Мэрия Владивостока отказывает детям войны даже в девяти квадратных метрах для памятника

Сегодня инициативная группа с уже готовым макетом памятника, который создал известный скульптор Эдуард Владимирович Барсегов, собирается вновь идти в администрацию Владивостока – добиваться, чтобы для него был выделен крохотный земельный участок. 

Инициаторы установки памятника подчеркивают, что они не просят никакой финансовой или материальной помощи от властей: на текущий момент собственными силами на установку памятника собрано 500 тысяч рублей. Единственный вопрос, который необходимо решить − это получить разрешение на установку монумента, посвященного детям Великой Отечественной войны.

Уже больше года инициативная группа вместе с председателем Владивостокского отделения всероссийской организации «Дети войны» Андреем Ищенко пытается создать в нашем городе памятник, посвященный детям войны, чтобы увековечить заслуги тех, кому во время Великой Отечественной войны не исполнилось еще и 14 лет, кто жил и работал в тылу, на чьи плечи легло восстановление страны из руин.

Памятник детям войны – это небольшая скульптурная композиция, которая, по мнению авторов идеи, могла бы найти себе место на Корабельной набережной Владивостока. К тому же, для самих «детей войны», самым молодым из которых сейчас уже больше 70 лет, важно, чтобы монумент находился в доступном месте.

В декабре прошлого года инициативная группа обратилась в департамент культуры администрации Приморского края и быстро получила согласование на использование земельного участка рядом с подводной лодкой С-56. Однако, несмотря на это, городская администрация уже в течение семи месяцев под различными предлогами отказывается выделить для установки памятника участок в девять квадратных метров.

Между тем, пока место установки монумента согласовывается, над будущим памятником работает скульптор, заслуженный художник России, академик Петровской академии наук и искусств, действительный член Профессорского клуба ЮНЕСКО Эдуард Владимирович Барсегов. В его мастерской мы и познакомились с эскизом скульптурной композиции и обсудили дальнейшую судьбу памятника.

-Эдуард Владимирович, как к вам пришла идея памятника? Почему вы выбрали именно этот образ, изобразили детей войны именно так?

— Я сам родился в 1940 году. Когда закончилась война, мне было всего 5 лет. Мы тогда были маленькие взрослые, и хорошо понимали, что происходит с нашей страной.

Меня приятно удивило, когда не так давно мне вручили медаль «Дети войны». А потом ко мне пришел Андрей Сергеевич Ищенко, председатель организации «Дети войны» во Владивостоке, с идеей создания в нашем городе памятника детям войны.

Я сразу сказал: раз «дети войны», значит, в скульптурной композиции должный быть мальчик и девочка. Мальчик старше и повыше, девочка – младшая сестренка – ниже ростом, оба в одежде не по размеру, в чужих валенках. У меня сразу стал вырисовываться образ, я начал вспоминать, что я лично видел и пережил.

-Что для вас, «ребенка войны», значит работа над этим памятником?

— Для меня это не просто заказ. Фактически я создаю в этой скульптуре свои воспоминания, и, я надеюсь, что это прочитывается, чувствуется. Мне бы хотелось, чтобы все дети войны могли соотнести свои чувства, переживания, свое понимание жизни в военное время с этой скульптурой. Я постарался сделать так, чтобы каждая деталь несла определенный смысл.

Самое главное − рассказать последующим поколениям, детям, молодым людям о той нашей жизни, о подвиге народа. Мы же не были в стороне. Когда все обернулось в 1945 году войной с Японией, военные силы перебросили сюда, на Дальний Восток. Помню, по сопкам стояли воинские части. Ночью прожекторы «прощупывали» все небо, и мы завороженно смотрели на лучи, похожие на столбы света.

-Расскажите, какой была жизнь во Владивостоке в военные годы?

— Конечно, были и страх, и опасения, и переживания. Мы не за себя боялись, не думали «ах, со мной может что-то случиться». Мы думали о том, что у нас большая страна – нам уже родители это объяснили, – и вот сейчас немец захотел заполучить ее, чтобы мы потом были рабами. И мы понимали, что это война, где один выбор − или мы, или они.

Война не пощадила никого. Родители работали в тылу или уходили на фронт, причем уходили не только мужчины, но порой и женщины, матери. Были карточки, был голод, очередь за хлебом ночью занимали – это все было. Я это помню, потому что я, ребенок, вместо того, чтобы спать, стоял в очереди, а потом мама приходила и брала хлеб.

Не было каких-то веселых компаний. Если проводили дни рождения, то очень скромно, если пели, то песни в духе того времени, например, «Бескозырка, ты подруга моя боевая…». Вот такие темы были. И в город выйдешь, а вокруг очень много людей в форме, военных. Настороженная обстановка была, конечно, неспокойная.

