Строительство ЛЭП в Партизанском районе принесло много археологических находок

Закончился полевой археологический сезон. Он принес в этом году уникальные открытия. Вот что об этом рассказала руководитель отдела средневековой археологии Института истории, археологии и этнографии ДВО РАН Надежда Артемьева:
«В 2010 году наш Институт выиграл тендер на археологическое обследование ЛЭП, строительство которой планировалось в Приморье

Осенью 2010 года была проведена разведка и обнаружено 11 памятников, которые должны были войти в зону строительства, в т. ч. и «Краснополье-1». В апреле нынешнего года мы выехали посмотреть этот памятник и были немножко удивлены тем, что строительные работы подошли близко к объекту. И нам пришлось выезжать в спешном порядке и звонить во все организации, начиная с той, что ведет строительство, и кончая прорабами, которые ведут работы на месте, потому что следующая вышка попадала прямо на то место, где был обнаружен памятник. Наши работы начались в конце мая, и мы за месяц вскрыли этот памятник. Он расположен в необычном месте: это мыс, нависающий над долиной реки. Мы сразу предположили, что это или сторожевое помещение или культовое. Культовых сооружений до сих пор мы не находили. 

При первой шурфовке наткнулись на помещение типа землянки, и там пошел кирпич и система отопления в виде кана. Мы обнаружили необычно маленькое жилое помещение, около 9 кв. метров, тогда как обычная площадь для чжурчжэньских поселений — 30–48 кв. метров. Общая же площадь памятника — 1 200 кв. метров, он перегорожен ступенью типа вала, углами ориентирован на четыре стороны света, вход находился с юго-западной стороны. Когда мы пошли дальше, то обнаружили черепицу, которую в те времена клали на нежилые строения. Это значит, что мы имели дело не с ординарной постройкой, а с культовым сооружением. Затем мы обнаружили платформу 5 на 6 метров, на полметра возвышенную над землей и отделанную кирпичом. 

У нас уже не было сомнений, что эта постройка относится к чжурчжэньскому периоду (XII–XIII в. н. э.). Здание было колоннадного типа — мы обнаружили шесть баз под колонны. Стены были деревянные: плахи забивались в ямки между столбами, удалось зафиксировать 40 таких ямок. Здание не отапливалось, а внутри, скорее всего, должен был находиться алтарь. Было обнаружено большое количество кованых гвоздей, культовая посуда — трипод на ножках, который мог служить сосудом для благовоний. Перед входом был найден сосуд вазовидной формы — можно понять, что он был раздавлен и его чинили, об этом свидетельствуют дырочки по месту трещины, скрепленные железными скобами. По многим признакам удалось определить, что в храме был пожар — например, по меньшему количеству черепицы, чем ее должно было быть. По черепице видно, что она опалена огнем, да и найденные гвозди тоже обгорелые. У чжурчжэней была традиция переносить всё, что уцелело от сгоревшего храма, в другое место, и вполне возможно, что черепица, так же как и культовые статуэтки, которых мы не нашли, были перенесены в другой храм.

После этого мы пригласили на это место буддистов разных конфессий. Они подтвердили, что место соответствует культовым канонам: с трех сторон — вода, сам мыс сильно выдается, его видно со всех сторон, и с этого места видно Николаевское городище (небольшое поселение, каких тоже до сих пор не находили), в хорошую погоду видны сопки Сестра и Брат, с обратной стороны храм прикрывает гора. Как только мы начали вести раскопки, к нам стали приходить и местные жители, и строители. Руководители строительства ЛЭП сразу поняли, что надо делать перетрассировку, поскольку место такое красивое, что его надо сохранить, хотя по условиям договора вполне хватило бы и раскопок. Сначала строители нас подгоняли, чтобы мы скорее закончили раскопки, поскольку мы их сдерживали, а потом вызвали комиссию, чтобы уточнить границы памятника, чтобы его не задеть.

Полевые работы только что закончились. А дальше у нас есть желание сделать реконструкцию памятника. Всё упирается в средства — кто их внесет. Мы уже лет 10 работаем с буддистами России. Мы давали свои экспонаты для большой буддистской выставки, которая продвигалась по всей России, принимали участие в двух научно-практических конференциях буддистов России и планируем третью — во Владивостоке, сразу же после саммита АТЭС. И мы очень хотим, чтобы к этому событию мы могли бы с этим храмом что-нибудь сделать, чтобы показать, что у нас на территории Приморского края еще в XII веке существовали большие культовые постройки. 

Еще раз хочу выразить благодарность строителям ЛЭП за понимание и содействие. Если бы линия электропередачи не прошла по этому месту, я думаю, еще долго-долго этот памятник не обнаружили бы. Случай помог, и теперь мы будем обращать внимание на такую топографию, на такие мысы. 

В минувший полевой сезон в рамках строящейся ЛЭП мы раскопали четыре памятника и очень довольны результатами. После Краснополья мы переехали на Ратное — на курганную группу, а потом в Монакино — там тоже погребальная группа из 22 курганов. Они насыпные, каменные, очень необычной формы, монументальные строения, от 10 метров в ширину и 2 метров в высоту. Когда мы начали их исследовать, было удивительно, что в них не оказалось трупоположений. А когда мы сняли все курганные насыпи, то обнаружили керамику, которая относится к периоду от I тысячелетия до н. э. до IV века н. э. — польцевской культуре. Скорее всего, имело место трупосожжение, поскольку в подбое кургана мы обнаружили сосуды, в которых, вероятно, хранился прах. 

