«Санта-Барбара» по-уссурийски, или Как квартирный вопрос разрушил семью

За дверями обычных уссурийских квартир порой бушуют такие страсти — хоть мексиканские сериалы снимай. Тут тебе и обиженные, и злодеи, которые строят козни главным героям. Но если «мыльные оперы», как правило, заканчиваются благополучно, а зло обязательно бывает наказано, то в реальной жизни далеко не все так просто.

Попросил внук прописку…

83-летняя Нина Ивановна с трудом добрела до редакции «Коммунара». Пришла на больных ногах, держась за стеночку, в поисках справедливости и защиты. С собой принесла кипу заявлений, решений, свидетельств, постановлений и прочих бумаг, в которых уместилась ее жизнь.

А точнее, история из жизни, начавшаяся еще в 1977 году. Тогда женился сын Нины Ивановны, а счастливые родители жениха и невесты купили им дом в складчину. Но через несколько месяцев новоиспеченный муж попал в автокатастрофу, стал инвалидом второй группы. А спустя два года жена вместе с ребенком ушла от него и уехала в Комсомольск-на-Амуре. При разводе получила половину стоимости дома, и казалось, что все имущественные вопросы разрешены раз и навсегда.

Шли годы. После сноса ветхого дома, где жила Нина Ивановна с сыном-инвалидом, им дали двухкомнатную квартиру. И тут внуку потребовалась прописка в Уссурийске.

Жилье на тот момент уже было приватизировано, хотя документы об этом семья не успела получить — постоянно кому-нибудь требовалось лечение, вот и приходилось разрываться между больницами. Поддавшись на уговоры, отец, как собственник половины квартиры, прописал сына.

Из искового заявления Нины Ивановны в Уссурийский городской суд: «Регистрация граждан по месту жительства осуществляется при наличии письменного согласия всех совершеннолетних членов семьи. Я же согласия на прописку внука не давала и считаю, что были ущемлены мои гражданские права».

Тем не менее внук Виктор был прописан по этому адресу, отслужил в армии, а после демобилизации вернулся в Уссурийск и женился.
Молодая семья некоторое время снимала квартиры, а потом Виктор в складчину с отчимом купил жилье в Междуречье. Но из квартиры отца и бабушки не выписывался, из-за этого они даже не могли оформить субсидию.

В 2002 году сын Нины Ивановны умер, в квартире остались зарегистрированы бабушка с внуком. Тут и начались для нее настоящие мучения.

…а потом и бабушку выгнал

Поддержки от внука во время похорон Нина Ивановна не дождалась. Зато свои права на жилье он обозначил четко. Все варианты раздела квартиры, которые предлагали, отверг и заявил, что будет жить здесь.

И началась череда судов. Среди кипы документов, которые пожилая женщина принесла в редакцию, есть сразу несколько свидетельств о праве собственности на спорное жилье. Нину Ивановну признавали владельцем всей квартиры, потом — половины ее, а по решению последнего суда ей принадлежит доля три четверти. Но четверть осталась у внука, благодаря чему он живет в квартире вместе с женой и дочкой. А бабушку Виктор просто-напросто выжил.

Из обращения к главному прокурору Уссурийска: «Когда внук въехал в квартиру, он сразу же выбросил из кухни мебель, печь, посуду. Из ванной вынес стиральную машину и подпер ею дверь в мою комнату. В прихожей сломал нишу и выкинул все мои вещи. Убрал унитаз и трубы (якобы захотел сделать ремонт), а сам уехал на несколько месяцев с семьей».

В таких условиях бабушка, конечно, жить не смогла и переселилась к внучке, где и остается до сих пор. А внук расположился в квартире. Формально у Нины Ивановны есть право пользоваться жилплощадью, но прийти сюда она не может, так как постоянно возникают скандалы. Обращалась к участковому, но все осталось по-прежнему.

Соседи-свидетели

Очередное обращение бабушки подписали ее соседи. Они свидетельствуют о том, что с января 2004 года Нина Ивановна не живет в спорной квартире из-за агрессивного отношения внука.

Одна из соседок Т.Ф. Шакура рассказала:

— Нина Ивановна подавала в суд, требовала выписать ребенка, которого без ее ведома зарегистрировали по этому адресу. На заседание пришла целая команда: представители органов опеки, прокурор. Они защищали интересы несовершеннолетней девочки. А кто защитит пожилого человека, который не может жить в своей же квартире?

По словам соседей, внук не только по отношению к бабушке ведет себя агрессивно. Наняла старушка рабочих, чтобы отремонтировали жилье, — он их избил. Пришел оценщик определить стоимость квартиры для продажи — вытолкал его за дверь. И постоянно Нина Ивановна слышит фразу: «В мою квартиру никто не зайдет, а тебе уже за 80, быстрее сдохнешь».

При этом Виктор даже не задумывается, что бабушка все-таки владеет большей долей квартиры и в наследники его явно не прочит. А значит, ему долго еще придется отвоевывать место под солнцем.

Выселение во благо

Проживая в квартире, Виктор умудряется еще и за услуги не платить. Директор ООО ЖЭУ-1, которое управляет этим домом, А.В. Герасименко говорит, что в сентябре 2010 года жилищная организация подала на собственников квартиры в суд исковое заявление с требованием оплатить задолженность. На тот момент набежало почти 35 тысяч рублей.

В апреле этого года вынесено решение: с внука взыскать долг в полном объеме, а с Нины Яковлевны — 25 рублей 76 копеек, так как фактически она в квартире не живет.

Прошло почти полгода, на счет жилищной организации не поступило ни рубля. Более того, за это время задолженность выросла до 95 тысяч рублей.

Сотрудники управляющей компании пытались убедить Виктора платить за услуги, отключали ему электроэнергию. Однако он преспокойно подключается к сети, а долг погашать, видимо, не собирается.

— Судебные приставы очень медленно работают, — сетует Анжелика Викторовна. — Ведь это они обязаны исполнить решение суда: обратиться по месту работы должника, чтобы часть его дохода перечисляли управляющей компании. Или описать имущество, если нет источника заработка. В данном случае неплательщик работает в федеральной организации, получает зарплату — какие могут быть сложности при взыскании долга?

Как помочь бабушке, жилищники тоже не знают. Соглашаются, что внук просто сживает ее со свету, но поделать с ним ничего не могут.

— Хорошим решением была бы принудительная продажа квартиры с торгов, — говорит Анжелика Викторовна. — В таком случае из вырученной суммы приставы уплатили бы долг за коммунальные услуги, а оставшиеся деньги разделили бы между двумя владельцами. Бабушка получила бы три четверти вырученных за жилье средств, внук — четверть. И тогда старушка смогла бы спокойно дожить свой век, а внуку пришлось бы понять, что не все в жизни можно взять нахрапом.

Однако выселение собственников и продажа квартир за долги возможны только по решению суда. А суды не лишают должников единственной квартиры, чтобы не плодить бомжей. Такой гуманный подход слишком дорого обходится и коммунальщикам, и собственникам, попавшим в историю, похожую на ту, о которой мы рассказали.

11:14, 23.09.2011 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Горячие новости → «Санта-Барбара» по-уссурийски, или Как квартирный вопрос разрушил семью

Папа Карло 24.09.2011, 18:18

План Путина в действии.Демократия.

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2018 г. Редакция: mail@vestiregion.ru.
При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Размещение рекламы на сайте.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100