Сети предлагалась и та же квартира на Дальхимпроме (ул. Карьерная, д. 20, 5-й этаж, 3 комн., общ. пл. — 62 кв. м) — но только за 2,6 миллиона рублей!

Когда поехали на «смотрины», ужаснулись еще больше: квартира крайне запущена, пол прогнил и местами разрушен, окна рассохлись, крыша течет, балкон покосился и держится натурально «на честном слове»… Приведение помещения в надлежащее состояние потребует от новоселов серьезных вложений, как посчитали эксперты — почти 300 тысяч рублей. Углубленное изучение документации выявило, что сам дом (1975 г. постройки) капитально ни разу не ремонтировался, кровля, системы водо- и теплоснабжения имеют значительный износ и нуждаются в серьезном ремонте, подтвердили спецы Управляющей компании «ЖКХ»…. В общем, Дятловы были в шоке: это ж как надо было чиновникам так «расстараться», чтоб за казенные 4,5 млн рублей купить убитую «трешку» в «убитом» доме и в богом забытом микрорайоне — да еще по цене чуть ли не вдвое дороже рыночной!..

— Нас в семье семеро, — рассказывает Татьяна, — я, муж, его младшие братья (он сам их воспитывал) и трое несовершеннолетних детей: Артур — 2 года, Марат — семь лет и 14 лет Ксении. Предложенный вариант нас категорически не устраивает, мало того что мы ухудшаем свои жилищные условия, так в том районе нет ни школы, ни садика, ни поликлиники и даже аптеки нет, объясняет хозяйка. Суд учел все обстоятельства, иск мэрии о принудительном выселении семьи Дятловых был отклонен. Одновременно судом замечено: «цена муниципального контракта — 4 532 225 рублей — ПОЗВОЛЯЕТ администрации Владивостока приобрести для ответчиков равнозначную их жилью квартиру».

Того же мнения и «выселенцы» Дятловы, свои сомнения по поводу действий чиновников они изложили в обращении прокурору ПК Юрию Хохлову. В заявлении, в частности, говорится: «…Легко посчитать, что стоимость одного квадратного метра в непригодном для проживания помещении и в непрестижном районе обошлась муниципалитету в 73 100 рублей. В то же время анализ рынка недвижимости показывает, что средняя цена квадратного метра во Владивостоке составляет 50–60 тысяч рублей. А цена, превышающая 70 тысяч за кв. метр, распространяется на жилье улучшенной планировки в благоустроенных районах. Значит ли это, что чиновники мэрии провели аукцион не на понижение, а на повышение стоимости приобретаемого имущества? » — задается вопрос прокурору края. Куда подевалась вероятная «разница» в размере двух миллионов и не является ли такая «покупка» злоупотреблением (если не сказать коррупцией) со стороны муниципальных чиновников? Ответ прокурора краток: нарушений при проведении аукциона не выявлено, основания для принятия мер прокурорского реагирования отсутствуют… В общем, всё по закону, но «осадок», как говорится, остался. Нынешнее «стояние» на Седанке — это не просто упертые домовладельцы и нерадивые управленцы. Это чиновничья «коса» опять нашла на людской «камень». Интересно, на этот раз «кто кого»?

«Дальневосточные ведомости», Зина Сидорова.

11:21, 31.08.2011 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Владивосток → АТЭС застрял на Седанке

partin 01.09.2011, 13:16

Дайте хату менту...Лишь за то, что не посадил вас за воровство на стройках АТЭС

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2017 г. Редакция: mail@vestiregion.ru.
При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Размещение рекламы на сайте.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100