Студенты ДВФУ подрывают деловую репутацию инновационного вуза

Топ-менеджеры ДВФУ пытаются представить всё произошедшее как незначимую «бурю в стакане университетской воды». Может, так. Но это тот самый «стакан», который в 1968 году «плеснул» из Сорбонны на улицу и затопил всю Францию студенческим бунтом. Мало «воды» тогда никому не показалось.

То, что после пролетариата студенчество — самый революционный класс, всем известно. Один Володя Ульянов чего стоил. Но кто б мог подумать, что самый их «авангард» — это студенты-двоечники? События недельной давности в Дальневосточном федеральном университете показали, что именно эта часть молодежи, которой, кроме «хвостов», терять нечего, может поставить на уши весь вуз, все региональные СМИ и всю политическую верхушку края.

Сразу оговорюсь, к студентам-двоечникам отношусь с пиететом, поскольку саму в свое время чуть было не вытурили из Уральского государственного университета за те же «хвосты». Но нам, хвостистам прошлого века, и в голову не приходило митинговать «в знак протеста» и выдвигать требования — на полусогнутых тащились в ректорат вымаливать пересдачу. А тут…

Капля, взорвавшая бочку

«Студенты ДВФУ взбунтовались против ректората, который планирует 3 октября отчислить 3 тысячи человек. Под репрессии попали все, у кого есть академическая задолженность и долги по оплате обучения. Причем выгоняют даже тех, кто защищает честь университета на творческих конкурсах и в спортивных соревнованиях», сообщили на прошлой неделе СМИ. Как оказалось, в последний день сентября с утра возле здания университета собралось около 100 человек с плакатами. Митинговали против массовых отчислений, против введения привилегированных стипендий для студентов «приоритетных» специальностей, против повышения оплаты за общежитие и волокиты при заселении и т. д. и т. п. Требовали вернуть стипендии спортсменам, увеличить время на сдачу «хвостов» и упростить процедуру заселения в общагу. Среди «закоперщиков» смуты «хвостатые» активисты Молодежного центра ДВФУ, половина которых в академических долгах как в шелках по причине участия в нескончаемых фестивалях, концертах, агитпоездках и пр…. То есть причин для бунта у студенчества накопилось немало, и приказ ректора об отчислении стал той последней каплей, которая взорвала «бочку» университетского гнева. 

Одновременно с университетом взорвался Интернет: «…Всё правильно, хватит плодить неучей! Мне на рабочем месте нужен не танцор, а грамотный специалист…». «Как говорил один хороший препод, «студенты — страшная сила», так что держитесь, ребята…». «Отчислять должников правильно, но со стипендиями — это свинство!..». «Готовим митинг против понижения стипендий, против перевода экономистов в корпус ТГЭУ, против сокращения преподавателей и “реформатора” Фурсенко! ». «По универовским корпусам лазят дядьки в галстуках, аудитории обмеривают рулеткой — как шлюху, продают универ. Говорят, библиотеку пустят под ресторан и ночной клуб, кто слышал?..».

Вечером в тот же день прошли первые переговоры бунтовщиков с обидчиками. Актовый зал на Мордовцева, 12 был забит «под завязочку», зрелище презабавнейшее — целый зал двоечников! Правда, как позже выяснилось, в ряды затесались и хорошисты, и даже отличники, но вне зависимости от успеваемости все были злы и веселы. В отличие от заумно-занудного президиума, где восседали представители ректората.

Закон суров? 

Позиция руководства университета безупречна и праведна до безобразия: двоечникам не место на студенческой скамье. И то, что раньше «долги» тянулись за студентом годами, категорически неприемлемо для продвинутого (где-то даже инновационного) университета. Поэтому срок ликвидации «хвостов» был сокращен до минимального — 1 месяц. И это еще по-божески, убеждал меня, двоечницу, проректор ДВФУ и вечный отличник Николай Морозов. «Я учился в разных зарубежных университетах, вот в Кембридже отчисляют за один не сданный переводной экзамен. И никаких пересдач там нет: если ты не сдал за первый семестр, тебя просто отчисляют и денег не возвращают — а это десятки тысяч долларов. И самое смешное, отчисляют без права восстановления. То есть там всё по-взрослому, очень строго. А тут встают и говорят, что у них “хвосты” уже несколько лет тащатся. Но есть же закон, в конце концов! ».

С Морозовым спорить трудно, насчет Кембриджа и законов он, безусловно, прав. С одной оговоркой: во-первых, у нас тут не Кембридж. Во-вторых, «суровость закона в России умеряется его неисполнением». И заметьте, не студенты ДВФУ это придумали, первыми это заметили Вяземский, Салтыков-Щедрин, ну а нынче только ленивый сию банальщину не повторяет. Это — система, ТАК живет ВСЯ страна. И было бы странным, если бы провинциальный университет жил как-то иначе. То, что высшее образование всё больше походит на профанацию, а вузы на супермаркеты по торговле дипломами — это факт. Что за деньги можно «купить» курсовую, экзамен, зачет и т. д. — это тоже не студенты придумали. И то, что сдача «хвостов» затягивается на годы, а кое-где (ай-ай-ай!) происходит за отдельную плату профессору — тоже не двоечник Пупкин выдумал, он лишь выполняет «правила игры», которые давно установлены, причем во всех четырех объединенных вузах.

