Выжить нельзя умереть: послесаммитовская экономика Приморья страдает от нехватки средств

Послесаммитовская экономика Приморья страдает от нехватки средств. Обороты бизнеса снижаются, в то время как дебиторская задолженность растет. Съеживаются объемы продаж в некоторых отраслях. То, что еще какое-то время назад казалось случайностью, чем-то временным, на глазах становится постоянным. Все это происходит на фоне разговоров о якобы надвигающемся очередном финансово-экономическом кризисе. Реально ли подобное развитие событий, ведь многие еще не восстановились после предыдущего?

«В любой предкризисной ситуации бизнес замедляет экономическую активность, выводит деньги из длинных проектов, повышает ликвидность активов. Эти тенденции мы сейчас и наблюдаем повсеместно в стране и в Приморье — в частности. В Приморье это наиболее заметно после всплеска активности, связанной со строительством объектов к саммиту АТЭС», — сказал Алексей Сотников, управляющий партнер Релиз-КонсалтингГрупп.

Стоит отметить, что ожидания, которые были перед саммитом у местного бизнеса, во многом не оправдались. Далеко не все получили ту финансовую отдачу, на которую рассчитывали. «Пульс» бизнеса, который измеряется не только количеством новых предприятий, но в первую очередь их оборотом и инвестициями в собственное будущее, в Приморье слабенький.

«И сегодня идет возвращение к тому положению вещей, которое наблюдалось до саммитовских строек. Но напрямую увязывать успешность всего приморского бизнеса со стройками саммита АТЭС нельзя. Одно дело, если мы говорим, например, о строительном секторе, для которого сейчас стало меньше заказов. Но ведь есть целый ряд отраслей, которые саммит практически не затронул», — отметила Елена Бакланова, и.о. управляющего Приморским отделением ОАО «Сбербанк России».

Нездоровый тренд

А как чувствует себя банковский сектор — эта кровеносная система экономики? «Потребительское кредитование растет, что, к сожалению, имеет и негативную сторону: наблюдается рост удельного веса «плохих» кредитов. Однако сравнивать эту ситуацию с той, что была в 2007—2008 гг., некорректно, все-таки кризис 2008-го банкиров очень многому научил», — утверждает Бакланова. 

о данным Национальным бюро кредитных историй (НБКИ), общий объем просроченной задолженности населения в стране по кредитам на начало апреля составил 647 млрд руб., увеличившись с начала января на 8,9 %. По оценкам экспертов, практически каждый десятый потребительский кредит просрочен. Но банки продолжают наращивать кредитные программы, потому что для них важнее ежемесячный рост выплат. Причина — банки «сидят» на потоке денег и зачастую закрывают глаза на рост просроченной задолженности, если приток наличности за счет новых кредитов растет. И пока до точки кипения далеко. «По информации Росстата, происходит сокращение розницы, хотя потребительское кредитование не замедлилось. Видимо, в поведении населения что-то изменилось. Кризис ли это? Скорее «мелкие неприятности», которые даже на рецессию не тянут», — подчеркивает Сергей Митрофанов, первый вице-президент группы компаний «В-ЛАЗЕР».

Тем не менее первые признаки финансовой дестабилизации кое-где видны. «Наша компания ощущает недостаток средств. Проверенные временем и делами многие наши партнеры (строители и предприятия по переработке металла, которые работали с бюджетами) не могут оплатить наши счета. Им должен бюджет. Т.е. просроченная дебиторская задолженность и деньги не работают, — признается Галина Шкарупа, генеральный директор ООО «Восток-ИнвестСталь». — Также период «размещение заказа — подписание спецификации — поступление денег (оплата счета)» составляет сегодня от одного до трех месяцев, а в 2010— 2011 гг. все решалось в пределах пяти рабочих дней. Да и самих заказов стало значительно меньше. Объем продаж в 1-м квартале 2013 года против аналогичного периода прошлого сократился на 30%».

Сергей Митрофанов: «После саммита АТЭС входящий денежный поток Приморья снизился, только не следует путать суммарные объемы финансирования при строительстве объектов АТЭС с «сухим остатком», который остался в крае. При этом я имею в виду не только и не столько намеки со стороны Счетной палаты о нецелевом использовании какой-то части средств из общего бюджета АТЭС, но и саму структуру генподрядчика и субподрядчиков при возведении, например, моста на остров Русский. Какая часть сметной стоимости осталась у генподрядчика, а какая «добралась» до приморских компаний? Сколько вообще таких компаний в Приморье? Какая часть полученных средств ушла обратно в федеральный бюджет в виде налогов, а сколько пришлось выплатить иностранным поставщикам оборудования, стройматериалов, услуг? »

Выдавливают и отжимают

Некоторые опрошенные предприниматели уверены: настоящий кризис возможен.

