После переаттестации находкинская полиция трудится пуще прежнего

Похоже, что это становится обыденностью. За три недели августа—сентября — три нападения на врачей. География «боевых действий» самая разная. Находка — Дунай — Владивосток. На днях сводки УВД зафиксировали очередное нападение на врачей «скорой помощи».

В этом помещении избивали врачей. За передним столом — врач-невролог Андрей кашкаров, которому тоже досталось 

Находка. Около полуночи в приемный покой Центральной городской больницы группа молодых людей втащила тело женщины. Им объяснили, что врач сейчас подойдет. Немного подождав, молодые люди кинулись в ординаторскую, свалили со стула врача-травматолога и начали его избивать. Дежурный врач-терапевт нажимал на тревожную кнопку, она не срабатывала. На помощь травматологу кинулся врач-невролог Андрей Кашкаров. «Там черт знает что творилось. Травматолога пинали ногами, повалили стол, стулья». Медперсонал трижды вызывал полицию, но она не приезжала. Прибежал молоденький охранник, которому тоже досталось. А тем временем молодые люди выскочили в коридор и начали бить стекла в дверях. Потом конечно же приехала полиция. Тут очнулась и привезенная нападавшими женщина. Она была банально пьяна. Со слов санитарки Маргариты Куликовой, женщина глупо улыбалась и повторяла, что на работе пили шампанское, запивала она его энергетиками: «Вот и впала в кому». Ее быстро отвезли в реанимацию. «У нас там металлическая дверь, — пояснил невролог, — туда бы эти не ворвались». В общем, после боя молодые люди уехали восвояси. Полиция удовлетворилась тем, что медики отказались для дачи показаний ехать в ГОВД. Евгения Смирнова, та, что после энергетиков «впала в кому», из реанимации была на следующее утро переведена в обычное отделение. Я нашла ее в добром расположении духа два дня спустя после описанных событий:

— Я ничего не пила. Только энергетические напитки. Потом впала в кому. Знаете, я все слышала, а встать не могла. Ну, в коме была. Мальчишки же меня спасали. Нет, я их не знаю.

— Они же в вашем дворе постоянно обитают?

— Да, заходят иногда. А это правда, вот медики мне говорят, что меня ремонт заставят сделать?

«Чтоб шибче бегали»

— А вот почему, когда это все появилось в интернете, никто не встретился с мальчиками? Среди них был и мой внук, — с укоризной спрашивал меня Марк Петрович Чубинский, известный в Находке общественник. — С продавцами магазина, откуда женщину забрали, поговорили бы.

Поговорила. Старшая продавец объяснила, что Женя Смирнова всю смену энергетики пила. Старшая сунула «ей водки под нос», чтобы в чувство привести. Потом «приехали мальчишки». Вызвали «скорую». Те сделали укол, ей опять стало плохо. Во второй раз «скорая» отказалась приехать.

— Мальчишки ее затолкали в машину. Мы сели и поехали.

— И вы поехали?

— Ну да. Только я ничего не видела. Как только все началось, я вышла.

— А что началось-то?

— Ну, драка…

Андрей и Александр, двое из четверых, устроивших дебош в больнице, рассказали, что врачей им пришлось ждать 15 минут. На шестнадцатой минуте нервы у парней не выдержали. «Зачем травматолога били? » — «А чего он сидит и чего-то пишет, когда люди умирают? » — «Стекла били, чтобы шибче медики бегали? » — «Да. Нам по 25–27. И что? Да, мы все четверо не работаем. Лето же. Ну, пили в этот день, но мы были нормальными, а вот врачи были пьяными. Мы требовали, чтобы их освидетельствовали, они же отказались».

— Вот представь себе такую ситуацию, — предлагаю я внуку Марка Петровича, — продают мне в магазине твоего деда плохую лопату. Он же инструментами торгует? А лопата — дрянь. Вот прихожу я к нему — и вместо слов хрясь его лопатой…

Вижу, что если бы не дед и мать, которые присутствовали при разговоре, то хряснул бы мне мальчишка сейчас не задумываясь.

— Вы какая-то неадекватная, — срывается и начинает ерзать на стуле.

— Ты чего это мне адекватность на глаз, как гаишник, выставляешь? — продолжаю провоцировать я.

