Сколько ждать обещанного?

Есть программа, сформулированная Владимиром Путиным в предвыборных статьях. Выдано много обещаний, о которых избиратели после всего, что было, не забудут. Будет ли соответствовать им состав нового правительства? Уже по нему люди будут судить, ждут нас перемены или всё покатится по старой колее…

Мы давно привыкли, что у нас свои тянут своих, и гораздо менее важно, кто что умеет. При Брежневе было время «днепропетровских», при Горбачёве под звёзды Кремля потянулись кадры из Ставрополья. Сейчас времена питерских. Многие из них обосновались не только в центре, но и во главе крупных компаний, предприятий, университетов.

Так бывает и в других странах. Опираться всегда лучше на тех, кого знаешь. Так что не стоит упрощать проблему. Но важен баланс. В том же СССР кадровая политика строилась снизу доверху чётко: люди могли рассчитывать на рост, резерв кадров был не только на бумаге. Это позволяло стране держаться довольно долго, создать потенциал, который не проеден до сих пор.

Сейчас расклад в элите более сложен, есть ряд кланов, групп влияния, опирающихся на миллиарды долларов, целые отрасли. Этого Путин и Медведев не могут не учитывать, формируя команду, которая бы обеспечила выполнение данных народу обещаний. При этом они должны понимать, что если всё останется, как было, последствия будут серьёзными.

Есть признаки, что они понимают это. Но в какой мере? Пока среди кандидатов на высокие посты чаще всего мелькают фамилии из старой колоды. Вопросы, куда передвинут Сечина или что будет с Сердюковым, обсуждаются активно. А вот о новых лицах ничего не слышно. Пока? К тому же, похоже, отбор ведётся преимущественно из числа представителей «победившей партии». Хотя, если есть разумные люди в других партиях или беспартийные, почему бы не пригласить их в правительство?

Обращают на себя внимание и другие детали. Например, перед отставкой экс-губернатор Подмосковья Борис Громов был награждён орденом. Его сменщик Сергей Шойгу корректно отозвался о предшественнике: он-де заложил «хорошие основы для развития», но заметил, что среди его собственных приоритетов – активная борьба с коррупцией, дорожные вопросы, работа с детсадами и обманутыми дольщиками… Так какую основу заложил Громов?

Не очень вяжется всё это с тезисом о равенстве всех перед законом, о борьбе с коррупцией, невзирая на лица. Отсюда вопрос: предвыборные обещания – это пиар, что много раз случалось в последние десять лет? Или всё-таки мы увидим практические действия, а не только правильные слова и запоздалые законодательные инициативы?

Нашу газету, естественно, особо волнует положение дел в культуре. Важно, кто станет министром. Много лет министерство возглавлял Михаил Швыдкой, который при том, что знал эту сферу, оставлял впечатление преуспевающего шоумена, а не государственного деятеля. До сих пор не разберутся с финансами за ремонт Большого театра, который начался при нём и изобиловал скандалами. Где же Михаил наш Ефимович? Он – спецпосланник президента. Швыдкого сменил культурный, высокообразованный специалист, музыкант Александр Соколов. Проработал недолго. Поставили другого Александра – Авдеева. Но он дипломат, а это другая школа. Опять «пролёт».

Сейчас всякое говорят. Даже то, что министром культуры станет кто-то из руководителей ведущих телеканалов. Как это понимать? Ведь в обществе не ослабевает недовольство телевидением, насквозь поражённым коммерцией. Так что, надо перенести те же методы на всю сферу культуры?

Недавно на встрече с министром премьер велел не жалеть средств на Пушкинский музей, на БДТ в Питере, а это миллиарды рублей. Ура? Но как быть с тысячами и тысячами работников театров, концертных организаций, филармоний, библиотек, музеев, детских учреждений культуры, которые тянут свою просветительскую лямку за нищенские оклады?

Так, может, давайте сначала дадим задышать большинству учреждений и работников культуры, а потом возьмёмся за БДТ?

Дождёмся ли мы министра, который может не только кивать в знак согласия? Иного стиля взаимоотношений между ним и премьером?

На днях ушёл в отставку президент Венгрии – «всего лишь» за то, что списал докторскую диссертацию. Для нас это – курам на смех. У нас на самых высоких постах (в том числе в армии, других силовых структурах, превратившихся, по сути, в ООО или фирмы по распилу бюджета) можно безнаказанно транжирить сотни миллионов…

Путин любит повторять, что бездумным смещением с постов, кадровой чехардой можно только навредить. Справедливо. Но когда чиновников перемещают по вертикали и по горизонтали, а в сумме всё остаётся по-старому, это тоже по меньшей мере неправильно. Особенно когда речь идёт о вопиющих вещах.