Эта культура была широко распространена на юге Дальнего Востока. Памятники польцевской культуры очень активно раскапывают в Хабаровском крае, там могильники есть, но в Приморье они найдены впервые! Пока мы раскапывали, всё время приезжали люди окрестные и высказывались в том духе, что надо бы эти уникальные памятники сделать общим достоянием: расчистить территорию, курганы. В Китае есть подобные курганы, и из них сделали «конфетку» для осмотра. Нам местные егеря показывали документы, согласно которым легко это место взять в аренду, привести в порядок и показывать туристам. В аренду, по-хорошему, должен взять наш институт, но… нужны вложения и еще раз вложения. Наш край должен быть интересен не только морем, рыбой и военными крепостями, но и археологией. Мало того, что здесь очень много памятников, потому что люди здесь всегда жили, и очень плотно, так это еще и такие памятники, каких нет больше нигде в России — такие культуры в другие российские места не проникали. У нас здесь воистину маленькая Восточная Азия, и мы могли бы здесь показывать древние средневековые культуры».

Археологическая находка — счастье или наказание?

Надежда Артемьева, конечно же, хочет поддержать благие устремления строителей ЛЭП. Но, по информации руководителя Приморского управления Росохранкультуры Петра Самойленко, еще в феврале строители были оштрафованы за несогласование начала строительства с Росохранкультурой и ведение работ вблизи нескольких памятников, создавая им угрозу. И только после получения предписания о приостановлении работ строители стали работать с археологами. Ну, «не повезло» им: аж 11 памятников выявлено при обследовании трассы! 

Имеется и еще одно любопытное письмо, которое, возможно, поспособствовало благим намерениям строителей. Вот оно (с сокращениями):

«Здравствуйте, уважаемый президент Дмитрий Анатольевич.
Пишет вам гражданин Шри-Ланки, Буддист, который в данный момент проживает в Санкт-Петербурге. Недавно мне посчастливилось узнать, что в Приморье археологи обнаружили фрагменты буддийского храма и даже остатки утвари. Но эта радость долго не оставалась, я узнал, что ценной находке угрожает исчезновение. На месте, где стоял храм, возможно, развернут строительство электролинии. Совсем скоро территория раскопок должна превратиться в строительную площадку. Судя по разметке, очередная опора ЛЭП появится как раз на месте найденного храма. Шум экскаватора становится всё громче…

Уважаемый президент РФ, Гн Дмитрий Анатольевич, от имени всех Буддистов обряжаюсь к вам с просьбой, пожалуйста, не позволяйте энергетикам уничтожить уникальную находку древней цивилизации в Российской Федерации! Делайте всё возможное, чтобы перенести ЛЭП в другое место, иначе описания древнего памятника культуры останутся только в научных трудах. Я очень надеюсь, что мы будем развивать и крепить межгосударственные, культурные, экономические отношения, которые зародились еще в прошлом веке.

С уважением и пожеланием успехов и здоровья!
Джаявираге Саманта, доктор философии, профессор, Санкт-Петербург.

Президент, само собой, «спустил» обращение шри-ланкийского профессора в администрацию Приморского края. По его поручению гражданину Джаявираге и Приморскому предприятию магистральных электросетей — филиалу ОАО «ФСК ЕЭС» — отписывалось краевое управление энергетики, нефтегазокомплекса и угольной промышленности: просим, мол, рассмотреть обращение буддиста. Ну и, видимо, в ФСК ЕЭС рассмотрели уже без сомнений, сохранять храм или нет.

Откуда шри-ланкийско-питерский профессор узнал о найденном храме? А из Интернета и прочих СМИ, внимание которых активно привлекала к объекту Надежда Артемьева. Привлекли внимание не только буддистов и строителей электромагистрали, но и краевого управления культуры. Там заинтересовались… сроком начала раскопок. Дело в том, что на «Краснополье-1» «открытый лист» пришел лишь в конце июля. Археологи так переживали за краснопольский чжурчжэньский храм, что приступили к раскопкам, не дожидаясь не только «открытого листа», который значился в списке разрешений, публикуемом в Интернете, но и финансирования — Надежда Артемьева сняла деньги с личного счета. В «награду» за подвижничество она получила… штраф. Управление культуры, распечатав информационную заметку из Интернета о раскопках, обратилось в мировой суд и взыскало с нее 4 тысячи рублей за административное правонарушение: начало раскопок без «открытого листа» на руках. 

***

Масштабная картина раскопок на месте строящейся ЛЭП предстает в комментариях 

Николая Клюева, заведующего отделом первобытной археологии Института истории, археологии и этнографии ДВО РАН. Он рассказал, что из 11 обнаруженных памятников разных эпох — от палеолита до средневековья — за минувший полевой сезон раскопано 7, и 4 из них оказались очень значимыми. И это не только чжурчжэньский храм в Краснополье, прямо напротив находится не менее интересный объект «Березовая-2» — поселение раннего железного века, относящееся к континентальному варианту янковской культуры (VIII–II вв. до н. э.). В отвод строительства попала часть этого памятника, уникального по насыщенности материалом. Еще один объект — «Монакино-3» — относится к финальному этапу устиновской культуры верхнего палеолита (10–8 тыс. лет назад), это стоянка открытого типа, где найдены орудия из обсидиана, халцедона, кварцита: скребки, бифасы, резцы и прочее, и это давно ожидаемая находка, кстати, первая в долине реки Партизанская.

Слава богу, что закон, обязывающий строителей сохранять археологические памятники, работает. А такое, что одна только трасса ЛЭП оказалась столь урожайной на памятники, причем уникальные, — большая редкость.

«ТОК», Ирина Ангарская. 

13:10, 09.10.2011 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Общество → Строительство ЛЭП в Партизанском районе принесло много археологических находок

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2019 г. Редакция: mail@vestiregion.ru.
При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Размещение рекламы на сайте.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100