— У него папа — сотрудник госавтоинспекции, — улыбнулась мама.

— Не дай бог вам на зону попасть, — несет уже парня.

Не дай бог мне с вами такими в подворотне встретиться. Мальчонка к своим 25 годам уже отсидел немаленький срок за убийство ровесника в ночном клубе и совсем недавно вышел по УДО.

— А кто из вас орал: «Вы знаете, чьи мы дети? » Кто говорил, что он Анашкин?..

Без ответа.

Для тех, кто не знает или забыл. Александр Анашкин — активный член ОПГ «Вепса», широко известной за пределами края. Эта ОПГ вошла во все учебники по уголовному праву.

Одесский шум, похожий…

Потом в находкинском ЦУВД заверяли, что все будет как надо. Все получат по заслугам. Со всеми разберутся. Выяснят, почему полиция ехала долго и все ли сделали правильно сотрудники полиции. И дознания на вызове. «Ты же не хочешь сказать, что там был сговор, у сотрудников полиции? » — настойчиво спрашивала у меня пресс-секретарь находкинской полиции Оксана Данильченко.

 
В журнале регистрации эти записи следуют одна за другой: «Евгения Смирнова — алкогольное опьянение. Виталий Кургак — сотрясение мозга». Находкинская полиция этого, видимо, не нашла
А что там было? Почему медики в один голос говорят, что, когда приехал наряд, один из парней назвал свою фамилию сотруднику. И тот, что называется, «услышал его». Не потому ли, что именно этот полицейский служил под началом папы в ГАИ? Почему медперсонал не опрашивали на месте, а было предложено (?!) проехать в полицию и дать показания? А кто в приемном покое останется? Охранник Руслан, которому в потасовке тоже прилетело?

Разбирательство с сотрудниками полиции было, о чем меня письменно уведомили: «По его результатам действия полицейских Отдела МВД России по городу Находке признаны правомерными и отвечающими всем требованиям закона о полиции. Прибывший на вызов наряд полиции задержал молодого человека, находившегося неподалеку от одного из корпусов медицинского учреждения, схожего по приметам с подозреваемым. При опознании сотрудники приемного покоя сразу опознали нападавшего на врача-травматолога, а также разбившего стекло в двери. В ходе допроса нарушитель правопорядка пояснил: «Привез в приемный покой женщину без сознания. Положил ее в коридоре приемного отделения на кушетку и попросил врачей осмотреть ее. В течение 20 минут врачи приемного отделения не оказывали никакой помощи женщине. Тогда он разозлился на бездействие со стороны врачей и ударил кулаком по дверному стеклу. В результате удара стекло разбилось. Больше он никаких действий не производил, телесные повреждения врачу не наносил». В ходе проверки также было выяснено, что информация, озвученная медицинским персоналом приемного покоя о «кровавом избиении», не подтверждается. При визуальном осмотре сотрудники полиции не увидели ссадин и кровоподтеков у врача-травматолога. Его спецодежда (халат) был чиста, без каких-либо следов крови. Кроме того, врач-травматолог собственноручно написал заявление об отказе от дальнейшего разбирательства». В общем, «сам дурак».

С 27-летним травматологом Виталием Кургаком мы разговаривали в ординаторской.

— Мне противно. Противна реакция руководства. Противно вспоминать, как вели себя сотрудники полиции. Эти … орали, что они там чьи-то дети. Они даже представить себе не могут, кого мы с того света вытаскиваем.

Говорят, что на утренней планерке, выслушав сообщение о нападении, главный врач больницы сказал: «Время такое... Всех бьют…» Врачи молчать не стали. И что толку? Молчит общество. Наконец-то обыватели нашли причину своей нищеты, неустроенности, бесправия и вечной угрозы их жизни.

Но не это самое удивительное. Удивительнее всего то, что молчит профессиональное сообщество. Видимо, все ждут, когда начнут убивать. Такие вот альфа-самцы, как эти, «мальчишки», пишет "НГ во Владивостоке".

12:21, 22.10.2011 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Горячие новости → После переаттестации находкинская полиция трудится пуще прежнего

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2019 г. Редакция: mail@vestiregion.ru.
При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Размещение рекламы на сайте.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100