Приморский край: стоит ли расширять заказник до национального парка?

За последний месяц произошло несколько событий на «Земле Леопарда» и вокруг нее. В конце декабря прошлого года нашли мертвого (скорее всего, убитого) леопарда на так называемой особо охраняемой территории — в заказнике «Леопардовом». По словам очевидцев, труп был уже весьма несвежий, сразу определить причину смерти не удалось… 

Примечательно, что леопард был с радиоошейником, да не простым, а спутниковым — то есть научная группа, занимавшаяся этим радиотрекингом, могла отследить местоположение зверя, не выходя из лаборатории, по компьютеру. Как же надо было следить, если труп с ошейником пролежал около месяца, и никто не обеспокоился, что зверь неподвижен? Ясно, конечно, что радиотрекинг никак леопардов от браконьеров не защитит, все разговоры на эту тему — просто наукообразная болтовня для получения грантов. Но что интересно — почти не обратили внимания, что леопард убит на особо охраняемой природной территории (ООПТ), а значит, чего стоит такая охрана? Просто все привыкли, что охрана в ООПТ никакая…

За неделю до находки погибшего леопарда прошла так называемая комплексная проверка заповедника «Кедровая падь» и заказника «Леопардового» приморским Росприроднадзором и природоохранной прокуратурой. Примечательно, что это была первая за двадцать лет проверка заповедника какими-либо контролирующими органами! Возможно, конечно, формально какие-то проверки и происходили, но всё только за столом в конторе. Да и эта была немногим лучше. Никакого контрольного маршрута с целью посмотреть ситуацию на месте, оценить браконьерский и антропогенный пресс на территории, сколько-нибудь удаленной от кордона, не проводилось. А особенно важно было бы сравнить происходящие изменения на территории 90 лет назад, когда заповедник создали, и 60 лет назад, когда расширили за счет площадей, начисто вырубленных, с тысячелетней историей антропогенного воздействия. Тогда можно было бы увидеть, что имеет место не прогресс сохранения природы, а деградация, остепнение и опустынивание территории, на которой была вырублена тайга.

Удалялись ли представители контролирующих ведомств от конторы заповедника в лес, не знаю, вряд ли... На кордоне прошли только от машины до помойки — санитарное состояние заповедника, видите ли, важнее охраны. Об охране заповедника мне, старейшему леснику, не задали ни одного вопроса! Зато долго дискутировали: где же граница проходит? «Этикетки»-то, обозначающие существование заповедника, стоят не по границе, а там, где удобнее было подъехать на машине. Я пытался рассказать, что заповедник и заказник практически не охраняются. Границу природного массива пересекают десятки браконьерских троп и автомобильных дорог, по которым злоумышленники совершенно беспрепятственно проникают на территорию. Делают это, когда хотят и сколько хотят, и только две дороги прикрыты кордонами... 

Отдельно следует сказать об охране заповедника и заказника вообще. Охраняют путем патрулирования территории на машинах или пешком, где нет дороги. В обоих случаях это патруль на авось — авось браконьер будет настолько глуп и неосторожен, что попадется навстречу патрульной машине или пешей бригаде. По тому, какую площадь может контролировать патруль, — эффективность такой «охраны» меньше 0,01 процента. Начальство предпочитает оценивать работу инспекторов охраны не по сохранению природы, не по числу учтенных леопардов и объектов их охоты — оленей и косуль — а по количеству протоколов, составленных на задержанных нарушителей. Тем самым инспектор оказывается заинтересованным в возможно большем количестве браконьеров на ООПТ! А за убитых леопардов и оленей не отвечает никто, не с кого спросить — от инспектора и начальника охраны до министра!

Всё бы ничего, обычная бюрократическая имитация бурной деятельности. НО! Надо же случиться такому совпадению — в то же самое время, в предновогоднюю неделю, в районах, в которых обитает леопард, прошли так называемые общественные слушания по поводу преобразования заказника «Леопардовый» в национальный парк. Никаких сообщений в СМИ до того не было, я смог узнать о слушаниях только после того как они прошли — из сообщений по телевидению. То есть это был обычный бюрократический междусобойчик. Вроде бы как собираются расширять особо охраняемую природную территорию, коей являются заказник и нацпарк. Что там говорили другие — узнать из репортажа было невозможно. И совершенно нет разницы, как оно называется: парк или заказник — пока продолжается нынешняя система поощрения браконьерства вместо реальной охраны, леопардам лучше не будет.
Пример погибшего леопарда не единственный, просто этого нашли, и факт обнародовали. А сколько гибнет каждый год на территории заказника и заповедника, одному богу известно! И пока что, на мой взгляд, все трансформации ООПТ — просто пыль в глаза, создание конторы типа незабвенной «Рога и копыта».

Гурий Яснецкий, лесник заповедника «Кедровая падь», эколог.

16:27, 22.01.2012 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Приморье → Приморский край: стоит ли расширять заказник до национального парка?

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2017 г. Редакция: mail@vestiregion.ru.
При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Размещение рекламы на сайте.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100