Смертельное напутствие по-приморски

Год тому назад в селе Вознесенка Хорольского района на проводах в армию подрались двое граждан — один из них теперь на кладбище, а другой — в колонии строго режима.

Казак Александр Жейда

«…Ссора, возникшая на почве внезапно возникшей личной неприязни…» — эта фраза очень часто встречается в протоколах полиции и информационных сообщениях о так называемых бытовых происшествиях, вплоть до убийств. Так и в этом случае: нынешний осужденный Александр Жейда, житель поселка Ярославский, которому на тот момент было 18 лет, попал на 10 лет в колонию за то, что во время проводов в армию своего друга до смерти избил его соседа — сорокапятилетнего Евгения М., который, по официальной версии, хотел «сказать призывнику напутственное слово»…

Рукопашный бой

В ночь с 31 октября на 1 ноября прошлого года на улице Ильича в селе Вознесенка Хорольского района в одном из домов далеко за полночь горел свет и звучала громкая музыка. Но соседи не возмущались: в том доме провожали на срочную службу в ряды Вооруженных сил парня, и по давней традиции на проводы пришли друзья призывника, кое-кто со своими девушками. Пили спиртное, танцевали, веселились, как могли. Ближе к полуночи перебрались из дома во двор, в так называемую летнюю кухню, и продолжали застолье уже там: утром призывника ждал районный военкомат, и провожать его в райцентр должны были самые стойкие.

Александр Жейда, восемнадцатилетний студент профессионально-технического училища, жил в этом селе у бабушки, хотя дом его был в Ярославском (для тех, кто не бывал, поясню: Вознесенка и поселок — почти одно целое). Жейда был парнем спортивным и, что называется, позитивным: он работал, не злоупотреблял спиртным, не был замечен в «баловстве» коноплей, не имел проблем с законом (лишь однажды привлекался к административной ответственности за ДТП, в котором никто не пострадал), зато вступил в казачество. Именно его спортивные достижения и сослужили Александру скверную службу: парень занимался рукопашным боем, а навыки и физическая форма вполне позволяли причинить Евгению М. тяжкие травмы, от которых потерпевший скончался в больнице, так и не придя в сознание. Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, у потерпевшего были сломаны подряд пять ребер с левой стороны, а главное — ряд ударов в голову повлек ушиб головного мозга и кровоизлияние, ставшие причиной смерти. И кто, как не Жейда, подготовленный боец рукопашного боя, мог нанести жертве такие удары?

Но с чего же вдруг мирный вроде бы парнишка набросился на незнакомого взрослого мужика, годящегося ему в отцы? Обвинительный приговор, построенный в основном на подробных показаниях матери и сожительницы потерпевшего Евгения М., гласит, что Жейда жесточайшим образом избивал ногами лежавшего на земле без сознания мужчину, абсолютно беспомощного, и даже мольбы очевидцев — матери и сожительницы — не остановили изувера. Но если вспомнить, что этот «изувер» сам притащил мужчину к его же дому, то верится в это с трудом — неужто, оставив друзей и застолье, парень поволок избитого к нему же домой, чтобы на глазах его близких добивать, «зарабатывая» себе тюремный срок?

Напутственное слово

Как явствует из приговора, вынесенного судом Хорольского района в июле нынешнего года, тот самый сосед призывника, Евгений М., слыша громкую музыку и зная, что соседского парнишку провожают в армию, несколько раз порывался пойти на проводы. По официальной версии — чтобы сказать призывнику слова напутствия. Но как вы думаете, уважаемые читатели, так ли уж необходимы призывнику «напутствия» ранее судимого, нигде не работающего соседа, пьяницы и дебошира? А потерпевший Евгений М. был именно таким: в 2003-м был осужден за выращивание конопли, затем был фигурантом уголовного дела за угрозы убийством своей родной матери, да и вообще его личность была хорошо известна местным правоохранителям. Но в приговоре суда потерпевший характеризовался положительно: мол, да, выпивал, но был миролюбив, дебоширил исключительно в кругу семьи, а с посторонними не конфликтовал и не был инициатором драк…

