Псевдодемократические псевдовыборы псевдопарламента — конец парламентаризма в России

Пора, наверное, подвести итоги и расставить точки над российским парламентаризмом.
Итоги выборов в Госдуму 7-го созыва, сказанное после выборов президентом, а также назначение на пост спикера Госдумы мистера Володина по представлению президента (еще до начала работы Госдумы, что особенно характерно) показывают, что парламентаризм в современной России умер, так и не успев толком родиться.

То, что начал Ельцин, расстреляв в 1993 году Верховный Совет и создав вместо него Государственную Думу, завершил Путин, превратив Госдуму в продолжение своей администрации, в большой зал с марионетками, имеющими конституционное большинство и способными за счет этого принимать совершенно произвольные законы, вплоть до изменения Конституции.

Полноценный парламент — это не просто большой зал, где выступают с трибуны, а потом голосуют за тот или иной законопроект. Полноценный парламент — это, в первую очередь, независимый орган законодательный власти, который не подчиняется ни президенту, ни генсеку, ни царю.

Зависимый парламент — это уже не парламент, это просто большой зал для заседаний и одобрения решений президента под аплодисменты собравшихся.

Почему парламентаризм в России следует считать завершенным?

Причины как минимум две:

1) Госдума 7-го созыва избрана меньшинством, на выборы пришли 47.8% избирателей, а партия, получившая конституционное большинство, выбрана голосами всего 26% от всех избирателей в стране. Это значит, что все решения, которые будут приниматься в Госдуме, представляют интересы, в лучшем случае, ¼ населения. Таким образом, Госдума перестает представлять общество в целом, перестает представлять большинство, она теперь представляет лишь четверть общества. При этом данная четверть состоит в основном из чиновников и бюджетников, голосовавших за Единую Россию по разнарядке.

2) Единая Россия, получившая конституционное большинство и контролирующая Госдуму 7-го созыва, является не партией народа, пришедшей к власти, а партией самой власти, спущенной сверху на народ. Это партия президента и премьера. И послушное назначение Володина на пост спикера по просьбе президента наглядно демонстрирует, что партия — карманная, а значит и контролируемая этой партией Госдума 7-го созыва — тоже карманная.

Госдума 7-го созыва — это не парламент

Это именно продолжение администрации президента в большом зале для дружного голосования карманной партии за все, о чем попросит президент.

Исполнительная власть в лице президента и премьера полностью подчинила себе законодательную власть. В результате этого оказался похоронен прописанный в Конституции принцип разделения властей.

Но это не просто нарушение конституционного принципа — это нарушение всего прописанного в Конституции устройства власти. Это, по существу, узурпация власти, только осуществленная методом манипуляции, а не методом насилия. Гибридная узурпация власти.

Парламента больше нет.

И принципа разделения властей больше нет.

Правда, после 1993 года его и не было по большому счету, но до сих пор были хотя бы какие-то отдельные элементы парламентаризма, а после 18 сентября не осталось даже их.

От парламентаризма не осталось и следа.

Это произошло не вчера, к этому шло все последние 16 или даже 25 лет, но 18-25 сентября была поставлена жирная точка, подведена черта.

Был ли вообще когда-либо в России парламентаризм?

Госдума при императоре Николае парламентом точно не была, потому что ее решения носили сугубо рекомендательный характер. Это было что-то вроде императорского совета, только набранного из партий.

Учредительное собрание было в лучшем случае попыткой создать парламент, но попытка не удалась.

ЦК КПСС был задуман как внутрипартийный парламент, но по сути тоже был продолжением Кремля, поэтому полноценным парламентом не являлся.

Верховный Совет РСФСР в период 1937—1990 можно считать парламентом с большой натяжкой, поскольку он контролировался единственной партией и в силу партийной дисциплины действовал в полном соответствии с решениями Политбюро, а значит тоже контролировался исполнительной властью.

Первым полноценным парламентом стал съезд народных депутатов РСФСР, принявший 12 июня 1990 года декларацию о государственном суверенитете. Принимая эту декларацию, съезд действовал как независимый законодательный орган власти и был при этом представительским.

После этого парламентом можно считать Верховный Совет образца 1990—1993 годов, но этот непродолжительный период закончился расстрелом здания Верховного Совета из танков.

Государственная Дума, созданная вместо Верховного Совета, в 90-е годы была еще слишком сырым парламентом, работавшим в условиях бардака, а после 90-х быстро начал усиливаться контроль Госдумы со стороны Кремля средствами созданной «под президента» партии Единая Россия.

Вот собственно и весь российский парламентаризм.

Закончился, не успев начаться.

То есть формально начаться, конечно же, успел — и Верховный Совет успел поработать, и Госдума в 90-е успела поработать, но это было недолго и незрело.

Зрелого, окрепшего и стабильно функционирующего на протяжении хотя бы десяти лет парламента в России не было.

Нужен ли он вообще — вопрос отдельный.

Но главное в другом.

Если в Конституции прописан принцип разделения властей и существование парламента, то нужно либо реализовать этот принцип, либо... изменить Конституцию.

Если решено перейти к конституционной монархии и помазать черта лысого на вечное царство — надо внести соответствующие изменения в Конституцию и после этого уже не заниматься такой ерундой, как псевдодемократические псевдовыборы псевдопарламента.

Вы или парламент сделайте независимым или Конституцию измените.

Или крестик снимите или трусы наденьте, как говорится.

Но Кремлю гораздо выгоднее иметь ручной псевдопарламент, чтобы там принимались все нужные власти законы, но делалось это от имени народа.

