«Придворные» фотографы Владивостока

До появления фотографии в каждой военно-морской эскадре имелись штатные рисовальщики, в обязанности которых входило «черчение с натуры всего касающегося моря». Имелись таковые и на судах российской Тихоокеанской флотилии.

В 1864 г. на парусном транспорте «Гиляк» в качестве художника отправился Фридрих Баганц для «снятия видов Тихого океана и, в особенности, вдоль западных берегов Японского моря». Впоследствии Баганц переходит на корвет «Варяг» для снятия видов от Камчатки до залива Петра Великого. После плавания на «Варяге» по распоряжению контр-адмирала Казакевича художник оказался на шхуне «Сахалин», занимавшейся перевозкой грузов и людей по портам Дальнего Востока. Баганц побывал на Сахалине, в Охотске, Гижиге. В октябре вернулся в Николаевск-на-Амуре, где получил предписание, в соответствии с которым предстояло сопровождать Казакевича в плавании на пароходе-фрегате «Америка». На «Америке» Баганц побывал почти во всех гаванях Дальнего Востока и стал единственным художником, совершившим кругосветное плавание. Осенью «Америка» вернулась в Николаевск-на-Амуре. В 1869 г. после потери жены, умершей при родах, надеясь притупить боль утраты, Баганц ушел во второе кругосветное плавание с отрядом капитана I ранга Константина Пилкина. На переходе из Нагасаки во Владивосток Баганц заболел, и в сентябре 1871 г. его доставляют в морской госпиталь города Николаевск-на-Амуре с диагнозом: «паралич и слабоумие с редкими прояснениями сознания».

Когда он ненадолго пришел в себя, то попросил передать свои рисунки, 51 экземпляр, управляющему Морским министерством. Моряки помогли отцу художника перевезти парализованного и потерявшего рассудок сына в Петербург, где 21 февраля 1873 г. он скончался. Художник-мореплаватель оставил после себя большое наследие. В свое время он передал в Морское министерство около ста рисунков для атласа «Западные берега Японского моря и Татарского пролива», а также подарил императору два альбома на 80 листов акварелей, за что получил бриллиантовый перстень с рубином. 

Доля рынка

С развитием фотографии рисовальщиков на флоте заменили фотографы. В 1891 г. наследника престола будущего императора Николая II сопровождал и сын одного из передовых фотографов своего времени великого химика Дмитрия Менделеева — лейтенант Владимир Менделеев, которого отец отправил развеяться после несчастной любви.

Совершая путешествие на крейсере «Память Азова», Менделеев сделал множество снимков. 30 мая 1891 г. он писал отцу из Владивостока: «Наследник очень интересуется фотографиями. До сих пор все снимки были поднесены мною Его Высочеству в альбом, за который он меня очень благодарил и просил выслать все последние работы прямо ему в Аничков дворец. Фотографический аппарат переведен на личный счет наследника и оставлен в моем распоряжении».

С развитием городской жизни стали появляться и местные фотографы. Открытие ателье требовало немалых средств по причине дороговизны аппаратуры. В 1899 г. один из японцев во Владивостоке зашел в универсам Чурина, где «заинтересовался фотоаппаратами немецкого производства, но, взглянув на цены, думать забыл о покупке». Тем не менее желание запечатлеть себя на память вызвало развитие нового бизнеса.

Значительную долю фоторынка Владивостока заняли японцы и китайцы. «Во Владивостоке решил пойти в первоклассную фотографию и там постажироваться, — вспоминал тот же японец. — От японского фотографа Найто узнал, что во Владивостоке есть три таких ателье: мастерская Подзорова на Светланской, Мацкевича на Пекинской и «Золотой Рог» на Среднепологой. Кроме того, было еще 5-6 ателье, управляемых японцами». Устроившись подмастерьем в фотоателье, стажер стал получать по 80 иен в месяц. Из китайских известностью пользовалось фотоателье Ливай, из японских — Хосита, Такеучи, Мори, Ускадо, Ямагучи, Ясуда. 

Одним из первых мастеров объектива во Владивостоке был и Карл Шульц, открывший в городе свое собственное фотоателье. Шульц, фармацевт по образованию, прибыл на Дальний Восток в 1868 г. вместе с семьями финских переселенцев на бриге «Александр II». Здесь он устроился в городскую управу, где прослужил до начала 1890-х. Фотографией Шульц увлекся уже во Владивостоке. Но, пожалуй, самым известным местным фотографом был «Придворный его Королевского Высочества наследного принца сиамского фотограф Ф.И. Подзоров».