Желание ректората «поломать» эти правила и начать жить по-новому похвально, но кажется утопичным: ну нельзя построить «коммунизм» в отдельно взятом вузе. Хотя стараться, конечно же, надо — но зачем же так круто «на вираже»? Вот представьте, завтра выходит указ: с 6 ноября все чиновники (к примеру) живут исключительно по закону. Начальству не врут, взяток не вымогают, откатов не берут и живут исключительно на одну зарплату… Это же натуральный садизм, а не «реформа»! Вот и выходит, со взрослыми дядьками так «круто», а бедного «хвостиста» всякий обидеть может?

Справедливости ради отметим, требования студентов были вменяемы. Полной амнистии они не требовали — просили политкорректной «реструктуризации задолженности», ведь даже злые банкиры не отказывают в таковой милости своим должникам.

Дискриминация не пройдет?

Второе требование студентов попахивает политикой: прекратить дискриминацию по профессиональному признаку. Речь идет о стипендии, точнее о «реформе» ректора Миклушевского, согласно которой размеры стипендий студентов «приоритетных» инженерных специальностей почти вдвое выше, чем у «простых» учащихся-гуманитариев. В результате извечный спор «лириков-физиков» перешел в финансовую плоскость, рискуя перерасти натурально в классовую вражду. Почему такое неравенство? Кто и как определяет эти «приоритеты»? С каких пор профессия педагога, о которой не устают говорить государственные мужи, изгнана из приоритетных? Все эти вопросы звучали из зала. «Вы даже не замечаете, как у нас в общежитиях уже нагнетается социальная напряженность, — грузила президиум политически грамотная студентка. — Почему я учусь хорошо и получаю копейки, а рядом нефтегазовики имеют по семь тысяч?! Почему считается, что инженер — это инновации, а учитель в школе — полный отстой? ». И было видно, что зал волнует не столько стипендия в чужом кармане, сколько судьба студенческого братства — когда все равны (почти), вне зависимости от избранной специальности, когда ценятся по уму, а не по профпринадлежности. Похоже, что нынче это братство трещит по швам. И не только оно.

Проблемы в «консерватории»? 

Что больше всего удивило — это раздрай в преподавательских рядах. Одно обращение из зала к президиуму я приведу почти полностью:

«Мы вот вас слушаем, у вас всё хорошо, всё замечательно, вы цитируете нам Путина… А вы спуститесь на землю и посмотрите, что в университете творится, — взывала одна из руководителей Молодежного центра ДВФУ Елена Котова. — Мне студенты задают вопросы: откуда такие репрессии против студентов, такого не было никогда? Почему деканаты закрыты на замок, и ребята не могут получить «бегунки» (для тех, кто забыл: это бумажка, дающая право на пересдачу «хвоста». — Ред.)? Почему исчезают куда-то ведомости и студенты, как сумасшедшие, носятся их разыскивают? Почему вы стали так далеки, недоступны и почему в университете такой бардак? У нас сейчас не решаются вопросы, раньше всё было проще, мы раньше были ближе и что-то вместе обсуждали. А сейчас мы изолированы, информации для студентов нет, всё только на слухах. Но поймите, студенты — это не «твари дрожащие», к ним надо относиться по-человечески». В этом месте зал взорвался свистом, аплодисментами и дружно встал. 
Это знак. При всей продвинутости топ-менеджеров ДВФУ преподавательский состав не совсем понимает, что происходит в университете. Источником информации «в низах» стали слухи, домыслы, догадки, «страшилки»… Суперпродвинутый федеральный университет сегодня больше напоминает большую глухую деревню. И это уже не проблема студентов-«хвостистов», тут надо что-то консерватории… пардон, ректорату поправить. Слухи рождаются там, где нет информации, где не понимают ни сути, ни смысла, ни логики «свершений».

Так победим? 

На днях из Москвы возвратился ректор. Заявил, что громкую ситуацию с митингом двоечников спровоцировали СМИ, но жалобы студентов услышаны. Активисты студенческого движения были приглашены в ректорат на чашку чая. В ходе переговоров достигнут консенсус, обещано пересдачу продлить на пару недель, тем, кто не успеет, предложен мягкий вариант — либо уйти в «академку», либо остаться на второй год. Певунам, танцорам, спортсменам готовы предоставить индивидуальный график обучения. По поводу стипендий позиция ректора неизменна: у студентов приоритетных специальностей (инженерных, естественно-научных и медицинских) она будет выше. Ректор не исключил возможности создания конфликтной комиссии для разруливания проблем «хвостистов», причем продвинутой — ее заседания будут транслироваться в Интернете. В любом случае он будет «бороться за каждого студента, который готов учиться», заявил переговорщикам Миклушевский. 
Стороны разошлись удовлетворенными.

«ТОК», Марина Лобода.

23:36, 09.10.2011 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Владивосток → Студенты ДВФУ подрывают деловую репутацию инновационного вуза

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2019 г. Редакция: mail@vestiregion.ru.
При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Размещение рекламы на сайте.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100