Потому что это позволяет власти в любой момент снять с себя ответственность за последствия и сослаться на депутатов, которых, якобы, выбрал народ.

Мы не виноваты, — в любой момент скажут президент и премьер, — это законы такие, их приняли народные избранники, а других просто нет, какие есть избранники — такие и законы, какие есть законы — такие и выполняем...

Собственно они уже так говорят.

После выборов Путин прямым текстом сказал, что «никто не работает лучше».

Это значит «других депутатов у нас для вас нет», «другой партии для вас нет», «жрите, что дают».

Это значит, что власть теперь будет проводить через карманную Госдуму нужные для себя законы, а ссылаться будет на то, что «никто же не работает лучше», «других депутатов нет», «сами выбирали».

И в этом заключается принципиальное отличие сложившейся системы от абсолютной монархии, в которой монарх тоже сам писал законы, но он при этом не ссылался на народ и не перекладывал на кого бы то ни было ответственность. Монарх действовал от своего имени, открыто и явно, а в России сложилась система, когда исполнительная власть (Кремль) проводит через «карманный парламент» нужные законы, в результате чего законы принимаются от имени народа, но за последствия никто не отвечает.

Получается, что выгоду от законов получает власть (Кремль), потому что законы пишутся в Кремле и в интересах обитателей Кремля (а также тех, кого представляет Кремль), а все убытки, последствия действия законов — перекладываются на народ, потому что законы принимает Госдума, действующая от имени народа.

Вот результат того, что в Конституции прописан принцип разделения властей и предусмотрен парламент, а по факту парламент превращен в продолжение администрации президента, в некий «зал голосований за инициативы Кремля».

И эта схема создана целенаправленно.

Все последние годы, начиная с 1993-го, Кремль старательно прибирал к рукам созданную им же Государственную Думу.

Сначала создали партию «Наш дом — Россия», получилось не очень удачно, потом создали «Единство» и «Отечество — Вся Россия», потом объединили их в «Единую Россию» и далее сделали эту партию политическим монополистом.

Зачистили всех политических противников — измельчили одних, разогнали других, дискредитировали третьих. Научились грамотно пользоваться административным ресурсом и «правильно считать голоса», чтобы получать на 10-20% мест больше, чем получилось бы при честном и по-настоящему свободном голосовании.

В конечном итоге, осуществили ход с одномандатниками — прикормили местных знаменитостей и авторитетов, включили их в свою партию, добились победы и... получили конституционное большинство, несмотря на то, что за партию проголосовало всего 26% избирателей.

И низкая явка на выборах — это результат планомерной работы по превращению парламента в продолжение администрации президента. Половина народа просто утратила веру в то, что участие в выборах на что-то повлияет. Да и некому стало отдавать голос, потому что все партии, кроме партии власти, представляют собой пугало, созданное с одной целью — заставить всех голосовать за действующую власть.

Так и был ликвидирован едва зачатый в России парламентаризм.

Может быть, конечно, он и не нужен в России. Но тогда надо убрать упоминение о нем из Конституции и возложить всю ответственность за принимаемые решения на монарха-президента. Чтобы он от своего имени писал законы и отвечал за все последствия их исполнения или неисполнения.

А получилось, что фактически парламент ликвидирован, а формально он остался.

И это позволяет власти принимать любые удобные законы, чтобы получать от этого выгоду, а убытки перекладывать на народ, ссылаясь на то, что законы принимаются Госдумой — формальным парламентом, по факту являющимся продолжением Кремля.

Это псевдопарламентаризм — самая худшая форма власти, которая только может быть.

Потому что при такой власти никто ни за что не отвечает, но при этом власть получает неограниченные полномочия и может извлекать максимальную выгоду для себя и для буржуазной элиты, которую представляет.

Законы пишутся и исполняются в Кремле, но Кремль за них не отвечает. Стрелки с президента и правительства переводятся на Госдуму, потому что формально именно там принимаются законы, а стрелки с депутатов переводятся на народ, потому что это народ, якобы, таких депутатов выбрал.

Согласитесь, очень удобно — принимать любые выгодные законы, но при этом ни за что не отвечать, потому что всегда можно сказать «такие законы», «законы приняли депутаты», «таких депутатов выбрал народ», «других депутатов нет», «никто не работает лучше»...

По сути, это реализация принципа, который формулируется так:

Чтобы у нас все было и ничего за это не было.

Так теперь и будет. У Кремля будет все — возможность принимать любые законы, менять Конституцию, принимать самому себе бюджет. И ни за что не отвечать.

Прибыль — себе, убытки — народу.

Друзьям — все, врагам — закон.

Кто в данном случае друг и кто враг?

Друзья власти — это Ротенберги и прочие Чубайсы. А врагом в данном случае будет народ, который должен будет жить по законам, принятым не народыми представителями, не парламентом, как представительским органом, а карманной Думой, превращенной в продолжение администрации президента — того президента, который ни за что не отвечает, потому что формально законы принимал не он.

Народ будет жить по законам, написанным в Кремле в интересах корпораций (в том числе транснациональных) и крупного капитала (международного), в интересах чиновников и буржуазии.

Будет ли народу хорошо жить по этим законам?
Сомневаюсь.

Так что правильно сказал наш премьер-министр — «вы там держитесь».

Да, придется нам теперь тут всем держаться. Как можно крепче.

Такой вот получился итог. Вернее конец.

Конец парламентаризма в России.

amfora, ЖЖ.

23:35, 28.09.2016 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Главная тема → Псевдодемократические псевдовыборы псевдопарламента — конец парламентаризма в России

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2019 г. Редакция: mail@vestiregion.ru.
При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Размещение рекламы на сайте.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100