Социализация студентов: заказ на недоучек. Стране вредно много образованных

Многие родители, отдавая, своих чад в вузы до сих пор рисуют в своем воображении ту, по сути, советскую систему подготовки, которую сами когда-то прошли с поправкой на современные компьютерные технологии и новации. Да, компьютеры в вузах есть, а вот от той системы, которая была, не осталось и следа.

Молодежный форум пройдет в Приморье

Получить знания — теперь большая проблема, и не только в провинциальных вузах, но и, в так называемых, ведущих вузах страны.

Во все времена, правящие круги подстраивали образование под тот экономический уклад, который господствовал в стране. Боясь призрака европейских революций, царь Александр III в 1887 году закрывает избы-читальни, издается циркуляр «О сокращении гимназического образования», известный в народе как закон о «кухаркиных детях». 

Стране вредно много образованных – так считал тогдашний правящий класс. Уже после революции 1917 года большевики стали заботиться о массовой грамотности, о подготовке агрономов и технических специалистов. Позже, во времена индустриализации, СССР потребовались в массовом количестве инженеры и высококвалифицированные рабочие. Образование было подстроено под господствующую тогда экономическую модель.

В современной экономике России две реалии — почти полное отсутствие промышленности и уродливая модель потребления, основанная на нефтегазовой ренте. Любопытен тот факт, что по сравнению с РСФСР промышленное производство в России сократилось в разы, если не в десятки раз, а количество вузов не сократилось, а очень даже и возросло. 

Парадокс в том, что вузы все это время продолжали штамповать в массовом количестве специалистов для промышленности, которой, по сути дела, давно уже нет. Закрывать огромное количество вузов правительство не решилось. Правда, одно время были потуги к закрытию вузов, через объявление их неэффективными. Но маховик ликвидации не раскрутился, и дальше закрытия нескольких десятков вузов или их филиалов дело не пошло. 

Оно и понятно – чем тогда занять молодежь и куда девать армию профессоров, не говоря уже про почти вписавшийся в правящую элиту ректорский корпус (см. статью «Карабасы российского образования»). Это вам не банки по четвергам закрывать, как принято в Минфине.

К отсутствию промышленности (даже в далекой перспективе) и к экономике ресурсного потребления — вот под эти нынешние, и по всей видимости, будущие экономические реалии, и стараются сейчас приладить высшее образование. Если отбросить всю красивую риторику про инновации, импортозамещение и прочую словесную мишуру, государство и сейчас перед университетами не ставит задачу учить и готовить специалистов. 

А зачем, если нет промышленности, и никто не собирается ее возрождать в будущем? Перед российской высшей школой сейчас ставится совсем иная задача — социализировать индивидов, т.е. готовить будущих потребителей, к тому же лояльных власти. Как проговорился один из бывших министров образования (Фурсенко) « …нам не нужны специалисты, нам нужны потребители…», выдав обществу самую суть.

Если обучение нового специалиста предполагает передачу накопленных знаний и опыта, то социализация, если привести грубую аналогию, лишь научить правильно пользоваться общественным писсуаром и уметь не употреблять обсценную лексику в общественных местах. На какие средства такой выпускник-потребитель будет впоследствии потреблять, не создавая никакой прибавочной стоимости в силу отсутствия знаний и навыков, мало кого сейчас заботит.

Сегодня студенты современных российских вузов усиленно социализируются — пляшут, поют, участвуют в спортивных мероприятиях. Государство сейчас уделяет этому процессу большое внимание. В университетах по указке сверху открываются отделы по социализации, продвигаются программы по всестороннему вовлечение студентов в различные культурно-массовые и спортивные мероприятия.

Благо, массовикам-затейникам сейчас нет нужды напрягать извилины – по зомбоящику все развлекательные шоу уже придумали за них, знай себе копируй. Проекты «Голос», «Танцы», «Битва хоров» и прочая развлекуха бодро шагают по российским университетам. Государство очень внимательно следит и за наличием в университетах материально-технического оснащения для подобных мероприятий. В этом не было бы ничего плохого и даже наоборот, если бы фактически развлекательными проектами не подменяли обучение, постепенно выводя их на первый план.

Очевидно, что студенты такую смену акцентов просто не замечают, им кажется это нормой. Утром чуток поучились, в обед поплясали, вечером позанимались спортом. Им это даже нравится. На это и рассчитано, ведь обучение это всегда насилие – над собственной ленью, праздностью, это напряжение извилин мозга, памяти. А развлекуха — это ведь не напряжно, прикольно, и круто! 

Откуда современные студенты могут знать, что еще лет 20 назад студенты с утра до вечера грызли гранит наук, и им было не до ежедневного хорового пения и танцев. КВНы или концерты к празднику — и те репетировались, чуть ли не по ночам, ведь остальное время поглощала учеба. 

Современный студент даже не догадывается о тотальном сокращении часов на свое обучение наукам! Ему кажется, что так и должно быть — что например, об «Электронике» будущему специалисту по этой самой электронике рассказывают за три-четыре лекции. Именно рассказывают как в древности былины, поскольку научить за такое время просто невозможно. (см. статью «Новый образовательный монстр»). А все остальное время они и должны плясать, петь хором, укреплять здоровый дух. 

Современным студентам это и не может казаться ненормальным – ведь другого образования и университета они не знают. По сути, проектами по социализации студентов заполняется тот образовательный вакуум, который искусственно создан после иезуитского реформирования процесса образования в высшей школе.

Отсюда и современная концепция финансирования большинства российских вузов – оно и понятно, зачем же вкладывать большие средства в простую социализацию и подобие образования. Не намного лучшим образом обстоят дела в так называемых ведущих вузах — федеральных и национально-исследовательских университетах. 

Государство и перед ними также не ставит задачу учить и готовить специалистов. Помимо задачи социализировать студентов, ведущим вузам в обмен на «усиленное финансирование» поставлена вторая задача, и, по всей видимости, как самоцель — повысить свои наукометрические рейтинги, типа вхождения в рейтинг ТОП-100 (сотню ведущих вузов мира) и прочие показатели. Ведущие университеты начинают лихорадочно выполнять заказ, пытаясь изловчиться, но вписаться в требуемые параметры всеми мыслимыми и немыслимыми способами, чтобы не слететь с «усиленного финансового пайка».

Подводя итог, важно отметить, что сегодня российское высшее образование из общественного института передачи знаний и формирования личности, по сути, трансформировано в институт по социализации индивидов, а российские университеты из кузниц кадров превратились в фабрики по социализации. 

Вполне возможно, что нашим правителям, такая трансформация видится некой новой миссией высшего образования и университетов, приспособленной под нынешние и будущие экономические реалии. На самом же деле это лишь новая форма их деградации. А возможно, что российская правящая элита (по примеру Александра III) вообще считает образование в принципе вредным. И если это так, то видимо некоторые плохо помнят, чем все это в конечном итоге закончилось.

Лев Наумов.FUTURE ENGINEERING LAB

20:04, 16.11.2016 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Главная тема → Социализация студентов: заказ на недоучек. Стране вредно много образованных

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2019 г. Редакция: mail@vestiregion.ru.
При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Размещение рекламы на сайте.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100