Вполне возможно, что так всё и было. Но мама погибшего Евгения М. и его гражданская жена Елена Ш. могли и запамятовать, например, прискорбный факт, имевший место 12 июня 2010 года, когда в районной милиции зафиксировали вызов сожительницы Евгения М., сообщавшей, что драка ее мужа с неизвестным мужчиной происходит прямо у их дома! А ровно через два месяца, 12 августа, зафиксирован вызов уже от мамы, Нины Владимировны М., — о том, что сын, Евгений М., спьяну устроил дома дебош. И это несмотря на то, что уголовное дело по статье «угроза убийством» возбуждалось лишь год назад, в июле 2009-го. Ввиду этих упрямых фактов заявления близких потерпевшего об исключительном его миролюбии и неконфликтности надо оставить на их совести. А равно и на совести суда.

Однако, возвращаясь к событиям той роковой ночи с 31 октября на 1 ноября 2010 года: идут проводы, застолье, а в соседнем доме мается выпивоха — рядом ведь люди добрые пьют водку и пиво, а его не угощают! Как такое пережить? И он уже за полночь отправляется к соседу со своим «напутственным словом». Там Евгений М. начинает стучать в калитку и звать призывника, Дениса К., но к нему выходит Александр Жейда. С вопросом: «Чего тебе, мужик? »…

Будущий потерпевший Евгений М., который, вполне возможно, остерегался конфликтовать с ВЗРОСЛЫМИ односельчанами, видимо, будучи неоднократно бит, видит перед собой пацана. И ведет себя соответствующе: как показывают свидетели из числа гостей на проводах, он кроет Жейду матом, пытается оттолкнуть, а затем бьет по лицу, разбивая губу. Александр Жейда в ответ наносит, как он утверждает, два удара по лицу. Потерпевший падает и теряет сознание. К этому моменту на шум уже вышли еще несколько парней из числа гостей на проводах. Они видят два больших ножа, которые Евгений М. прятал под курткой — на суде прозвучит, что изготовлением ножей Евгений М. «подрабатывал» — и эти ножи один из парней отбрасывает подальше. (Через несколько дней ножи разыщет отец призывника, отдаст их следователю, и они станут вещдоками в уголовном деле). Но Александр Жейда не стал лгать, что Евгений М. ему ножом грозил — парень сказал правду: потерпевший ругался матом, толкался, ударил кулаком в лицо, получил сдачи.

Но возникает вопрос: всякий ли миролюбиво настроенный сосед, идя сказать призывнику доброе «напутственное слово», прихватывает с собой два больших самодельных ножа (типа мачете, по выражению свидетеля) и прячет их под курткой? Или другой вопрос: два ножа под полой должны свидетельствовать о миролюбии и неконфликтности их явно нетрезвого обладателя? 

Приговор

Как Александр Жейда и его жертва оказались у дома Евгения М., где Жейда его «безжалостно избивал», по свидетельству близких потерпевшего? А просто: когда у дома призывника Жейда нокаутировал противника, то его совместными усилиями попытались привести в чувство, но не смогли. И тогда Жейда …потащил Евгения М. к нему домой, предварительно выяснив у друзей, что это сосед, живущий неподалеку. Просто бросить мужика на улице парень счел неправильным — ведь еще 23 февраля 2010 года Александр Жейда в пос. Ярославском звонил в «скорую», чтобы сообщить о замеченном им на улице пьяном мужчине, который по позднему зимнему времени мог замерзнуть. И этот факт также зафиксирован в райотделе. А тут хоть и не зима еще, но тоже, как говорится, не май месяц. И парень тащит мужика, которого сам только что и побил, к нему домой! А у дома Евгения М. начинается непонятное…