Милиция стала полицией. И министр внутренних дел Рашид Нургалиев, рапортуя о завершении переаттестации сотрудников, уже видел коррупцию в органах только за своей спиной, в том смысле что она осталась в далёком прошлом. Всех сильно насмешил. Скандалы в Казани, непонятная ситуация с отставленным генералом Суходольским говорят, что нужны более серьёзные, решительные, кардинальные изменения, прежде всего кадровые. А министр заявляет, что готов продолжить работу, если позовут. Участок этот – не позавидуешь, но все заждались капитальных перемен.

Как и в Генпрокуратуре. Всем очевидно: больная сфера. Генпрокуратура долго не сдавала подмосковных прокуроров, попавшихся на крышевании казино, фактически позволила скрыться самому наглому из них в Польше. Теперь просим вернуть обратно. А одиозное противостояние со Следственным комитетом РФ! Однако президент страны минувшим летом продлил срок полномочий генпрокурора. А сколько ещё будут раздражать общество своими прожектами братья Фурсенко?

Да, кадры надо беречь, с ними надо работать, однако должны быть границы терпимости.

Определил ли их Владимир Путин? И какие сделал выводы из протестов людей, которые возмущаются именно этим – повсеместной несправедливостью, а также вседозволенностью представителей различных ветвей власти, их безнаказанностью, подчас даже в случаях совершения достаточно тяжёлых преступлений?

Отдельный вопрос – идеологические установки правительства. Есть либеральная точка зрения на развитие страны, есть позиция государственников. Трудно понять, что мы строим. Капитализм? Или медленно отгребаем туда, где уже были, – в социализм? Но ведь ясно, что и то, и другое – прошлое. И нынешняя компартия с красными флагами, катастрофизмом, приевшимися ярлыками и лозунгами, и тени Гайдара с их культом рынка, макроэкономики и полным пофигизмом к положению большинства граждан.

Всё-таки идеологически определяться придётся, надо ясно и чётко определить самим лидерам, а потом недвусмысленно объяснить стране. Во всех сферах нужны не безмерные вложения в фантастические мечтания, но вложения в те строительные, образовательные, научные и другие проекты, которые помогут гражданам почувствовать себя хорошо, комфортно в своей стране. Когда бы они имели достойное жильё, не боялись рожать детей, а потом отпускать их на службу в армию, не страшились ночью ходить по улицам, а днём на приём к врачу или консультацию к юристу, не опасались летать на самолётах и плыть на кораблях, не думали бы, сколько выложат за учёбу ребёнка или за похороны бабушки. А параллельно были уверены, что танки наши (наши!) быстры, а ракеты полетят на Марс, не сбиваясь с орбиты.

Так что надо определяться наконец. Готов ли избранный президент к серьёзным переменам или заботится о том, как бы не обидеть кого-то из ближнего круга. Люди ждут, но долго они ждать уже не могут и не будут, пишет Владимир Сухомлинов в «Литературной газете».

Насколько новым будет новое правительство?

Вячеслав ТЕТЁКИН, член президиума ЦК КПРФ:

– Сильно сомневаюсь, что правительство будет новым в истинном смысле слова. К сожалению, последние 20 лет ни одного нового правительства не было. Все были повторением Кабинета министров г-на Ельцина. Не только по сути, но и по персональному составу. Политика с 1991 года остаётся неизменной. Оголтелый либерализм и рыночный фундаментализм, которые ныне драпируются «украшениями» в виде высокопарных деклараций о защите национальных интересов и о патриотизме.

То же относится к персональному составу. После 1991 года мы видим во власти фактически одни и те же лица. Даже г-н Кудрин, который превратился чуть ли не в оппозиционера, по-прежнему котируется аж на пост премьер-министра. Так что говорить о серьёзных переменах не приходится. Возможны косметические изменения как по риторике, так и по некоторым персоналиям. Но суть курса, заданного Ельциным, останется неизменной.

Сергей ТЕН, депутат Госдумы РФ, фракция «Единая Россия»:

– Правительство претерпит изменения. Во-первых, есть новый гражданский заказ. Время диктует открытый диалог власти и гражданского общества, людей не устраивает позиция сторонних наблюдателей, они созрели для конструктивного диалога, готовы брать на себя часть ответственности за будущее.

Возрастёт роль экспертного сообщества, «Открытое правительство» встроится в алгоритм принятия решений. Однако убеждён, что у «общественного контроля» должны быть не только права, но и обязанности. Необходимо исключить популизм и «охоту на ведьм». В сухом остатке – эффективность власти, борьба с коррупцией и бюрократией. С экономической точки зрения – время развития и выбора более современных приоритетов. Следует усилить региональную политику, не рассматривая её в отрыве от политики национальной.

Пришло время кадрового обновления, смены поколений. Правительство обязано быть мобильным, открытым, профессиональным.

08:14, 13.04.2012 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Главная тема → Сколько ждать обещанного?

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2018 г. Редакция: mail@vestiregion.ru.
При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Размещение рекламы на сайте.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100