-Где, по вашему мнению, должен быть установлен во Владивостоке памятник детям войны?

— Я считаю, его нельзя ставить там, где предлагает администрация города − на Второй речке, около Дома молодежи. Может быть, Корабельная набережная перегружена, но на Второй речке ставить памятник детям войны просто бессовестно. Наверное, наша администрация не знает, они-то молодые, но я хорошо помню, что весь тот район был большой зоной лагерей. Там же, между прочим, погиб Мандельштам. Как можно туда − детей войны? Вся наша жизнь проходила в центре. Нельзя историю, как винегрет, путать и перемешивать.

Именно центр города – это та историческая площадка, где проходила жизнь военного периода. И как вдруг – памятник детям войны увидеть в другом месте? «Дети войны» имеют законное право быть там, где все и происходило.

Да, немного запоздало мы взялись за эту тему. Но кто задумывался об этом? Ведь воевали − взрослые. А дети в это время стояли у станков, работали. Мы рано повзрослели. Все происходили фактически у нас на глазах. Мы видели, как проходили эсминцы, миноносцы, крейсер «Ворошилов».

И для нас важно, что Владивостокская городская организация «Дети войны» под руководством Андрея Ищенко, кстати, молодого человека, взялась за это очень важное для следующих поколений дело. Увековечить память о детях войны — значит, сполна отдать долг им, незаслуженно забытым государством, многие из которых живут сейчас в нужде и лишениях. И более всего этот памятник нужен новым поколениям, чтобы они знали историю своей страны, гордились своими предками.

И.Сергеев.

От редакции «VestiRegion»:

Чем дальше уходят годы той страшной войны, тем более чёрствыми становятся сердца чиновников — такой вывод можно сделать, когда знакомишься с их ответами по поводу выделения каких-то девяти квадратных метра земли для памятника детям войны. Тем, кто наравне со взрослыми ковал великую Победу в 1941—1945 г.г.

Вот фрагмент такого чиновничьего письма председателю Владивостокского городского отделения общественной организации «Дети войны» Андрею Ищенко.

"...Поданное Вами заявление и представленный пакет документов не соответствует требованиям, установленным вышеуказанным Порядком, а именно:
1.В заявлении:
— неверно указан вид объекта: в перечне объектов, размещение которых возможно без предоставления земельных участков и установления сервитутов, утвержденном Постановлением Правительства Российской Федерации от 0312.2014 № 1300 "Об утверждении перечня объектов... " (далее Перечень), отсутствует объект «скульптурная композиция», а значится «элементы благоустройства территории и малые архитектурные формы (скульптуры)»;
— отсутствует информация о реквизитах документа, удостоверяющих личность, идентификационный номер налогоплательщика (ИНН);
— не указан кадастровый номер и адресные ориентиры муниципального земельного участка, в отношении которого испрашивается разрешение на размещение объекта;... ". 

И в дальнейшем приводится такая словесная паутина начальника управления муниципальной собственности г.Владивостока А.Ю.Елькина, которая поставит в ступор любого заявителя и положит конец любой самой распрекрасной инициативе общественности. 

Так бы А.Ю.Елькин отвечал просителям аренды двух кинотеатров Владивостока за сто долларов в месяц. Или инициаторам открытия памятника какой-то американке Элеоноре Прей, проводившей в городе прекрасное время с американскими матросами, в самом центре Владивостока у здания почты на улице Светланской. Тут все требования российских законов были соблюдены? 

Или инициаторам открытия памятника Солженицыну на той же Корабельной набережной, который никаким боком находящуюся рядом мемориальную зону боевой славы Тихоокеанского флота не украшает. Более того своим присутствием в этом священном месте ставит под сомнение героическую славу моряков-тихоокеанцев. А тут всё было соблюдено ретивыми владивостокскими чиновниками?

А разрешение на установку на фасаде морского вокзала Владивостока памятной доски кровавому адмиралу Колчаку чиновникам Владивостока легко было дать?

Но вернёмся к памятнику детям войны. Именно этот памятник во чтобы-то ни стало должен быть установлен на Корабельной набережной. Он как бы замкнёт мемориальный комплекс Тихоокеанского флота железной логикой: героическая подводная лодка «С-56», гранитные плиты с тысячами фамилий павших героев, тут же памятник детям войны, которые своим тяжёлым трудом вносили реальный вклад в нашу общую победу, рядом причал современных кораблей ТОФ — как весомый аргумент-отчёт всем: павшим героям, детям войны и новому поколению приморцев.

07:34, 15.08.2016 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Владивосток → Мэрия Владивостока отказывает детям войны даже в девяти квадратных метрах для памятника

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2018 г. Редакция: mail@vestiregion.ru.
При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Размещение рекламы на сайте.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100