По свидетельству матери и сожительницы потерпевшего, они выскочили на лай собаки. Увидели жуткую картину: некий молодой человек зверски пинает ногами лежащее на земле у скамейки, практически обнаженное и окровавленное тело их сына и мужа! Жестокое избиение, по словам свидетелей обвинения, продолжается несколько минут — неизвестного истязателя, в котором они позже опознают Александра Жейду, не останавливают даже мольбы матери Евгения М., которая накрывает голое и окровавленное тело сына принесенным из дома одеялом и ложится рядом с ним на землю, прикрывая собой от ударов разъяренного изверга!
Таковы слова. Каковы же факты? Факты следующие: Александр Жейда, оттащив Евгения М. к его дому, вернулся к друзьям. Откуда стал звонить в милицию, а когда милиция прибыла — сел к ним в машину, где и был опрошен, но не задерживался. Его одежда — джинсы и пальто — была со следами крови, как позже покажет экспертиза, частично — крови жертвы, частично — самого Жейды из разбитой губы. При этом на ботинках, которыми он бил окровавленное тело потерпевшего, экспертиза обнаружила кровь …только самого Александра Жейды! А крови потерпевшего — не обнаружила. Как такое может быть? Хороший вопрос, которым не задался суд.

Эти факты позволяют выстроить картину, которая не вяжется с версией свидетелей обвинения. По ней Жейда нанес потерпевшему пару ударов в ходе обоюдной стычки, после чего оттащил к его дому и усадил там на скамейку у ворот (на скамье остались следы крови потерпевшего, хотя тело его было обнаружено медиками «скорой» на земле между скамьей и калиткой). Затем парень вернулся, поведал свою версию истории друзьям — очевидцами инцидента были не все из них — и сам же позвонил в милицию. Скрываться не пытался. Оговаривать погибшего, упоминая его ножи, которыми тот мог угрожать, — тоже не стал. Вел себя как нормальный и адекватный человек. А вот в показаниях свидетелей обвинения Александр Жейда предстает совсем другим, хладнокровным и безжалостным: он бьет смертным боем лежачего и беззащитного прямо на глазах его родных, куда его сам же и притащил! Почему Жейда не продолжил расправу у дома Дениса К.? Боялся, что его увидят за этим делом? Так у дома жертвы он свидетелей почему-то не стеснялся…

Суд, однако, на таких деталях внимание не заострял. Через весь приговор проходит контекст: подсудимый Жейда — агрессивный, ему лишь бы подраться; потерпевший — был не конфликтен, одна беда, что выпивоха. И приговор — 10 лет колонии строгого режима. Состав преступления по ч. 4 ст. 111 УК РФ в данном деле налицо — неважно даже, сколько именно ударов нанес Жейда Евгению М, важен результат этих ударов, а именно — летальный исход. Жил человек — и не стало.

Но несколько удивляет подход нашего правосудия. Потому что, например, в городе Партизанске буйного пьяного гражданина, тридцативосьмилетнего Вячеслава С., в ночь на 1 июня 2010 года «успокаивали» родственники его сожительницы. И так «успокоили» — сперва кулаком по лицу, а потом уже лежачего несколько раз головой о бетонную отмостку у водоразборной колонки — что буйный гражданин С. скончался в больнице. Но дядя его вдовы, который как раз и «успокаивал» разошедшегося буяна, был осужден не по ч. 4 ст. 111 УК РФ, а по куда более мягкой ч. 1 ст. 108 — и отделался полутора годами условно. А ведь у Вячеслава С. тоже осталась престарелая мать… Но, в отличие от Евгения М. с его двумя ножами-мачете, у Вячеслава С. был топор, и он шел не сказать «напутствие» соседу, а вернуть домой сбежавшую к родне сожительницу. 

Необходимая мораль

Выводы из этой истории каждый волен делать сам: приговор Александру Жейде вступил в силу, и речь о «влиянии на суд» идти не может. А вот о чем следует вести речь, так это о беспричинных смертях россиян, обычно — в пьяном угаре. Поскольку «личная неприязнь» у незнакомых людей возникает, как правило, при распитии спиртного. И о законных и гуманных методах разрешения таких конфликтов во хмелю никто и не вспоминает. А когда вспоминают, бывает уже поздно: кто — за решеткой, кто — в больнице или вовсе на кладбище. Из-за чего, собственно, сограждане?

Виктор Булавинцев.

16:39, 20.11.2011 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Криминал → Смертельное напутствие по-приморски

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2019 г. Редакция: mail@vestiregion.ru.
При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Размещение рекламы на сайте.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100