Новый образовательный монстр, рождённый иезуитским реформированием

Везение найти маломальского специалиста среди современных выпускников российских вузов в последнее время стремительно идет к нулю. Секретом полишинеля стал тот факт, что чем позже получен университетский диплом, тем большим недоучкой оказывается выпускник, даже самый прилежный и стремившийся получить эти знания.

Получить нормальные знания — теперь большая проблема, не только в провинциальных вузах, но и, в так называемых, ведущих вузах страны. Этому есть множество причин, одной из которых является бездумное внедрение чужой и не самой удачной системы образования да еще на собственный лад.

Про болонскую систему образования (с двумя ступенями образования — бакалавриат и магистратура) за последние годы было написано много. Если советская система образования готовила инженера, который был профи в своей области знаний, и обладал системным мышлением, то болонская система изначально была задумана на подготовку узко-профильных специалистов — отдельно «по правой ноздре» и отдельно «по левой» без всяких там системных мышлений. О чем заранее и предупреждали эксперты.

На практике вышло гораздо хуже. В процессе постоянного реформирования высшей школы и одновременного внедрения чужой системы образования, на свет родился образовательный монстр — болонский стандарт образования на российский лад: названия «бакалавр» и «магистр», как на Западе, а все остальное — как в России.

Все реформирование высшей школы по внедрению болонских стандартов образования свелось к двум вполне логичным для чиновников Минобра вещам. Первое – к сокращению количества лекций и практик и переводу их на самостоятельное освоение студентами. Второе — к заполнению преподавателями бесконечного количества совершенно ненужных и постоянно меняющихся по форме бумажек, больше похожих на бухгалтерию.

В итоге, весь образовательный процесс, по сути, переместился на бумагу. Бумаг стало много, а толку мало. В образовательном стандарте чего только не написано, что должен знать и уметь студент. Но все это не более, чем пустые словеса. Как студент всему этому может научиться, если часов на предмет выделено, образно говоря, только на знакомство с преподавателем. Надежда чиновников, что студент освоит большую часть материала самостоятельно — просто бред. При этом от самого преподавателя, по сути, требуется не учить, а писать многотомные сочинения с бухгалтерскими таблицами, как этому предмету можно научить.

Результатом такого иезуитского реформирования стало сокращение без того нищенских зарплат преподавателей высшей школы (из-за выпадающих часов), и полная дезорганизация процесса обучения. За несколько занятий, отводимых на предмет, научить студента чему-либо стало при всем желании просто невозможно. Ко всему этому добавились бесконечные проверки в форме аккредитаций специальностей, и постоянно меняющиеся недавно внедренные образовательные стандарты. Следствием становится вымывание из системы высшего образования последних преподавателей-подвижников, которые мирились с нищенскими зарплатами и прочей несправедливостью, и работали, кто для души, кто за идею. Украина в этом плане нас опередила. Для них это давно пройденный этап. (см. статью «Как развалить систему образования: диверсионная программа»)

Еще одним результатом внедрения болонских образовательных стандартов на российский лад стала фактическая де-стандартизация образования в масштабах страны. 

Раньше студент относительно легко мог перевестись на ту же специальность и продолжить обучение в другом вузе, поскольку большинство предметов и часов совпадали. Теперь это становится проблематично из-за большой разности планов. Бакалавры, обучающиеся по одной и той же специальности в разных вузах, как это ни парадоксально, подчас изучают разный набор дисциплин. Един лишь минимальный и общий для всех базовый уровень получаемых знаний, остальные — могут варьироваться в достаточно широких пределах.

В условиях кадрового дефицита такая гибкость образовательных стандартов подчас приводит к злоупотреблениям. Нет, предположим в университете преподавателя, который может прочитать студентам мудреную теорию по авиастроению, а есть специалист по теории посева морковки — нет проблем. Можно заменить одно другим — ввести новую дисциплину в учебный план с красивым названием «Теория посева морковки на взлетно-посадочной полосе». И все очень даже законно – гибкий образовательный стандарт такие фокусы позволяет, главное, чтобы в учебном плане все часы сходились. В отличие от содержания с часами все очень строго — как в бухгалтерии.

Если еще до иезуитского реформирования вопреки и наперекор многочисленным проблемам, которые копились почти два десятилетия в университетах (см. статью «Карабасы российского образования»), преподавателям все же удавалось, пускай на убогой материально-технической базе, вкладывать в студентов хоть крупицы знаний, то теперь и этого сделать невозможно в силу вышеописанных причин. Это же касается и ведущих вузов страны, имеющих в отличие от остальных вузов, современное материально-техническое оснащение, от которого теперь мало толку. Образовательный монстр внедрен повсеместно — за два-три занятия, что с прибором, что без прибора, ничему научить нельзя.

Лев Наумов, labfuture.ru

23:12, 14.11.2016 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Главная тема → Новый образовательный монстр, рождённый иезуитским реформированием

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2019 г. Редакция: mail@vestiregion.ru.
При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Размещение рекламы на сайте.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100