Микеле Плачидо: «…А сколько водки я выпил с русскими генералами! »

Комиссар Каттани о русском характере, национальном кино и любви в третьей возрастной категории.

Фото — Валентин Труханенко 

Сеньор Микеле Плачидо широкому зрителю знаком в основном по сериалу «Спрут», где он сыграл главную роль — комиссара полиции Коррадо Каттани. Казалось бы, что за дело нормальной русской домохозяйке до мафии в западной Сицилии… Но отважный герой с пронзительным взглядом черных глаз целых пять лет будоражил воображение дам. Личное счастье 65-летнего актера и по сей день не прочь бы составить сотни женщин России, и в частности Приморья. Благо седовласый красавец для отношений, особенно с молоденькими девушками, свободен.

— Ну... Посмотрим, что предлагают, — деловито отзывается он на информацию о женском интересе в свой адрес.
К сожалению, уже на следующий день после закрытия кинофестиваля «Меридианы Тихого» звезда мирового кинематографа улетела на родину, в Италию. Впрочем, не всё потеряно. Возможно, он еще вернется, и уже не просто в качестве гостя.

— Забыть вашего Коррадо Каттани, конечно, невозможно...

— Да уж... Если бы забыли, то меня бы, наверное, здесь не было.

«После роли Михаила Бандуры я стал русским»

— Счастье — если жизнь удалась, если она тебе нравится. Вот у меня — удалась. Счастье каждого человека зависит, скажем так, от общего состояния страны, в которой он живет. Я родился в 1946 году, через год после того, как закончилась война. У Италии в то время были проблемы: и терроризм, и мафия, экономика была подкошена... Но мы это победили. И в целом после войны наша страна живет достаточно спокойно. В отличие от России. У вас постоянные политические потрясения, резкие скачки, изменение курса, война в Афганистане... Всё это не способствует состоянию счастья.

— Вот актер Венсан Перес, побывав у нас на прошлом кинофестивале, в этом году привез свою фотовыставку.

— Перес… Он француз?

— Швейцарец. А вопрос такой: на что вас вдохновил Владивосток?

— Несколько преждевременно говорить о сложившихся идеях. Всё это не в одночасье решается. Но я не исключаю, что приеду на следующий фестиваль, но уже в более активной роли, не просто гостя. Члена жюри, например. Могу провести курс актерского мастерства для молодых актеров или режиссерского мастерства для тех, кто работает на телевидении. 
Я видел в городе огромную стройку. И это очень позитивный фактор. Понятно, что Владивосток приобретает всё большее значение. И это является частью национальной стратегии развития региона. А культура от этого только выигрывает. Я уверен, что кинофестиваль в будущем станет еще более значимым и важным. Когда я говорил своим друзьям в Европе, что еду на кинофестиваль во Владивосток, они были немного удивлены. В положительном плане, конечно. Культура ведь не одной Москвой и Санкт-Петербургом жива. Конечно, с городом можно хорошо познакомиться, когда сам погуляешь по его мостовым… Сегодня постараюсь сбежать от охраны и прогуляться по Владивостоку.

— Одна из ваших ролей — русский майор Михаил Бандура в картине «Афганский излом». Что помогало вам передавать русский характер?

— Русская литература и культура в целом мне хорошо знакомы. Я прочел и Толстого, и Пушкина, и Лермонтова, и Чехова. Читал много произведений, посвященных революции в России. Я был подготовлен к тому, чтобы выйти на такую роль. По своим внутренним убеждениям я близок к социализму. И поэтому эту страницу истории СССР — вторжение войск в Афганистан — пережил и прочувствовал. Я очень хорошо знаком с творчеством Никиты Михалкова, его старшего брата Андрона. И, естественно, историю кино тоже знаю. Я был внутренне готов к роли майора Бандуры. По своему характеру он — русский человек. С другой стороны, это классический образ, характерный для любой цивилизации. Я почти месяц перед съемками проходил стажировку в Советской армии, в горах Таджикистана, на границе с Афганистаном. За это время совершал полеты на самолетах и вертолетах советских ВВС, мылся в банях с русскими генералами… А уж сколько водки я с ними выпил! После такой подготовки можно считать, что я уже стал русским.

«Мир — большая деревня»

— Границы между странами сейчас исчезают, везде идет поток голливудских фильмов и сериалов. На ваш взгляд, должно ли национальное кино противостоять этому потоку?