Групповая вспышка Подзорова

Государственный крестьянин Федор Подзоров работал управляющим в фотографическом заведении Ромуальда Туккера в Харькове. В 1894 г. выкупает у хозяина студию с условием, что будет работать под фирмой Туккера. 

В 1897 г. Подзоров получает разрешение на открытие в соседнем доме собственного фотографического заведения — «Фотография Ф.И. Подзорова». В 1898 г. Подзоров внезапно продал все свои заведения и отправился на Дальний Восток. Вскоре появились великолепные, качественные и пронумерованные открытки, отпечатанные в приятном голубовато-зеленом тоне: «Привет из Порт-Артура», «Привет из Дальнего», «Издания Фот. Ф.И. Подзорова, Порт-Артур». Со временем Подзоров приобрел мастерскую в Харбине: «Фотография Ф.И. Подзорова, Харбин Собств. дом». Позднее Подзоров перебирается во Владивосток, где на Светланской в доме городского головы Федорова открывает новое фотографическое заведение, которое очень быстро завоевало большую популярность. Особенно офицеров. 

В 1909 г. фотограф получил за свои работы Гран-при и Большую золотую медаль на Международной выставке в Милане, а в 1910-м отмечен медалью выставки в Ростове-на-Дону. На его фотографических бланках этого времени красуется надпись: «Придворный фотограф Его Королевского Высочества наследного принца сиамского». В 1910 г. Подзоров решил продать свое фотографическое заведение за 2 тыс. руб., о чем дал соответствующее объявление в фотографическом журнале. 

В фотоателье Подзорова заказывали свои автопортреты известные в городе люди: профессор Восточного института Кюнер, первый бытописатель Владивостока Матвеев, владивостокский предприниматель Жариков, крупный лесопромышленник Дальнего Востока Скидельский, семьи Янковского, Шевелева, Соллогуба, Панова и многие другие. 

В советское же время Подзоров прославился как специалист по изготовлению групповых фотографий. С его визиткой были изготовлены групповые портреты сотрудников «Дальрыбы» (вместе с известным путешественником Арсеньевым), курсантов первого набора техникума водных путей сообщения, преподавателей ГДУ, делегатов различных съездов, курсов, учащихся школ. Последние снимки Подзорова датируются 1926 г. Он стал рекордным «долгожителем» владивостокской фотографии. В 1927 г. на снимках уже стоял другой штамп: «Фот. М.А.Тамм быв. Подзорова».

По просьбе фотографирующихся 

В наше время знаковой фигурой городской фотографии был Леонид Илюхин, 30 лет снимавший гостей и жителей на центральной площади Владивостока на фоне памятника Борцам за власть Советов и сам ставший «живым памятником» советского Владивостока.

Недавно построенный памятник пользовался успехом у гостей города и молодоженов, и Илюхин встал на свой «прикол» именно здесь. Основными заказчиками были влюбленные парочки, приезжающие в город на свидание родители солдат и матросов, приезжие и молодожены.

По словам самого Илюхина, через его объектив прошло девять из 10 всех жителей города. Но если в 70-х на съемки желающих он тратил по две пленки в день, то вот в 90-е одной пленки уже хватало на две недели — народ стал приходить со своими фотоаппаратами-мыльницами. У Илюхина появилась новая «работа» — по просьбе фотографирующихся нажимать на спуски их камер… Илюхин же все свои 30 лет работы оставался верным отечественным «Москве-5», «Зенитам» — которые, в отличие от импортных «Кэнонов», «Минолт» и «Никонов», не отказывали на приморском морозе.

С развитием видео исчезли дворовые фотографы и с постоянного места дежурства — Ростральной колонны на 28-м километре. С «затуханием» Вечного огня оставили свой пост и фотографы Корабельной набережной. Однако история владивостокской фотографии время от времени напоминает о себе надписью рекламы фотографических услуг с дореволюционными «ятями», периодически проявляющейся на стене здания Кунста и Альберса современного ателье по адресу Светланская, 104 на остановке «Авангард». Сколько ее ни забеливали, она все равно появлялась. Негативы, что называется, хранятся.

Юрий Уфимцев, специально для «К»

18:02, 15.10.2011 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Владивосток → «Придворные» фотографы Владивостока

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2019 г. Редакция: mail@vestiregion.ru.
При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Размещение рекламы на сайте.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100