«В Приморье и без кризиса (по данным опроса бизнесменов всех федеральных округов) самым существенным ограничением бизнес считает трудность доступа к земле, ни в каком другом регионе предприниматели не ставят эту проблему на первое место, — сказал Митрофанов. — Проблема номер два, по мнению бизнеса, это теневой сектор, а на третье место бизнесмены Приморья ставят коррупцию. Эти три язвы в случае кризиса могут обернуться уходом капитальных вложений (инвестиций) в другие края, но, может, нам повезет, и хлынет поток дешевых товаров из Китая в центральную часть России, как это однажды удалось использовать компании «В-Лазер» после краха «Лемон-Бразерс» в 2008 году? »
Ожидается также перераспределение средств. «Львиная доля денег в кризис превратится в «кэш». Это объективно. Что касается перераспределения денег между отраслями, то это имеет место быть. Переток идет из более рискованных областей в менее», — считает Сотников. Но главная опасность сегодня для края — исход бизнеса. Виновата в этом в большей степени среда, в которой предпринимателям приходится существовать.

Галина Шкарупа: «В чем причина? Отсутствие уверенности в том, что не отберут, что будут условия заработать. Кроме того, в Приморье зашло много московского капитала. Он сегодня выдавливает и отжимает приморский бизнес».

В результате бизнес в Приморском крае сегодня превращается порой в чемодан без ручки. И нести тяжело, и бросить жалко. Причем чем дальше, тем хуже. Виктор Зуй, индивидуальный предприниматель: «С каждым годом объем вложенных в дело сил, энергии, времени и денег растет. А усилий по поддержанию компании почему-то требуется все больше. Количество не переходит в качество. Банкиры уверяют, что получить кредит с низкой процентной ставкой сегодня не проблема даже для недавно возникшего малого предприятия. А чиновники не забывают напоминать о программах господдержки, снижающих риски финансово-кредитных учреждений при кредитовании предпринимателей. Однако в реальной жизни эта глянцевая картинка почему-то превращается в карикатуру. В результате все стагнирует: торговля, сельское хозяйство, ни о каком развитии производства речи не идет. Торговые центры пустуют потому, что покупательная способность не растет. У меня друг много лет занимается торговлей. Говорит, что оборот в рублевом эквиваленте не изменился. А вот количество проданного товара все падает и падает. Чтобы выжить, ему приходится повышать цены».

Что делать, к чему готовиться? 

По мнению экспертов, время экстенсивного роста давно позади. А потому выход только в повышении производительности труда, ориентации на внутренние рынки, а также в развитии малого бизнеса. 
«Ведь даже те мощности, что сегодня есть в Приморье, не используются на 100%, а доля малого бизнеса в экономике в два раза ниже, чем в развитых странах. Опять-таки перспективы Приморского края сегодня выглядят намного лучше, чем в 1998 г. Другое дело, что реализовать имеющийся потенциал пока не получается. Но, подчеркиваю, текущая экономическая конъюнктура, как бы ее ни называли, не мешает сотням приморских компаний успешно развиваться и расширять географию бизнеса», — сказала Бакланова.

Сергей Митрофанов: «Кто виноват и что делать — извечные вопросы! Надо понять простую вещь: даже располагая неограниченными запасами нефти и газа, невозможно обеспечить устойчивый рост сырьевой экономики на долгосрочной основе. Пока цены на нефть росли, рост экономических диспропорций никого не волновал, а теперь 70% экспорта РФ приходится на нефть и газ, а ведь в СССР было обратное соотношение, и то была слышна критика относительно «сырьевого флюса» советской экономики. В чем же причина таких «скучных» экономических тенденций? Их две: нет стратегии и нет идеи. Царь-батюшка не занимался «ручным управлением», но зато во Владивостоке был порто-франко, этот единственный указ стоил всех вместе взятых программ по развитию Дальнего Востока».

Сергей Баталов, «Конкурент»

15:00, 12.06.2013 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Владивосток → Выжить нельзя умереть: послесаммитовская экономика Приморья страдает от нехватки средств

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2017 г. Редакция: mail@vestiregion.ru.
При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Размещение рекламы на сайте.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100