— В этом плане французы молодцы. Они прилагают большие усилия по защите своей культуры, вводят определенные квоты на показ американских фильмов по национальному телевидению. Существуют даже законодательные положения, которые определяют, какой процент западных, иностранных фильмов может быть показан на ТВ. Это помогает французскому телевидению удерживать свои лидирующие позиции на внутреннем рынке и развиваться. Я с вами согласен, нужно сопротивляться. И следует спросить себя: может, нам следует вести себя, как американцы? Они ведь на своем ТВ практически не показывают европейских фильмов. Потому что отдают себе отчет в том, что кино — важнейшее из искусств, которое несет в первую очередь идеологическую нагрузку. Без США ни одна война в мире не обходится, мы знаем. Они, конечно, должны себя поддерживать. Во всех голливудских фильмах американцы — бравые солдаты: добрые, честные, отважные. Американский герой всегда спасает мир. Достаточно посмотреть последние ленты, которые снимались в США и были посвящены войне в Ираке, — некоторые получили «Оскара». В Америке никогда не будут показывать по местному ТВ фильмы производства Ирана, Ирака, Ливии... Да, они поступают умно. И я считаю, мы должны поступать так же, как они.

— На «Меридианах Тихого» в основном показывают кино Азии. Как вы к нему относитесь? Думаете ли, что в европейский кинематограф можно было бы привнести что-либо из опыта ваших китайских, корейских, японских коллег?

— Скажем так, мир — это большая деревня. Проблем в переносе, во взаимопроникновении нет. Мы знаем, что многие выдающиеся режиссеры Тайваня, Кореи, Китая работают и в Голливуде. Мне сейчас очень нравится кино Ирана. В современных иранских фильмах главные герои — женщины, которые восстают против режима, где к ним отношение не очень хорошее… Это и импонирует.

— Все знают фильмы итальянского реализма — Феллини, де Сика... Как вы полагаете, возможна ли вторая волна такого уровня режиссуры в итальянском кино?

— Недавно два итальянских режиссера победили на Каннском фестивале — Пауло Соррентино и Маттео Гарроне. Они работают в стиле неореализма. Я считаю, что сейчас есть молодые режиссеры, от которых можно ожидать выхода на такой уровень. И я был бы очень доволен, если бы мне удалось к следующему фестивалю предложить вам работы новых итальянских режиссеров.

«В зрелом возрасте на первый план выходит уважение»

— Фильм с вашим участием «Любовь: инструкция по применению» режиссера Джованни Веронези вышел на экраны в июне. Там в главных ролях играют Роберт Де Ниро и Моника Белуччи…

— С Моникой Белуччи я знаком очень давно, поэтому было легко. В следующем году она будет играть в моих театральных постановках во Франции. А с Де Ниро… Для него хватило несколько головок сыра моцарелла, которые я привез ему из своего родного городка. Он был счастлив, и работа шла как по маслу.

Там я играю роль отца Моники, который работает портье в крупном поместье. По фильму моя дочь-красавица живет в Париже. Туда приезжает американский профессор (Роберт де Ниро), которому лет чуть меньше, чем мне, и влюбляется в мою дочь. У нас это называется «любовь в третьей возрастной категории». На самом деле это во многом соответствует моим собственным взглядам на жизнь… Чему мы рады в жизни? Хорошей еде, общению с любимой женщиной — то, что может себе позволить человек…

— И какими, по-вашему, должны быть отношения в зрелом возрасте?

— Одна женщина моего возраста однажды задала мне такой вопрос: «Вот вы, сеньор Плачидо, почему всё с молоденькими общаетесь? » И я ей ответил: «Так вы ведь тоже почему-то с юношами не ходите»… Больше она таких вопросов не задавала. Смысл в том, что чувства — это одно, связь — это другое. В «третьей возрастной категории» на первый план выходят несколько другие чувства — скажем, уважение к партнеру.

— Какие фильмы вы сами предпочитаете?

— В кинематографии я ознакомился со всем, начиная с немного кино. В том числе и с великим российским кинематографом. Вся фильмография Эйзенштейна, фильмы СССР, Бодров, Бортко… Понятно, что любой специалист отдает предпочтение своему национальному кинематографу. Но определенных предпочтений у меня нет. Мне нравятся короткометражки, разные игровые фильмы.

«ДВВ», Валерия Федоренко.

18:10, 01.10.2011 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Общество → Микеле Плачидо: «…А сколько водки я выпил с русскими генералами! »

my response 10.03.2020, 02:32

I simply want to say I am just newbie to blogging and really enjoyed this web site. Most likely I’m likely to bookmark your blog post . You definitely have remarkable articles. Appreciate it for revealing your webpage.

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2019 г. Редакция: mail@vestiregion.ru.
При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Размещение рекламы на сайте.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100